Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


воскресенье, 22 мая 2011 г.

Анатомия успеха. Часть 1




Если с крыши бросить камень, то он обязательно упадет на землю. Так проявляется закон всемирного тяготения. Существуют и другие законы Природы, выполнение которых мы никогда не подвергаем сомнению. В этом и есть суть законов, что они всегда соблюдаются.

Открытие нового закона – это всегда большое событие. Ведь благодаря знанию законов наши возможности расширяются, и мы с большим успехом можем планировать свое будущее. Если бы мы знали все фундаментальные законы Природы, то смогли бы научиться управлять окружающей средой с неизменной для себя пользой. Однако вместо законов нам приходится довольствоваться лишь правдоподобными моделями. И поэтому человеческое существование порой можно назвать не иначе как борьбой за выживание в условиях ограниченных ресурсов. Но когда все идет хорошо, нас так и распирает созданные нами модели выдать за законы мироздания.

Что же касается общественной организации, то здесь картина несколько иная. Общество является продуктом человеческой деятельности, а значит человеку вполне под силу конструировать и контролировать общественное устройство. Для этого традиционно используются юриспруденция, нормы, правила, традиции, общественное мнение и др. Правда и здесь не обходится без проблем. Иначе мы бы не слышали слов о несправедливости, неравенстве, жестокости. По всей видимости, причина возникновения социальной напряженности кроется в том, что неполнота нашего знания о Природе сказывается на качестве создаваемых нами норм и правил общественной организации.

Ограниченность ресурсов – это вечный камень преткновения на пути построения «идеального общества».

Попытка более справедливо распределять ресурсы, отнимая кусок у богатых и отдавая нуждающимся, рано или поздно приводит к еще большему ограничению этих самых ресурсов. Несправедливое распределение же может привести к социальному взрыву. Точно так же как в домашнем хозяйстве, где пульт от телевизора не может достаться одновременно всем членам семьи, общество не в состоянии дать своим членам все, что они бы желали.

Обладай мы более совершенными знаниями о Природе, ограниченность ресурсов, наверное, не возникала бы. Но наша реальность и прогнозы на будущее таковы, что каждому человеку постоянно приходится вести борьбу за ресурсы. В контексте этой борьбы и высвечивается понятие «успех». Здесь успех не заключается в изобилии ресурсов. Успех – это умение использовать ограниченные ресурсы эффективно.


В самом кратком изложении понятие «успех» можно определить так. Успех – достижение поставленных целей в задуманном деле; положительный результат чего-либо; также общественное признание чего-либо или кого-либо.

В жизни каждому человеку требуется положительное подтверждение другими людьми его личных действий, начинаний, свершений. Признание достигнутых трудом целей субъекта родственниками, коллегами по работе, посторонними людьми называется успехом. Современный темп жизни в условиях постоянной конкуренции еще более утилизировал принцип достижения успеха, связав его напрямую с финансовой выгодой, и рассматривая его в парадигме «приложенное действие – экономический результат».

Концепт «успех» занимает высокую ступень в иерархии концептов и обладает высокой частотностью вербализации в речи. Понятие «успех» прочно вошло в нашу культуру, огромное количество информации об успешных людях, артистах, певцах, политиках культивируются средствами массовой информации, так или иначе, оказывая влияние на сознание личности. Вопрос – почему одни люди преуспевают больше, чем другие – муссируется в сотнях книг.

Актуальность темы жизненного успеха подтолкнула и нас к написанию статьи на эту тему. Как и всегда, мы стараемся предоставить наиболее полную и объективную информацию, избегая популистских высказываний, стереотипных формул и манипулятивных приемов. Обширный поддерживающий материал по данной тематике можно найти в базе знаний Бэкмологии.

Этой статьей мы пытаемся показать всю комплексность проблематики, связанной с понятием «успех». Во-первых, разные люди вкладывают в это понятие разный смысл. У каждого человека существует свое представление о концепте «успех». Для одного человека успех – это успешная карьера и материальное благополучие, для другого успех – это счастье в личной жизни и крепкое здоровье. А во-вторых, достижение успеха, на наш взгляд, нельзя свести только лишь к следованию некоторому набору бытовых правил. Успешная деятельность, жизнь напрямую связана с умением человека целенаправленно адаптироваться к условиям внешней среды, держать под контролем свой внутренний мир, балансировать между внешним и внутренним миром (самоуправление) За каждым из этих умений стоят определенные личные качества, механизмы и приемы, овладение которыми требует порой немалых усилий со стороны личности.


Один из признаков жизненной философии современных людей и на Западе, и в России – это их стремление к успеху.


Концепт «успех» у разных людей обретает различный смысл. Вот лишь некоторые высказывания людей по данному поводу.

Успех – это тогда, когда бедный человек добивается всемирной славы собственным умом, а не тогда, когда богатый все это получает за деньги.

Добиться успеха в жизни – это почувствовать себя счастливым, пусть даже не достигая больших высот.

Успех – … чтобы вы любили и были окружены любящими вас людьми.

Когда я буду заниматься любимым делом (интересной работой), занимать должность, получать хорошие деньги, у меня будут спрашивать совет; будет отличная семья – я буду успешна.

На сегодняшний день успех становится равным общественному признанию, а средства к его достижению становятся маловажными.

Наличие любимого дела, возможность заниматься им; иметь крепкое здоровье и счастливую семью, по моему, – настоящий успех в жизни.

Концепт «успех»как бы поворачивается разными сторонами к разным людям, в чем и проявляется его многослойность.

Достижение успеха связано с проблемой его понимания. Характерно, что при движении от фольклорного языкового сознания к современному «обыденному сознанию» содержание концепта «успех» меняется самым радикальным образом: если в фольклоре главенствующим является везение, удача (например, в русских народных сказках, где русский человек всю жизнь мог пролежать на печи, а потом одномоментно достичь успеха в его понимании – стать богатым или жениться на царевне, победить злого врага и т.д.), то в настоящее время русскому человеку надеяться на везение и удачу не приходится, а необходимо самому иметь цель в жизни и стремиться к достижению успеха. В современном сознании главными составляющими успеха являются достижение поставленной цели, положение в обществе, материальное богатство, всеобщее признание.

В результате анализа русских пословиц был выделен ряд установочных суждений, содержащих понимание русским народом концепта «успех»:

1. Часто успех отождествляется с удачей, везением, которое ориентировано на внешнее стечение обстоятельств, на не зависящие от человека вмешательства (не было ни гроша, да (и) вдруг алтын; не светило, не горело, да вдруг припекло; один карась сорвется, другой сорвется, третий, Бог даст, и попадется).

2. В то же время в пословицах русского народа четко прослеживается стремление самому человеку приложить усилия для достижения успеха (Плох (плохой) тот солдат, который не надеется быть генералом (говорится для оправдания стремления достичь большего успеха); Будет и на моей (твоей) улице праздник, На Бога надейся, а сам не плошай).

3. Для русского обыденного сознания характерно восприятие успеха как некоей непредсказуемой стихии. Как говорится, все или ничего – либо успех, либо провал, третьего не дано (либо рыбку съесть, либо на мель сесть; либо в стремя ногой, либо в пень головой; либо сена клок, либо вилы в бок; либо со сковороды отведать, либо сковородника;, пан либо пропал; либо грудь в крестах, либо голова в кустах; удача – брага: удастся – было пито, не удастся – было бито; коли выйдет – будет пиво, а не выйдет – квас; либо полон двор, либо с корнем вон; либо полковник, либо покойник; либо в генералы, либо в капралы; либо железную цепь, либо золотую; либо мед пить, либо биту быть).

4. Как следствие, у окружающих людей успех другого человека может вызвать зависть, негативные чувства (счастливым быть – всем досадить; где счастье, там и зависть; завистливый по чужому счастью сохнет).

5. В сознании народа бытует такое мнение: чтобы достичь успеха, необходимо упорно трудиться (Поживешь счастливо, паши не лениво!; Без труда не вынешь и рыбку из пруда; не разгрызешь ореха, так не съешь и ядра).

В целом необходимо отметить, что в интерпретационное поле концепта «успех» в русском сознании входят такие установки, как прочное становление в профессиональной сфере; стать обеспеченным человеком в материальном плане; чтобы достичь успеха, необходимо упорно трудиться; необходимо постоянное развитие.

Успех чаще всего понимается как достижения человека во внешнем мире, как успех материальный, денежный, карьерный, связанный со славой и получением земных удовольствий. Сегодняшняя эпоха характеризуется массовым устремлением людей к материальным ценностям и разнообразным видам комфорта. Отсюда и культ внешнего успеха, стремление к обладанию большим количеством денег, достижению высоких постов, непрерывному получению разнообразных удовольствий, культ наслаждения, реализующий господство принципа количества над принципом качества. В наше время именно количество признается мерилом успеха. Однако количество материальных благ на земле ограничено, поэтому возникает конкуренция, битвы и сражения, принимающие грубые, а порой и изощренные формы.

Несмотря на свое желание, огромное количество людей успеха не добиваются. А многие из тех, кто приходит к внешним достижениям, не испытывает при этом и малой доли ожидаемого удовлетворения или даже испытывает чувство разочарования. Объяснение этого феномена заключается в том, что люди чисто эмпирически стремятся к успеху, зачастую не понимая, что такое успех, какова его природа и механизмы достижения. Между тем очевидно: чтобы достичь чего, надо отчетливо понимать цель собственной деятельности. Понять природу успеха – значит, в первую очередь, найти его основания, лежащие как в философии деятельности, так и во внефилософской сфере, в сфере психологических, социально-психологических (коммуникативных) и обыденных смыслов. Категория успеха с известными оговорками может быть отнесена к разряду общенаучных, поскольку ее понятийно-смысловой каркас формируется в нескольких научных областях. Конкретное проявление обоих аспектов можно обнаружить в категориях активности, личности, деятельности, коммуникации, самооценки.

Осмысление проблемы успеха становится все более актуальным в связи с процессами глобализации. Объективной основой этого является глобализация рыночных отношений. На этой основе успех из прежней, главным образом, психологической категории, имеющей взгляд на него больше «изнутри», приобрел широкий выход на взгляд «извне» – социально-психологический и философский. По сути, это процесс «глобализации» психологической категории успеха, выраженный в приобретении ею статуса интегральной жизненной стратегии. Следует отметить, что, несмотря на «глобализацию» понятия успеха и его пересечение с целым рядом философских и психологических категорий, сущностная природа успеха до сих пор не изучена.


Категория успеха в философии


Актуальность философского анализа проблемы успеха просматривается в трех основных направлениях. Во-первых, реконструкция исторически меняющегося содержания «успеха», «успешного действия», «успешной деятельности» имеет прямое отношение к формированию представлений о коллективном субъекте получения знания (как обыденного, так и эмпирического, и таким образом, расширяет методологический горизонт и применение целеполагания). Во-вторых, очевидна социокультурная значимость исследования понятия «успех». Вопрос здесь стоит в том, какую теоретическую модель успеха избрать в качестве приоритетной, каков характер межсубъектной сферы коммуникации, лигитимирующей тот или иной образ успеха. В-третьих, понятие «успех», как правило, ассоциируется с его обыденными смыслами, в то время как философское обоснование этого феномена имеет прямое отношение к проблеме самоидентификации личности, ее самооценке.


Историко-философский экскурс

Впервые слово «успех» встречается в библейской первой книге Моисея описывающей события архаического времени 2 -3 тыс. до н.э., и связано с личностью Иосифа. «И увидел господин его <Египтянин>, что Господь с ним <Иосифом> и что всему, что он делает, Господь в руках его дает успех» (Быт. 39:3). Или: «Начальник темницы и не смотрел ни за чем, что было у него <Иосифа> в руках, потому что Господь был с Иосифом, и во всем, что он делал, Господь давал успех» (Быт. 39:23). Здесь успех присутствует как качество данное Богом действиям избранного человека, и является согласующимся с основным теологическим принципом «Все от Бога».

В древних традициях считалось, что процессы успешности можно регулировать такими способами как магия, заговоры, колдовство. Действительно, между двумя любыми событиями и явлениями существует взаимосвязь. Причинно-следственными связями соткан социальный мир. Возможно, чей-то успех в древности считался таким следствием, причина которого скрыта от людей. Обрядовыми ритуалами можно было как бы замилостивить, привлечь потусторонние силы для получения материальных благ, любви, славы в этом мире. Тайные знания, заклинания, жертвы – все это нацеливалось на достижение долгой жизни, благополучия на охоте, победы в военном конфликте. Таким образом, категория успеха в древнее время имела сакральное значение.

В античной философии устойчивой категории успеха нет. Косвенно к ней обратился древнегреческий поэт и мыслитель Гесиод (VIII в. до н.э.) в своей поэме «Труды и дни», размышляя о социальных причинах и личностной обусловленности богатства и бедности как успеха и неуспеха. Некоторое внимание феномену успеха уделял Платон в своих диалогах. Исследуя бытие, справедливость, взаимодействие добра и зла он рассматривал личные качества характеризующие некоторых представителей эллинской цивилизации как стремление к славе, признанию. В древнем латинском языке написание самого слова успех представляет много вариантов: progressus, processus, profectu, proventus, fortuna, eventus, successus, prosperitas, emolumentum. Так одно слово употребляется по отношению к человеку, другое по отношению к войне; одно написание в отношении к живому предмету, и совсем другое к мертвому объекту.

Однако, как не было у древнегреческих философов понятия искусства, сформированного позже из триединства Poeisis – Mimesis – Techne, так и категорию успех можно на наш взгляд показать принципом великого римского военачальника Гая Юлия Цезаря Vedi – Vidi – Vici (пришел – увидел – победил). Здесь, как и во всех знаниях античной мысли способных со временем расширяться и усложняться заложена философская суть категории успех в таких качествах как: пространство, действие и результат (следствие). Как мы видим, явление успеха в таком понимании, связываясь первоначально с военной стратегической и тактической деятельностью, в реальности несет такие качества как эффективность приложенных сил и их действенность в нужное время в нужном месте. Христианский поворот миропонимания в средние века обусловил новый взгляд на явление успеха. Теперь жизнь полная благополучия, счастья, славы расценивается проявлением бесовской гордыни. «Истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Матф. 19:23,24) – так звучит из уст Иисуса ставшая распространенной в эпоху средневековья фраза из Нового завета. Античное ощущение успеха заменяется, и теперь успех трактуется как успение, то есть правильное и скорое завершение земной жизни (смерть) и вступление в истинное райское бытие. Идеалом такого успения стал крупнейший церковный праздник Успения Пресвятой Богородицы. Успениями стали называть любую праведную смерть священнослужителя, монаха, верующего прихожанина.

Протестантская реформа, начатая М. Лютером в Европе, открыла другое понимание категории успеха которого не было ни в античности, ни в католицизме. Теперь этот феномен к получению жизненных благ одними людьми на фоне других приобрел религиозно-буржуазную окраску, будучи понятым как индивидуальная избранность перед лицом Всевышнего. Желание быть избранным привело людей к активным трудовым усилиям в своей профессии, самостоятельности. Появилось отсутствие страха перед систематическим, кропотливым, упорным трудом, который теперь не мог рассматриваться как грех гордыни. Условием успеха являлась экономия, бережливость по отношении к ценностям дарованным богом: времени, здоровью, имуществу. Протестантская этика (труд, деловая предприимчивость) явилась ключом к возникновению нового социального класса – буржуазии. Принцип хорошо работать становится высшей задачей в стремлении к спасению души. Тот, кто будет в жизни целенаправленно трудиться, сможет вырасти в социальной иерархии, какого бы низкого сословия человек не был от рождения. Именно в эту эпоху возник принцип «если ты дворник – то будь самым лучшим дворником».

Продолжателем Реформации стал Ж. Кальвин (1509-1564). Он максимально упростил и усилил тезис о божественном предопределении, доведя его до абсолютного фанатизма: одни люди уже до рождения оказываются избранными для Бога, а другие a priori идут в мир для бедности и скорби. Наиболее видимым знаком избранничества кальвинизм признает удачное и успешное ведение дел, а деловую пассивность, или финансовые неудачи признает уделом лиц с родовым клеймом. Обожествление протестантизмом трудолюбия вылилось у Ж. Кальвина в запрет на нищенство и монашество. Таких бедняков не пускали в Женеву, где Ж. Кальвин был главой города, а если такие появлялись, то их изгоняли.

В англиканской церкви, а так же у баптистов и пуритан сформировалась повседневная хозяйственно-финансовая практика, основой которой стала этика успеха. Женщина сидящая у окна за вышивкой, или чтением, муж листающий и записывающий в похозяйственную книгу домашние расходы – такие сцены быта стали весьма репрезентативными в протестантских семьях Европы. Распространяясь далее по миру протестантизм сыграл ключевую роль в философии, экономике, политике и миропонимании жителей Нового Света, Австралии и Океании.

Постепенно явление успеха становится объектом философского исследования. В 1870 гг. научная группа сотрудников университета Кембриджа, так называемого «метафизического клуба» (У. Джемс, Д. Дьюи, Ч. С. Пирс), создала философское учение прагматизма (от греч. Pragma – дело, действие). Прагматизм рассматривает действия, целесообразную деятельность в качестве центрального, определяющего свойства человеческого бытия. Мышление человека здесь рассматривается как средство приспособления организма к окружающей среде с целью успешных действий. Ценность мышления обуславливается его действенностью, эффективностью достижения успеха, при решении жизненных задач. Таким образом, прагматики формулировали идею значения рационального мышления для обеспечения успеха. Данная утилитарная теория нашла применение в американской бизнес-этике, которая провозгласила допустимым метод достижения успеха любыми путями. В этой сфере деятельности путь к успеху был освобожден от морального довлеющего компонента. Так деловой предприимчивый человек приобрел абсолютную свободу, но потерял человеческие качества. Современная психологическая наука выделяет два вида успеха: объективный и субъективный. Первый измеряется такими характеристиками, как размер гонорара, количеством организованных проектов и уровнем занимаемой должности в иерархии организации. Субъективным успехом называется совокупность суждений самого индивида или его близкого окружения о своих профессиональных достижениях и результатах. Это параметры удовлетворенности работой и удовлетворенности карьерой. Возникает проблема взаимозависимости этих двух видов успеха, которая представляет в настоящее время некоторые вопросы и противоречия.

Можно ли считать органически (внешне и внутренне) успешным человека, который не осуществил своих желания, мечтаний, не довел до конца своих дел, не добился в жизни того о чем грезил в детстве и юношестве? Скорее всего, нет, так как здесь не видно проявлений объективного успеха. Но сам этот человек может быть нарциссически доволен своей жизнью вдали от телекамер, папарацци, компрометирующих статей в прессе, испытывая счастье бытия в своем небольшом мире семьи, настоящих друзей, коллег-единомышленников по работе. Можем ли мы считать целостно-успешным субъекта, который постоянно воплощает в реальность все свои идеи, проекты, достигает любые свои цели, но удовлетворения или благодати от этого не испытывает? Конечно, нет, потому что объективный успех вступает в явное противоречие с субъективным ощущением успешности. Дорогой одежде, модным аксессуарам, роскошному образу жизни такого человека могут завидовать многие люди, но внутренне этот человек может испытывать разочарование своею жизнью, мучаясь угрызениями совести о пути к достижению внешней шикарной жизни.

В отечественной культуре успех рассматривался прежде всего в социальном плане. В классических словарях русского языка (В.И. Даль, С.Н. Ожегов, Д.Н. Ушаков) успех трактуется как удача в задуманном деле, удачное достижение поставленной цели, внешнее общественное признание, часто противопоставляющееся интимному душевному одиночеству.

Русский семантический словарь (опыт автоматического компьютерного построения тезауруса: от понятия к слову) строит следующий ряд семантических множителей: успех – флирт, удача, учеба, результат, хорошо, внимание, цель, дело. Словарь русских синонимов со слова «успех» отсылает смотреть синонимический ряд слова «удача». Выявление лингвокультурных дефиниций в этом поле исследований может представлять интерес филологам, но мы обращаем внимание на поиск философско-культурологической категории успеха. Так «успеха» как понятия-категории нет ни в одном крупном энциклопедическом словаре, что говорит о научной неразработанности термина и несформированности предельно общего понятия. В настоящее время категория успеха, если ее рассматривать в общепризнанных категориях культуры, будет находиться и иметь некоторые общие черты с такими понятиями как: пространство и время, судьба, богатство, труд.

Массовая культура проявляет гораздо большую активность в пропаганде концепта успеха. В настоящее время в печати активно появляются книги о различных видах достижения успеха в повседневной жизни: «1001 путь к успеху», «Алхимия успеха», «Астроуспех», «Психология успеха», «Страсть к успеху», «Язык успеха». Авторами таких сочинений переведенных на русский язык являются крупнейшие американские бизнесмены, миллионеры и общественные деятели: Б. Гейтс, В. Говард, К. Гоулдер, Д. Карнеги, С. Паркинсон, Э. Сабат, Д. Фокс, и др. В российской публицистике авторами книг по данной тематике стали: И.Л. Добротворский, Т.И. Колесникова, В.И. Образцов, Н.Б. Правдина, А.Б. Свет, Ю.В. Щербатых, и др. Эти работы обуславливают успех не как фантастическую форму существования, но как постоянную целенаправленную работу на выполнение собственных целей и установок. Руководитель одной из американских компаний Джим Рон, как практик и философ в сфере бизнеса, говорит: «В успехе нет ни мистики, ни волшебства. Успех – естественное следствие постоянно применяемых базовых правил». Можно ли тогда говорить что создание в самом себе неких субъективных аксиом и целевых установок может придать успешность любому делу совершаемому в социальном мире? Каким образом сугубо личностные мотивации трансформируются в явное общественное действо, дающее его создателю карт-бланш, как неограниченное право на превосходство среди равных?

Самый большой «тормоз» в достижении успеха оказывается субъективным фактором. Собственная неорганизованность, неграмотность, личные страхи перед неизвестностью, комплексы и неуверенность являются знаками неудачи. Помочь в организации и достижении собственного внешнего, согласующегося с внутренним порядком успеха, могут, по мнению вышеперечисленных авторов, основные (базовые) правила-установки с которыми надо часто соотносить все свои действия. К успеху ведет: 1) большое желание, 2) ясная цель, 3) четкий план действий, 4) позитивное отношение к окружающему миру, 5) вера в личный успех, 6) максимально лучшее образование, 7) уверенность в себе. Эта композиция слагаемых успеха в той или иной мере, с некоторыми дополнениями и изменениями является довольно стойкой и популярной.

Все данные установки субъект может воплотить в реальном мире с помощью своего труда, воспитать в себе, наработать временем. Единственное, что не зависит от личных усилий – это большое желание, любовь к какому либо делу, или деятельности. Это стремление дается человеку природой. Человек ориентированный на успех не будет пытаться добиваться признания в сфере, к которой у него нет никаких желаний, ибо это естественным образом вызовет внутренний диссонанс, и приведет к разладу внутреннего «Я». Таким образом, первая установка «большое желание» - это связующее звено внешнего успеха и внутреннего субъективного удовлетворения от приложенных действий и выбора путей к достижению объективного успеха.

Вера во всемогущество мыслей лежала еще в древнее время основанием магии. З. Фрейд пишет: «У примитивного человека имеется громадное доверие к могуществу желаний. В сущности, все, что он творит магическим путем, должно произойти только потому, что он этого хочет». В настоящее время это положение может быть отнесено к современному человеку. Историческое развитие психики, покорение природного и социального мира утвердили в новом человеке противоположный принцип – силу реальности; вера во всемогущество мысли была как бы разрушена. В одной только области всемогущество мысли сохранилось до сих пор, это область искусства. С правом говорят о чарах, магии искусства и сравнивают деятельность пианиста, дирижера с тайным искусством чародея. Успешных представителей бизнеса, в свою очередь, не обходит сравнение с искусством и творчеством: «дело сделано – как по нотам сыграно», «бизнес – это искусство возможного», «в бизнесе творческое мышление является залогом успеха».

К каким итогам пришла современная наука в понимании успеха? Коротко можно сформулировать следующим образом: успешная деятельность связана со способностью успевать вовремя, не опаздывать в действиях, с умением чувствовать ситуацию, применять средства, адекватные поставленным задачам, а не противоречащие им. Каждая ступенька, ведущая к поставленным и желанным целям, достигается своевременно, и это приносит чувство глубокого счастья и удовлетворения. Такие внешние проявления успеха как яркий карьерный взлет, материальное благополучие, авторитет среди людей, престиж деятельности могут совпадать, а могут противостоять (что часто бывает) более глубоким и ценным проявлениям успешности человека таким как: актуальность и востребованность деятельности, законность и гуманность пути к достижению личного успеха.


Успех в аспектах самоидентификации личности, целеполагания, адаптации, саморегуляции и самоуправления

Успех – это то, что человек завоевывает, добивается, потому он немыслим без активности человека. Человеческая активность, рассматриваемая в философии как особое личностное свойство, связанное с жизненным путем, самоорганизацией и самоосуществлением. Проблема активности субъекта в познании и деятельности давно была в центре внимания многих западноевропейских философов. В той или иной степени о ней говорили и пытались исследовать ее природу Р. Декарт, Г. Лейбниц, Г. В. Гегель, К. Маркс, М Хайдеггер, Э. Гуссерль, М Мерло-Понти, П. Рикер, К. Г. Юнг, Й. Хейзинга, Т. Шарден, Г. Олпорт, А. Маслоу, К. Левин, Н. Хоппе. Многие философы, близкие к позиции гилозоизма рассматривали активность как универсальную категорию и видели в ней свойство не только духа, но и материи, способной к самоорганизации (на то, что активно-деятельная сторона материи осталась для философии в стороне, указывал в своих «Философско-экономических рукописях» К. Маркс).

Однако, хотя активность является важнейшей предпосылкой успеха, одной активности для успешного достижения поставленной цели явно недостаточно. Понятие активности дало возможность рассмотреть «как личность объективирует себя в деятельности». Категория деятельности – одна из наиболее изученных в философии. Осмыслением природы деятельности в той или иной степени занимались Г. В. Гегель, И. Г. Фихте, К. Маркс, Л. Витгенштейн, Д. Лукач, Ю Хабермас, Г. Башляр, Р. Харре, С. Л. Рубинштейн, Л. С. Большинство современных ученых сходятся на том, что структура деятельности имеет такие главные элементы как цель-мотив-способ-результат. Для достижения успеха важен каждый из перечисленных элементов. С чисто внешней точки зрения о степени успешности деятельности в целом судят по результатам, а через них и о действующей личности. Наиболее распространенной, но далеко неполной характеристикой результата деятельности является его оценка с точки зрения наличия или отсутствия ошибочных действий, которые либо приводят, либо не приводят к достижению цели. Ряд философов выявили проблему несовпадения цели и результата деятельности, причину которого они связывают с невозможностью учесть в целеполагании все реальные последствия, которые порождает осуществление конкретной цели. С точки зрения деятельностного подхода, успех – это максимальное совпадение цели и результата. С точки зрения личностного подхода, подобное определение недостаточно, так как в нем фактически отсутствует личностное отношение человека к достигнутому результату. Многие ученые вводят в теорию деятельности понятие удовлетворенности-неудовлетворенности, характеризующее как личность реализует себя в жизни, «цену» (трудность) деятельности и общения и представляющее собой форму обратной связи личности со способами ее объективации в жизни. Исследования К. Левина и Н. Хоппе показали, что притязания, достижения и удовлетворенность человека достигнутыми результатами имеют четкое соотношение, зависящее от его индивидуальных особенностей.

Одним из главных факторов успешной деятельности человека философско-психологические науки считают сознательную волю. О воле писали такие философы как Аристотель, Д. Скотт, У. Оккам, М. Лютер. Особое место занимало понятие воли в трудах идеологов протестантизма Ж. Кальвина и У. Цвингли и в наследии всего корпуса работ мыслителей, развивавших свои идеи в рамках направления протестантской этики, а также в работах мыслителей Нового Времени, занимавшихся социальными проблемами. Воля, существующая в форме практического разума, интересовала представителей немецкой классической философии. Кант, ввел в философский оборот понятие «автономной доброй воли», Фихте, разработал теорию взаимоотношений «Я» и «Не-Я» и уделял большое внимание проблеме активности сознания с его способностью суждения и чистой деятельности - «самосознания».

Философия Гегеля охватывает все перечисленные категории и сопрягает чистую волю с нравственным самосознанием. В человеческой воле он видел «практический дух», являющийся выражением «Абсолютного Духа». Успех отдельной высокоморальной и самосознающей личности для него связан с тем, насколько эта личность выражает волю Целого - государства в своем конкретном материальном проявлении и Абсолютного Духа в идеальном проявлении.

Автор работы «Мир как воля и представление» А. Шопенгауэр, придавший воле абсолютный онтологический статус и видевший в познании одну из объективации мировой воли, полностью отрицал понятие успеха в его земном смысле. Единственный вариант успешного завершения земной жизни, по мнению философа, заключается в умерщвлении всех земных желаний и в полном аскетизме, что сближает его позицию с наиболее пессимистическими направлениями индийской мысли. Ф. Ницше интересовал в воле аспект «воли к власти», которую он рассматривал как разновидность познания, опирающуюся на веру в «я». Субъект в философии Ницше - это «деятель», нечто, «что само в себе стремится к усилению» и «хочет превзойти самого себя». Позднее о воле говорили самые разные мыслители — А. Бергсон, видевший в волевом импульсе виталическую причину творческой эволюции вселенной и человека, М. Шелер, рассматривавший «духовную волю» как главный принцип человеческой жизни, Н. Гартман, разрабатывавший метафизические аспекты воли, Э. Гуссерль, говоривший о «воле к знанию» как о силе, возвращающей философию к субъекту, экзистенциалисты, понимавшие волю то как способность человека подобно древним стоикам с достоинством противостоять трагическим условиям бытия (Ж.-П. Сартр, А. Камю), то как силу, помогающую человеку реализовывать заложенную в нем «онтологическую потребность» к «самоосуществлению» и «полноте бытия» (Г, Марсель).

Наиболее подробно о воле именно в связи с успехом говорили американские философы, начиная еще с Б. Франклина. Прежде всего, это представители философии прагматизма - Ч. С. Пирс, У. Джемс, система которого пронизана идеями волюнтаризма («воля к вере», метод закрепления веры, названный «методом упорства»), Д. Дьюи. Именно они заложили основную базу под понятие успеха. Идеологи прагматизма игнорировали познавательную природу мышления, видя в нем функцию, обслуживающую действие и практические интересы субъекта. «Радикальный эмпиризм», провозглашенный Джемсом, получил у Дьюи новое развитие: отбросив традиционные понятия теории познания (субъект, объект, познавательная реальность), философ вводит понятие «проблематической ситуации», которая постепенно разрешается с помощью «исследования». Истина, обнаруживаемая в процессе исследования, определятся как завершение, несущее в себе значение полезности для человека. Таким образом, прагматизм увязывает успех познания и человеческой деятельности с понятием полезности.

Своеобразно толкует природу человеческой активности и воли восточная философия. В Упанишадах введено понятие Абсолютного Бытия или Абсолютной Воли («Сат»), которое наряду с Абсолютным Знанием или Мудростью («Чит») и Абсолютным Блаженством («Ананда») составляет триединую природу Бога -Брахмана. Человеческая воля с точки зрения индийской философской традиции есть отражение Воли Божественной, и успех человеческих начинаний зависит от того, насколько соответствует человеческая воля Воле Абсолюта. Человеческая активность и воля, не ставящая цель следовать этой Абсолютной Воле, рассматривается в лучшем случае как иллюзорная суета, а в худшем как тягостное заблуждение, ведущее к отпадению от Целого.

В русской философии проблема воли интересовала Н. Н. Бердяева, критиковавшего идею свободы воли и утверждавшего волевое стремление «к качеству, самовозрастанию и самореализации» как основание этики; Б. Л. Вышеславцева, рассматривавшего волю как силу, способную обуздать и преобразить энергию Эроса; И. А. Ильина, утверждавшего волевую идею «противостояния злу силой»; Н. Н. Федорова, видевшего в воле к труду во имя Общего Дела единственную возможность для человека преобразовать культ личного успеха в философию всеобщего спасения; Н. О. Лосского, полагающего, что волевой процесс всегда направлен на ценности бытия и потому неразрывно связан с эмоциональной сферой, и, наконец, С. Н. Булгакова, создавшего учение о трансцендентном субъекте хозяйства, «излучающем волю к организации природы» и превращению ее из состояния хаоса в состояние космоса. Следует подчеркнуть, что русская философия никогда не проповедовала культ личного успеха как самоцель, но всегда увязывала его с соборной деятельностью народа и со следованием высшей духовной Воле Бога. Потому и воля, составляющая пружину успешной человеческой деятельности, интересует русских философов отнюдь не в аспекте практического целеполагания, продиктованного эгоистической мотивацией, а в аспекте следования Высшей Воле. (Как утверждал Бердяев: «Человек есть существо, действующее не по целям, а в силу заложенной в нем творческой свободы и энергии и благодатного света, озаряющего его жизнь»).

Можно подытожить вклад немецкой классической философии, американской философии, восточной (индийской) философии и русской философии в понятие активности и воли, составляющее необходимую и важнейшую предпосылку успеха. Немецкая философия привнесла в теорию успеха подробный анализ природы субъекта как человеческого, так и Божественного, исследование онтологии воли, метафизики волевого действия, виталической природы активности людей. Американская философия связала активность с пользой, а волю с методом, помогающим достижению цели, разработав инструментально- технологические аспекты успеха. Восточная философия показала неотделимость человеческой воли от Воли Абсолюта. Русская философия делала акцент на рассмотрении активности с точки зрения единства материального и духовного начала. Наиболее ярко подобный подход проявился в трудах С. Н. Булгакова (прежде всего в его учении о софиологии и в работе «Философия хозяйства»). Согласно представлениям философа, успех хозяйственной деятельности обеспечивается единством материи и духа как гаранта софийности — мудрости. Мудр тот хозяйственник, который в своей деятельности соблюдает это единство. Материальный, экономический успех всегда односторонен, неполон и ущербен, если он достигается за счет ущемления духовной стороны, то есть интересов других, эксплуатации или же ограбления.

В современной философской и философско-психологической литературе сложилось устойчивое представление о воле, как о начале, объединяющем в себе когнитивные и побудительные стороны. Практическое целеполагание, предполагающее сознательную активность человека в выборе цели, принятии волевого решения и его практическое осуществление, является стержневым элементом деятельности, прямым образом влияющим на ее успешность.

Теснейшим образом переплетается с понятием успеха категория личности. В отечественной науке тема личности больше всего разрабатывалась в трудах С. Л. Рубинштейна, Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, Б. Г. Ананьева, В. Н. Мясищева, В. С. Мерлина, В. И. Ковалева, А. И. Щербакова, К. К. Платонова, А. Г. Спиркина. Именно личность, не только действует и достигает поставленной цели, но и оценивает собственную деятельность, либо как успешную, либо как неуспешную. Поэтому возможна и необходима разработка личностной типологии людей с точки зрения их отношения к целеполаганию и к успеху. Важной представляется задача выявить структуру успешной личности.


Итак, успех определяется как деятельность, приводящая к поставленной цели наикратчайшим путем и приносящая человеку максимальное удовлетворение, и предполагающая гармонию между личными и общественными интересами.

Успешная деятельность рассматривается как обязательно включающая в себя элементы последовательного целенаправленного овладения внешним миром (адаптацию), целенаправленное овладение внутренним миром (саморегуляцию) и целенаправленную балансировку между внешним и внутренним миром (самоуправление), а также ее нравственно-социальный смысл и значение. За внешний успех и достижения людям приходится платить нравственно-духовную цену.

Успех представляет собой интегральный синтетический феномен и понятие, лежащее на стыке целого ряда научных дисциплин (философия, социология, психология, управленческая наука) и философских категорий (активность, воля, деятельность, личность, адаптация, саморегуляция, самоуправление, целеполагание).

Определено несколько типов успеха, в соответствии с которыми люди по своим личностным особенностям разделяются:

1)      на тех, для кого в успехе важнее всего результат, который они достигают благодаря усилиям («высокие профессионалы», «мастера»)
2)      на тех, для кого в успехе важнее всего слава и одобрение других людей («искатели славы», «артисты»)
3)      на тех, для кого в успехе важнее всего состояние внутреннего удовлетворения («искатели удовольствий»)
4)       на тех, для кого в успехе важнее всего духовная мотивация и достижение духовной реальности («искатели истины и совершенства»).

Центральным фактором, обеспечивающим успех человека и на уровне приспособления к внешнему миру, и на уровне овладения внутренним миром (саморегуляция), и на уровне выстраивания гармоничного баланса между внешним и внутренним (самоуправление), является фактор целеполагания. Именно целеполагание определяет все остальные стороны и аспекты успешной деятельности, адаптации человека к изменившимся условиям среды и саморегуляции.

Успех предопределен совокупностью предшествующих причин. Успех как результат совокупности внешних и внутренних причин полностью предопределен предшествующими факторами – в одном случае внешними (социальная среда, родители, образование, воспитание, выбранная профессия, круги общения), в другом случае – внутренними (способности, воля, целеустремленность, понимание себя и своей миссии, степени саморегуляции, отношение к препятствиям и трудностям). Вторжение так называемого случайного внешнего фактора может оказать очень большое воздействие на человеческую судьбу, однако в случае, если человек сложился внутренне, это влияние касается прежде всего внешних обстоятельств его жизни и не может существенно изменить личностное ядро человека и лишить его внутреннего успеха.

Внешний критерий успеха – материальное и социальное благополучие, хороший доход, интересная работа и круг друзей, благоприятные обстоятельства – являются общепринятыми критериями, признаваемыми большинством ученых. Внутренние критерии связаны с удовлетворенностью внешними достижениями как на эмоционально-эгоистическом, так и на морально-духовном уровне.

Пути к успеху можно классифицировать с точки зрения различных параметров; 1) удаленности от намеченной цели (короткие и длинные пути); 2) сложности достижения цели (трудные и легкие пути); 3) времени получения удовлетворения от затраченных усилий (пути, приносящие удовлетворение на всем их протяжении и пути, радующие только в финале), 4) степени сознательности подхода (преднамеренные и спонтанные пути), 5) психологической подготовленности личности (пути, использующие специальные психотехнологии повышения успешности и пути, обходящиеся без подобных методов).

Выделяют следующие главные внешние факторы, помогающие человеку действовать успешно – за краткий срок добиваться поставленной цели, теряя при этом минимум сил. Это такие влияющие на человека факторы, как семья, социальная среда, страна, в которой человек живет, историческая эпоха, профессиональная востребованность, друзья и близкие, конкретные благоприятные и полные возможностей обстоятельства.

Среди внутренних, влияющих на человека факторов основными являются: осознанное целеполагание, настойчивость, вера в успех своих начинаний и дел, лидерские качества, готовность учиться и совершенствоваться, умение одухотворять свои начинания и действия, психологическая защищенность, стойкость к испытаниям.

Также выделяют факторы, отвечающие за совмещение внешних и внутренних сторон успешной деятельности человека: 1) умение «чувствовать цель» и проявлять практическую находчивость в ее достижении; 2) способность во всех подробностях и деталях визуализировать образы цели и путь к ней; 3) оптимизм и позитивное мышление; 4) умение терпеливо переносить трудности; 5) пробуждение скрытых ресурсов психики; 6) способность использовать любую ситуацию – и благоприятную, и неблагоприятную для личностного и духовного развития; 7) умение работать с самооценкой и собственным уровнем притязаний.

Для достижения успеха важно овладение механизмами адаптации, саморегуляции и самоуправления. Психологическая адаптация – это не просто процесс приспособления человека к внешней среде, но поэтапное овладение этой средой («адаптация выживания», «адаптация личностного роста», «адаптация мастерства»). Выделяют семь основных факторов успешной адаптации: 1) наличие четкой цели, направленной на адаптацию к конкретным обстоятельствам; 2) высокая степень терпения по отношению к препятствиям и трудностям, окрашенная внутренним оптимизмом; 3) высокая степень коммуникабельности и умение налаживать отношения с людьми разных типов; 4) высокий профессионализм, включающий в себя мастерство, любовь к профессии, умение быть востребованным и выгодно продать свои навыки; 6) адекватная (несколько выше среднего) устойчивая самооценка, не подверженная негативным влияниям извне; 7) наличие чувства юмора, способность к самоиронии и взгляду на себя со стороны.

Саморегуляция является одним из главных механизмов достижения внутреннего успеха, представляющего собой способность человека в любой ситуации поддерживать состояние психологического равновесия, уверенности и оптимизма, а также извлекать опыт и пользу из любых трудностей и неудач. Для успеха необходимо умение управлять собой и регулировать себя как раз с целью достижения состояния «внутреннего успеха».

Саморегуляция определяется как система самовоздействий, направленная на гармонизацию внутреннего состояния человека, а стратегия саморегуляции, направленная не только на поддерживание внутреннего равновесия, но и на успешную внешнюю деятельность, определяется как самоуправление.

Самоуправление является особым видом деятельности, имеющим сознательно-волевую составляющую, которая позволяет человеку согласовывать и увязывать объективные требования жизни с субъективными целями, необходимое с желаемым. В основе такого увязывания и согласования объективного и субъективного лежит система мотивов человека и психологические свойства, работающие на их удовлетворение – способность предвидения, рефлексия, волевые свойства самосознания. Имеется несколько типов самоуправления, отличающихся друг от друга по критерию успешности: 1) «самоуправление выживания»; 2) «самоуправление внешних достижений», основанное на мотиве успешной конкуренции; 3) «самоуправление гармонизации», направленное на поддержание равновесия между внешними и внутренними целями и ценностями.

Выделяются следующие стадии (этапы) управления собой в процессе успешной деятельности: 1) стадия выбора цели и целемотивационного контроля; 2) стадия целеполагания (постановки цели по достижению успешного результата и принятия решения); 3) стадия программирования (построения образной программы действий); 4) стадия реализации (воплощения замысла в действие или поступок); 5) стадия контроля за протеканием деятельности (начинающая свой отсчет одновременно со стадией реализации); 6) стадия оценки достигнутого результата; 7) стадия принятия решения о коррекции собственных действий.

Факторами успешной саморегуляции и самоуправления являются: 1) наличие четкой цели, включающей в себя различные микроцели и подуровни, к достижению которых человек энергично и сосредоточенно стремится; 2) способность к яркому образному представлению собственной цели и визуализации пути к ней, сопровождающемуся интенсивными самовоздействиями, направленными на многократное «вспоминание» цели в сознании для более интенсивной самомобилизации; 3) способность к быстрому переключению с внешнего уровня на внутренний; 4) высокий тонус бодрствования и готовность поддерживать самоконтроль в процессе деятельности; 5) немедленное выполнение задуманного, отсутствие «зазора» между замыслом и его выполнением, предполагающее наличие сильной воли и способности осуществить принятое решение; 6) позитивный оптимистический настрой мышления и склад личности, вера в смысл и успех того, что человек делает; 7) способность к быстрой и точной обратной связи в процессе саморегуляции, позволяющей четко доводить ответственные импульсы и сигналы сенсорных систем и эмоциональной сферы доя сознания.

Имеется несколько основных стратегий (подходов), закономерным образом приводящим к успеху: 1) стратегия наращивания усилий (эволюционный подход); 2) стратегия рывка (революционный подход); 3) стратегия окрашивания негативных событий в позитивные смыслы (направлена не столько на изменение внешней неблагоприятной ситуации, сколько на изменение отношений к этой ситуации); 4) стратегия уравновешивания внешних и внутренних факторов успеха и сторон деятельности, 5) стратегия полной фокусировки на цель; 6) стратегия направленности сознания, прежде всего, на процесс деятельности и переживание удовольствия от его выполнения; 7) стратегия соединения стремлений к успеху в его земном понимании с духовными целями и духовной реальностью. Как показано в исследовании выбор той или иной стратегии в качестве основополагающей зависит от личностных особенностей человека и типа его саморегуляции.


Понятие успеха в психологии и социологии


Феномен успеха не обойден вниманием социальными науками. Особое внимание данному феномену уделяли американские философы-прагматисты У.Джеймс, Дж.Дьюи, С.Хук, Ф. Шиллер, Дж.Болдуин. Триада человек – деятельность – успех – сквозная тема, в работах классиков прагматизма. Например, Дж.Дьюи связывал успех с понятием счастья, как центральной идеей морали. «Счастье, – пишет он, – основывается только на успехе, но успех означает достигать цели, идти вперед, двигаться вперед».

Социологический аспект исследования успеха представлен в работах М.Вебера, В.Зомбарта, К.Мангейма. Известен, ставший классическим, анализ М.Вебером влияния протестантской этики на формирование ориентации на успех в период зарождения и первоначального этапа развития капитализма. Поднимая вопросы возникновения нового социального типа трудовой мотивации, он представил идею рациональности деятельности в ее конкретно-исторической постановке, как формирование целостного социокультурного механизма, обеспечивающее  максимальное достижение человеческих целей.

Задача обзора основных подходов к проблематике успеха в психологии усложнена отсутствием прямых и однозначных теорий, рассматривающих его в качестве центрального или основного конструкта. Более того, большинству психологических направлений свойственен «проблемно-клинический» подход, сосредоточенный скорее вокруг психологической проблематики индивида, нежели ориентированный на выявление детерминант и манифестаций его успеха. Тем не менее, в системе научной психологии находятся категории, применимые для объяснения когнитивных, аффективных и поведенческих проявлений человека в контексте исследуемого нами феномена. Разные психологические школы по-своему трактуют феномен успеха.

В психологической теории личности и «метапсихологии» З.Фрейда нет явного обращения к внутренним детерминантам или внешним поведенческим проявлениям успеха. С другой стороны, Фрейдом и его соавторами дан анализ личности исторических и современных ему персоналий, чья творческая или художественная биография ассоциирована с успехом. Сюда относятся исследования жизни Леонардо да Винчи, Ф.М. Достоевского, Т. Вильсона. Знакомство с интерпретацией Фрейдом художественной и политической деятельности дает возможность увидеть работу бессознательных механизмов психики персонажей, конвенционально причисленных к «успешным».

С точки зрения психоанализа объяснение успеха индивида в той или иной области деятельности следует искать в динамических проявлениях «психической энергии», перемещающейся от оригинальных инстинктивных объект-выборов. В анализе личности Т. Вильсона и Ф.М. Достоевского большое место занимает рассмотрение их взаимоотношений с отцом, механизма вытеснения чувства вины и «угрызений совести» и замещение их тенденциями индентификации себя с Иисусом Христом (Т. Вильсон), «спасителем отечества» (Ф.М. Достоевский). Невротический нарциссизм и сублимация как механизм частичного удовлетворения инстинктивного влечения составляют, если можно так сказать, бессознательный дискурс деятельности, в которой названные персонажи достигли успеха.

В психоанализе – «успех» – это гомеостатическое равновесие в удовлетворении инстинктивных потребностей. С этой точки зрения можно интерпретировать содержание списка «людей, добившихся успеха». Уместно также воспользоваться понятием «идентификации» как бессознательного метода разрешения фрустрации и тревоги. В этом смысле «идентифицируясь», человек принимает черты другого и делает их корпоративной частью собственной личности. Обычно избираются и инкорпорируются те черты, которые, как кажется, помогут достичь желанной цели. Идентифицироваться можно с животными, воображаемыми персонажами, сообществами, абстрактными идеями и неживыми объектами – так же, как с людьми. По всей вероятности, именно этот аспект отождествления себя с добившимися успеха людьми, помогает снимать напряжение, вызываемое фрустрацией.

Э. Фромм, говоря о критериях успеха, определял некий рыночный тип человека, для которого принцип частной инициативы является главенствующим, определяет важность успеха в системе его жизненных ценностей. Успех для данного типа личности будет заключаться в умении выгодно «продать» себя обществу.

Несколько отличается позиция А.Адлера относительно детерминант успеха. По Адлеру люди – изначально социальные существа. Они соотносят себя с другими, участвуют в совместной социальной деятельности, ставят общее благо выше эгоистических интересов, и стиль их жизни преимущественно социален по своей ориентации. В отличие от З.Фрейда, А.Адлер был пионером эго-ориентированной психологии. Он считал, что люди – сознательные существа, обычно понимающие причины своего поведения, осознающие свою неполноценность и цели, к которым стремятся. Более того, люди обладают самосознанием, способны планировать свои действия и управлять ими, полностью сознавая их значение для собственной самореализации. Цель жизни, по Адлеру, – не удовольствие (как у Фрейда), а совершенство.

Феномен успеха напрямую связан с одной из основополагающих идей А.Адлера – идеей фиктивного финализма. Финальные цели жизни создают стимульную основу человеческой активности. Эта финальная цель может быть фикцией, то есть недостижимым идеалом, но тем не менее является реальным стимулом человеческой жизнедеятельности. Еще одно понятие А.Адлера тесно связано с понятием успех – стремление к превосходству. Это стремление ведет человека на все более высокие стадии развития, к совершенству, при этом здоровое стремление к превосходству имеет социальный контекст. Это проявляется в социальном интересе, который состоит в помощи обществу в достижении цели – совершенства общества. Только тот человек будет чувствовать себя успешным, который действует в резонансе с обществом. Помогает человеку в этом его «Креативное Я». «Креативное» Я придает смысл жизни: оно создает цель и средства ее достижения. «Креативное Я» – активное начало человеческой жизни, позволяющее человеку быть хозяином своей судьбы и строителей собственной жизни.

В соответствии с теорией социального научения А.Бандуры у ребенка можно сформировать паттерны успешного поведения путем викарного обучения, то есть через имитацию им поведения, ведущего к  успеху. Его теория актуальна  в контексте понимания природы и функций успеха, например, в том отношении, что дети, наблюдая модели успешного поведения взрослых, обучаются быть успешными. А.Бандура и его коллеги обнаружили, что дети, наблюдавшие агрессивное поведение «живого» взрослого, в своей тенденции к имитации не превосходили детей, которым показывали фильм или даже мультфильм, в котором происходило тоже действие. В отличие от своих предшественников, А.Бандура включает в свою теорию когнитивные факторы: согласно его мнению, поведенческая реакция не включается автоматически внешним раздражителем, как это происходит у роботов или машин. Напротив, реакции на раздражители являются самоактивизирующимися. Человек сознательно воспринимает положительное подкрепление, он предвидит его получение в случае соответствующего поведения. Как полагает Бандура, не сама по себе схема подкрепления является эффективным фактором изменения поведения, а то, что именно думает человек об этой схеме подкрепления. Именно А.Бандура ввел понятие эффективность личности, которую он описал как совокупность переживаний самоуважения, собственного достоинства и компетентности при решении жизненных проблем. Люди, обладающие высокой личной эффективностью, считают, что они в состоянии справиться с неблагоприятными событиями и обстоятельствами жизни. Они ожидают от себя способности преодолевать препятствия, сами ищут испытаний, усложняют свои задачи и в своем стремлении к успеху поддерживают высокий уровень уверенности в собственных силах. Люди с высокой личной эффективностью рассматривают больше вариантов выбора карьеры и чаще добиваются успеха; они получают более высокие оценки при обучении, ставят перед собой более высокие цели и в целом обладают лучшим физическим и душевным здоровьем, чем люди с низкой личной эффективностью. В общем случае, по мнению А.Бандуры, мужчины действуют с большей эффективностью, чем женщины. И у мужчин, и у женщин личная эффективность достигает максимального уровня в середине жизни и постепенно снижается после шестидесяти лет.

Интерпретация феномена успеха в концепции Д.Роттера находит выражение в контексте локуса контроля личности. Д. Роттер считал, что люди с внутренним локусом контроля оказываются более здоровыми физически и душевно, чем люди с внешним. Люди с внутренним локусом контроля считают, что в жизни у них имеется более широкий выбор возможностей, они обладают хорошими социальными навыками, пользуются популярностью и имеют более высокий уровень самооценки, что, в целом, повышает их шансы на успех в жизни. 

Кроме того, в работах Д. Роттера содержится предположение о том, что локус контроля личности закладывается в детстве на основе того, как родители обращаются с ребенком. Результаты исследований показывают, что родителей людей с внутренним локусом контроля чаще можно назвать помощниками своим детям, щедрыми на похвалу за достижения (что обеспечивает положительное подкрепление), последовательными в своих требованиях к дисциплине и не авторитарными во взаимоотношениях.

Гуманистическое направление в психологии, прежде всего связанное с именами А.Маслоу и К.Роджерса, отвергало представление о человеке как о существе, чье поведение строится лишь на основе детерминизма и полностью определяется стимулами внешней среды. А. Маслоу прежде всего интересовала проблема наивысших достижений человека и поэтому он начал с изучения сравнительно небольшой выборки людей неординарных, способных на поистине выдающиеся результаты в различных областях деятельности. Методологическим основанием понятия успеха, с точки зрения концепции А.Маслоу, является самоактуализация – наиболее полное раскрытие способностей и реализация потенциала человека. Такое активное стремление человека к раскрытию своих способностей есть наивысшая потребность человека.

В становлении успешной самоактуализировавшейся личности по К.Роджерсу большое значение имеет взаимоотношения мать-дитя. Только проявление любви и полного принятия ребенка со стороны матери закладывает основу полноценной здоровой личности, и только этот путь позволяет человеку в итоге достичь самоактуализации.

Концепция Дж.Аткинсона, Д.МакКлелланда, Х.Хекхаузена. объясняет успех через понятие мотивации достижения. Дж.Аткинсон сформулировал гипотезу о том, что мотивация достижения является основным источником деловой активности, двигающей экономическое развитие общества. Он же впервые начал изучать мотивацию достижения, создал ее модель, подразумевающую наличие у человека двух разнонаправленных тенденций: мотивации достижения успеха и мотивации избегания неудач.

В отечественной психологии проблема успеха мало разработана; превалирующая теория деятельности рассматривает скорее понятие  «успешность деятельности», нежели сам феномен успеха. В данном случае мы можем лишь рассмотреть некоторые аспекты, имеющие отношение к понятию успех. Например, смысложизненная концепция К.Абульхановой-Славской,  И.Ведина, И.Кона, Л.Когана, представляет успех в контексте такого понятия как субъектность личности, активная жизненная позиция.

Л.Анцыферова касалась когнитивной стороны успеха, ставя вопрос о смысле планируемых и совершаемых действий, о смысле, который человек придает уже достигнутому успеху, оценивает результаты и строит дальнейшие планы. В данном случае успех также может пониматься как преодоление трудной жизненной ситуации, актуализация  при этом успешной жизненной стратегии.

Таким образом, успех в психологии предстает как комплексное понятие.

Концепция социальных представлений – система социально-психологических взглядов, содержащая теоретические положения и эмпирические разработки, относительно закономерностей функционирования структур обыденного сознания в современном обществе. Она разработана С. Московичи при участии Ж. Абрика, В. Дуаза, Д. Жоделе, Ж. Кодола, Р. Фарра, К. Фламана, и др. Концепция социальных представлений относится к числу наиболее влиятельных концепций, возникших в европейской социальной психологии в 60–70-е гг. XX в.  Предметом социально-психологического изучения в концепции социальных представлений считается социальная реальность, понимаемая как совокупность социальных представлений, посредством которых общественные явления оказываются репрезентированными в индивидуальном сознании субъекта. В теории Московичи важным является то, что коллективные культурные представления описываются им как бессознательные и связаны с навыком, получаемым в процессе социализации, видеть окружающий мир под особым углом зрения, улавливать и передавать специфические культурные значения.

В рамках концепции социальных представлений были определены наиболее употребимые для описания успешных персонажей прилагательные. Всего таких прилагательных оказалось 20: «целеустремленный», «умный», «волевой», «властный», «красивый», «добрый», «обаятельный», «трудолюбивый», «отзывчивый», «решительный», «любящий», «богатый», «настойчивый», «общительный», «жизнерадостный», «смелый», «веселый», «образованный», «энергичный»,  «известный».


При ответе на вопрос: «Что такое успех в Вашем представлении? Чего Вы должны достичь, чтобы могли считать, что добились успеха в жизни?» были даны такие варианты ответов: достичь поставленной цели (25), прочное становление в профессиональной сфере (19), общественное признание (17), личная жизнь (семья, дети) (17), стать обеспеченным человеком в материальном плане (15), везение (12), постоянное развитие – интеллектуальное и культурное (9), иметь много друзей (5), крепкое здоровье (3), необходимо быть личностью (2).

Далее испытуемым предлагалось назвать слова, которые по их мнению являются наиболее близкими по значению со словом «успех». И вот какие получились результаты (приведем синонимы, предложенные двумя и более испытуемыми): удача (36), везение (28), общественное признание (28), достижение (25), счастье (20), результат (19), труд (16), самореализация (16), целеустремленность (15), материальная обеспеченность (15), радость (8), победа (8), удовлетворенность (8).

На следующем этапе эксперимента испытуемым предлагалось подобрать оппозиты, т.е. слова, противоположные по значению к слову «успех». Были предложены следующие оппозиты: неудача (38), провал (29), невезение (22), поражение (18), крах (17), разочарование (14), фиаско (11), неудовлетворенность жизнью (4), отрицательный результат (4), пессимизм (4), регресс (2). На конечном этапе рецептивного эксперимента испытуемым предлагалось записать пять пришедших им в голову слов, словосочетаний, предложений на слово-стимул. При обработке результатов учитывались все ассоциации, в том числе и единичные, сходные по смысловому содержанию ассоциаты обобщались. Полученные данные были распределены по семантическим группам:

– ассоциаты, связанные с чувствами, эмоциями и оценкой (материальное богатство (благополучие, благосостояние) – 17, счастье – 11, успешная карьера – 11, положение в обществе – 10, всеобщее признание – 10, умный, успешный человек, человек-лидер – 10, достижение – 9, целеустремленность – 8, радость – 7, положительный результат – 6, постоянный труд – 6, исполнение желаний – 6, счастливое будущее – 5, победа – 5, удача – 5, самоудовлетворенность, самореализация – 5, счастливая, здоровая семья – 5, любовь – 3, слава – 3);

– ассоциаты, связанные с достижениями в какой–либо сфере деятельности (успехи в учебе – 13, в работе – 12, в семье – 10, в к.-л. деле – 11, в жизни – 10);

– индивидуальные ассоциаты (жизнь прожита не зря! – 1; Успех – это когда бедный человек добился всемирной славы собственным умом, а не тогда, когда богатый все это получил за деньги – 1);

– литературные ассоциаты (И в жизни ждет тебя успех! – 1; золотой цвет – 1; успехов и удачи в жизни! – 1; «Через тернии к звездам!» – 1).

Характерно, что ассоциаты, связанные с чувствами, эмоциями и оценкой – самая многочисленная семантическая группа, так как эмоциональное восприятие действительности очень характерно для сознания русского человека. В количественном отношении это 142 ассоциации. Они составляют базовый слой концепта. Сюда примыкают ассоциации, связанные с достижениями в какой-либо сфере деятельности. На базовый слой концепта наслаиваются дополнительные когнитивные слои, отражающие развитие концепта. В данном случае это все остальные ассоциаты, представленные выше.


Понятие «успех» тесно связано с концепцией социального действия, которую далее и рассмотрим вкратце.

Общество можно представить как большую самодостаточную социокультурную систему, возникающую и изменяющуюся в результате действий и взаимодействий homo activus (человека активного); ее функции и структуры обеспечивают балансируемое удовлетворение противоречивых потребностей, ценностей и интересов субъектов деятельности, входящих в эту систему, а их динамичный баланс осуществляется через совокупность социальных процессов в масштабе всего общества. Изменение системы происходит по мере развития потребностей и способностей человека, совокупности качеств других социальных субъектов, взаимодействия с внешними полями-структурами.

Исходным движущим элементом социокультурной системы является человек – homo activus. Это многомерное, био-социо-культурное существо, реализующее себя в социальных действиях. Субъектами действий/взаимодействий выступают как индивиды, так и социальные общности (группы, организации и др.).

Согласно Т. Парсонсу, основу функционального подхода составляют четыре основные функциональные потребности действия и соответствующие им подсистемы совокупной системы социального действия: Адаптация (А) – бихевиоральная подсистема; Целедостижение (G) – личностная подсистема; Интеграция (I) – социальная подсистема; Латентность (L) - культурная подсистема. Эта четырехфункциональная парадигма (AGIL) служит объяснительной схемой для всех уровней социальных действий – от индивида до общества в целом. В этой универсальной обобщенности заключаются и ее сила, и ее слабости.

Сила – не только в единстве принципа, но именно в упорядочивающей природе его строения; четыре его элемента образуют квадрат как наиболее устойчивую из простых фигуру; и вообще латинское слово quadro означает «приводить в порядок».

Этот упорядочивающе-стабилизирующий принцип вполне отвечал общей тенденции социокультурной эволюции американского общества, вступившего с середины 30-х годов XX в. в стадию послекризисной стабилизации, которая затем переросла в зрелую современность, точнее – зрелую либерализацию.

Слабость же парсоновской парадигмы заключалась в избыточной ее абстрактности, которая снизила возможности ее операционализации при решении практических задач и проведении эмпирических исследований. Другое основание для критики давал сам акцент на упорядочение, когда в ответ на возмущающие воздействия всегда срабатывают гомеостатические механизмы, которые восстанавливают равновесие, но не рассматриваются противоположные ситуации. Выявлены и другие методологические затруднения, над устранением которых Парсонс работал до конца своей жизни.

Не до конца ясным остается, как возник в сознании Парсонса методологический синтез в виде четырехфункциональной парадигмы. Имеются указания на то, что отправным ее пунктом послужила социально-бихевиористская схема «четырех желаний» или потребностей У. Томаса: потребность в безопасности, в новом опыте, в признании, в эмоциональном отклике. Это и не удивительно, поскольку социальное действие и социальное поведение – близнецы-братья.

В современном понимании структура социального действия индивида выражается следующим образом. Действие находится на пересечении рефлективной и коммуникативной осей, каждая из которых сопряжена с одной из четырех функций: жизнеобеспечение, целеполагание, идентификация, взаимодействие. Каждая из этих функций, в свою очередь, сопряжена с одной из групп жизненных потребностей человека: витальной, смысложизненной, социализационной, интеракционистской.


целеполагание

идентификация
действие индивида
взаимодействие

жизнеобеспечение


Представляется очевидной невозможность познания объекта субъектом без общения с другими субъектами. Аналитико-синтетическая деятельность субъекта переплетена с его коммуникативной деятельностью. Иными словами, действие индивида осуществляется сразу по двум осям: по оси мыслительной рефлексии (анализ-синтез) и по оси коммуникации (взаимодействие).

Вертикальная ось рефлексии фиксирует базовую способность homo sapiens к мышлению, без которой нет социального действия. Эта ось имеет два взаимопроникающих вектора: анализ и синтез. Анализ обращен прежде всего в сторону функции жизнеобеспечения, которая сопряжена с витальными потребностями человека и понимается широко: как конкретное решение любых задач, значимых для существования индивида. Анализ совершается через синтез: путем соотнесения с базовыми ценностями индивид конструирует свои цели при решении конкретных задач, – тем самым реализуется функция целеполагания, сопряженная со смысложизненными потребностями человека. Ценности находятся на горизонтальной оси – оси коммуникаций, без которых также нет ни человека как homo socius, ни социальных действий. Один вектор этой оси обращен к культуре (языку, ценностям, нормам, образдам), а другой – к социальным субъектам (индивидам, общностям). На стороне культуры формируется функция идентификации индивида с соответствующими ценностями, нормами, которые индивид усваивает в процессе социализации (реализуя соответствующие потребности) и которые только и делают возможным его мышление и общение, в том числе при решении конкретных задач жизнеобеспечения. На другой, социальной стороне оси коммуникации представлена функция взаимодействия индивида с другими социальными субъектами (индивидами, общностями), удовлетворяющая интеракционистские потребности человека и реализующаяся путем включения homo activus в ближайшую статусно-ролевую дифференциацию, а через нее – в социальную структуру общества в целом. Все функции социального действия взаимосвязаны, так что любой его аспект четырехфункционален.

Функции социального действия – жизнеобеспечение, целеполагание, идентификация, взаимодействие – поддерживаются механизмами адаптации, саморегуляции и самоуправления, о которых ранее уже говорилось.


Успех в понимании Брайана Трейси


Нельзя пройти мимо определения понятия «успех», данного Брайаном Трейси – выдающегося бизнес-тренера, предпринимателя, писателя, миллионера –  и Франком М. Шеелена в их книге «Личность лидера».

«От разных людей часто доводится слышать, что успех означает обладание большими деньгами. Решительно: «Нет!» Вы спросите почему? Попробуем дать определение, что именно понимали под успехом знаменитые философы древности: Сократ, Платон и Аристотель. Аристотель воспринимал людей как индивидуумов и много размышлял над целью человеческого бытия. Он пришел к выводу, что такой целью является достижение счастья. Как у вас, так и у меня есть общая цель: мы хотим быть счастливыми. И вот Аристотель начал поиск источников этого стремления к счастью. Мы уже две с лишним тысячи лет пользуемся его фундаментальными открытиями. Любой из нас стремится к счастью. Все мы хотим быть довольными и счастливыми. Каждый из нас хочет обладать хорошим самочувствием, мечтает о простой и ясной жизни, лишенной проблем.

Фундаментальной целью всякой религии и философии, а также важнейшей задачей психологии является оснащение человека инструментарием, который позволит ему достичь как можно большего удовлетворения. Мы хотим жить без страха, гнева и прочих негативных чувств, переживая только радости жизни. Однако всё это — далеко не полное определение успеха.

Очередным основополагающим элементом успеха является наше здоровье. Нам хочется чувствовать себя сильными и полными энергии. Избегать боли, различных недомоганий и болезней. Мы жаждем жить как можно дольше. Хотим начинать каждый день в хорошей форме.

Сегодня нам уже известно, что почти все болезненные проявления являются следствием нашего собственного небрежения в сфере здоровья. Но мы знаем также, что достаточно воспроизводить поведение здоровых людей, установив для себя надлежащую дисциплину, и в конечном итоге мы станем более здоровыми и энергичными, чем прежде.

Третьей составной частью успеха являются хорошие отношения с окружающими. Пожалуй, самым трагическим литературным персонажем является Скрудж из повести Чарльза Диккенса. Он обладал всеми деньгами мира, но друзей у него не было. Иметь вокруг себя людей, которые тебя любят, принимают и заботятся о тебе, — это и есть хорошие отношения с окружающими. Одновременно они знают, что вы тоже любите и уважаете их, а также готовы проявить о них заботу. Очень важно, чтобы люди любили вас, чтобы вы чувствовали себя в их обществе уверенно и безопасно. Не менее важно и то, чтобы вы тоже любили людей, чтобы и они чувствовали себя рядом с вами спокойными и уверенными. Ваше умение вступать в контакты с окружающими, а затем поддерживать их является мерилом вашей ценности. Проблемы в общении с людьми могут отрицательно повлиять на вашу удовлетворенность жизнью и даже на здоровье.

Очень существенную роль играет в вашей жизни и профессиональная деятельность. Вам бы хотелось, чтобы дело, которому вы себя посвятили, было нужным для других людей.

Счастливым вы можете быть лишь тогда, когда чувствуете, что всё, чем вы занимаетесь, важно, что вы хорошо выполняете свои обязанности, а окружающие высоко ценят ваши достижения. Весьма важно видеть высокий смысл в своей работе.

Пятым условием успеха является финансовая независимость. Вы хотели бы иметь столько денег, чтобы не думать о них? Вам хочется быть совершенно независимым в финансовом отношении. Некоторые люди утверждают, что деньги — мерило успеха. Это неверно. Обладание деньгами является столь же элементарной потребностью, как и утоление голода. Если у вас урчит в животе, то вы постоянно думаете только об одном — как бы поесть. Когда же вы сыты, то можете сконцентрировать мысли на других делах. Никогда не было большей возможности добиться успеха и обеспечить себе финансовую независимость, чем в нынешние времена.

Очередным критерием успеха является необходимость личного развития. Как это замечательно — чувствовать, что вы можете стать всем, кем только захотите. Вы хотели бы добиться того, о чём говорит Абрахам Маслоу: использовать весь потенциал своей личности для самореализации? Просыпаться утром и с радостным любопытством ждать, что принесет грядущий день.

Итак, вы счастливы и довольны своей работой. Когда люди спрашивают вас о ней, вы искренне отвечаете, что вам нравится то, чем вы занимаетесь. Вопрос о том, каким образом вы зарабатываете на хлеб насущный, действительно является очень важным. Самое лучшее определение успеха могло бы звучать так: иметь возможность дышать полной грудью и жить в собственном стиле. Если ваша жизнь была бы идеальна во всех отношениях, если вы бы уже добились всего желаемого, если вы были тем, кем хотели стать, и делали то, чем хотели бы заниматься, — каким образом пошла бы дальше ваша жизнь? Что именно вы готовы совершить, чтобы уже сегодня начать стремиться к этому? Если вы ясно видите исходные данные на пути, ведущем к успеху, и выделяете его отдельные этапы, то как выглядел бы конечный результат? Каких итогов вы ждете, какую пользу, и что позитивного внес бы успех в вашу жизнь? Отвечаю: вы обрели бы уверенность в себе, хорошее самочувствие, ощутили бы собственную ценность и были бы важны самому себе. Вас переполняло бы уважение к собственной персоне и распирала гордость. Чувство собственной ценности означает, что вы чувствуете себя хорошим человеком. Именно такое впечатление создается у вас, когда вы поддерживаете хорошие отношения с другими людьми. Уважение к самому себе означает, что вы цените себя и знаете: другие тоже вас уважают. Вы пользуетесь признанием со стороны тех людей, которые важны для вас. Проявляемое ими уважение, а также ваша личная гордость, вытекающая из убежденности в надлежащем управлении собственной жизнью, укрепляют силу вашей личности. Чем лучше вы в своем деле, тем больше нравитесь самому себе и принимаете себя. В свою очередь, осознание себя как личности и уверенность в себе позволяют вам добиваться более высоких успехов в профессиональной деятельности. Чем больше растет ваша уверенность в себе и чем больших успехов вы достигаете, тем большее уважение к себе питаете. Все эти факторы образуют собой единый взаимосвязанный круг.

Сейчас вы наверняка спросите: а как обрести эту уверенность в себе, самоуважение и гордость? Очень легко: наблюдайте за счастливыми и преуспевающими людьми, которые наделены большой уверенностью в себе, уважают себя и гордятся собой. «Подсматривайте» за их поведением, за тем, как именно ведут себя подобные люди в различных ситуациях. Когда я внимательно присматриваюсь к своему окружению, – а я делаю это уже добрых тридцать лет, то вижу мужчин и женщин, которые как в личной, так и в профессиональной жизни взяли на себя роль лидеров. Им присуща индивидуальность руководителя. Это и есть основополагающее условие успеха и максимальных достижений, которые означают, что вы до конца использовали собственный потенциал. Люди, стоящие выше других, никогда и ни с кем себя не сравнивают. Они берут в расчет только собственные возможности, которым не ставят никаких пределов и ограничений. Один мудрый человек сказал мне: «Брайан, быть лидером — это характер, а не должность».

Итак, Брайан Трейси предлагает нам присмотреться к людям, которые умеют добиваться поставленных целей, что не только интересно, но и чрезвычайно полезно. Можно увидеть определенные закономерности в поведении, которые помогают им побеждать, понять, на какие базовые качества они опираются.

Данный совет базируется на законе причинной связи Аристотеля. Сегодня мы называем его законом причины и следствия. В Библии он называется законом посева и жатвы. Сэр Исаак Ньютон назвал его законом действия и противодействия. Это величайший закон западной цивилизации, вобравший в себя достижения науки, медицины, технологии и бизнеса за две тысячи лет.

Закон причины и следствия гласит: каждый эффект обязательно обусловлен определенной причиной или причинами. То есть у каждого явления есть свое основание. Успех, деловой или личный, никогда не бывает случайным, равно как и неудачи не случаются просто так. Они связаны отношениями причины и следствия.

В своем простейшем выражении закон выглядит так: если вы желаете добиться того или иного результата, необходимо лишь выяснить, кто когда-либо достигал того же, а затем определить, что делал этот человек для получения такого результата, и делать то же самое. Если вы станете поступать так же, как преуспевающие люди, то и получаемые вами результаты будут такими же, как у них. И это не чудо. Это действие закона.

Философ Бертран Рассел писал: «Самое убедительное доказательство того, что какое-то дело может быть сделано, – тот факт, что другие его уже сделали». Авраам Линкольн писал: «То, что некоторые достигли успеха, является доказательством того, что и другие смогут».

Трудно не согласиться со всеми этими высказываниям. Однако одного лишь копирования успешных действий для достижения собственного успеха явно не достаточно. Как уже отмечалось, успех связан с самоидентификацией личности, целеполаганием, адаптацией, саморегуляцией и самоуправлением.


Самоидентификация


Проблема самоидентификации личности традиционно занимала умы ведущих представителей целого ряда психологических школ. Самоидентификация тесно связана с мироощущением личности, с поведением в социуме и, соответственно, с проблемами личностного развития и взаимоотношений. С другой стороны, самоидентификация тесно связана с социальными стереотипами, – это своего рода мост между личностной и социальной психологией, между индивидуальным и социальным.

Идентификация – уподобление, отождествление с кем-либо, чем-либо (Психологический словарь).

Под самоидентификацией (СИ) мы будем понимать именно отождествление себя с определенной социальной группой, образом, архетипом и т. д. Например, я – инженер; я – отец; я – мужчина и т.д.

Самоидентификация тесно связана с моралью. Одной из наиболее значимых мотиваций выполнения моральных норм или соблюдения взятых на себя обязательств является именно сохранение своего идентификационного статуса. Слово офицера, слово дворянина, честное купеческое. «Так себя порядочные женщины не ведут», «ты мужчина или кто?» – примеры таких ситуаций. Если я не выполню этого, значит, я не настоящий офицер (дворянин, купец, женщина, мужик...), другие не будут относиться ко мне как к настоящему офицеру (купцу, женщине...), и сам я не буду чувствовать себя достаточно уверенно в этом качестве.

Любое прямое утверждение, непосредственно определяющее самоиндентификацию, называют позитивной идентификацией. Например: «я – инженер»; «я – русский».

Любое прямое отрицание такой идентификации - негативной идентификацией. Например: «я – не рабочий»; «я – не русский»; «я – не девушка»; «я вам не мальчи»”.

Утверждение, которое декларируется как прямое, но так, что при этом подразумевается негативное, называют инверсной идентификацией: «я – инженер» (может быть техник или ученый или начальник, не так важно, главное, что не рабочий или человек физического труда); «я – русский» (может быть, немного татарин, но точно не еврей или не кавказец) и т.д.

Уровни самоидентификации

Введем модель уровней самоидентификации. Семь уровней СИ непосредственно связаны со структурой сознания.

Социально-профессиональный уровень определяется утверждениями типа: я – инженер; я – профессор; я – богатый; я – уважаемый гражданин и т.д. При этом под такой идентификацией мы подразумеваем все то, что осознанно или неосознанно вкладывает человек в эту декларацию. Еще раз обратим внимание на то, что часть утверждений, связанных с СИ, может лежать в неосознанной сфере.

Например, я – профессор (это утверждение явно подразумевает, что я преподаю, что я главнее ассистента или простого преподавателя, что я имею определенный статус в своей среде и могу рассчитывать на соответствующее отношение и привилегии. Это может неявно подразумевать, что я рассчитываю на уважение со стороны соседей, родственников и семьи, что я рассчитываю на определенный уровень жизни, достойный профессора, что я рассчитываю на определенные социальные привилегии и т.д.)

Семейно-клановый уровень определяется утверждениями типа: я – мать; я – дочь; я – дядя; я – кунак; я – член семьи (клана, тейпа, племени и т. д.).

Национально-территориальный уровень: я – русский; я – москвич; я – молдаванин и т.д.

Отметим, что в этом уровне СИ обязательно содержится несколько утверждений, вложенных одно в другое словно матрешка. Я живу в деревне Большие Ложки; я – рязанский; я – русский; я – россиянин; я – европеец.

Для жителя соседней деревни важным будет уже первое утверждение (возможно с уточнением – Нижние Ложки или Верхние Ложки), для американца – это в любом случае русский (также как и молдаванин, белорус или чукча), для латиноамериканского индейца или африканца – европеец.

Религиозно-идеологический: я – православный; я - мусульманин; я – коммунист; я – атеист; я – иудей; я – фундаменталист; я – демократ; я – пацифист и т.д.

Этот уровень идентификации определяет отношение к какой-либо религиозной или идеологической группе (например, церкви или партии) и связанной с ней системой ценностей. Идентификация «я – православный» совсем не обязательно подразумевает исполнение десяти заповедей, возможно, это утверждение делает профессиональный рэкетир. Для части людей это будет означать – я иногда посещаю церковь, я крещусь определенным образом, я ношу определенного вида крестик, в моей машине укреплена иконка и т. д. На этом уровне мы очень часто встречаем инверсную идентификацию. Я – православный – я не очень хорошо представляю, что это такое, но я точно не католик, не еврей, не мусульманин и не сектант, и хотя я так же плохо представляю, кто они такие, я их ненавижу.

Эволюционно-видовой. Я – человек. Эта идентификация кажется довольно банальной, однако заглянув немного глубже, мы найдем очень интересные оттенки. Эволюционно-видовая идентификация тесно связана с архетипами и «эволюционной памятью». В первобытных культурах это создает прямые утверждения СИ, связанные с религиозным и семейно-клановыми уровнями: я – орел; я – лев; я – волк и т.д. В западной культуре такие ассоциативные связи редко выходят на поверхность, однако в некоторых ситуациях и состояниях сознания они также играют свою роль.

Отметим, что и сама декларация «я – человек», несет гораздо большую смысловую нагрузку, чем просто принадлежность к биологическому виду. Для разных людей быть Человеком означает не совсем одно и то же. Вспомните: «Баранкин, будь человеком!» А что здесь действительно имеется в виду? Будь... кем именно? И кем сейчас является Баранкин для говорящего? Что означает для вас прилагательное «человечный»? Обзывая человека животным, говорящий как бы подсознательно подвергает сомнению его эволюционно-видовую идентификацию, и хотя, казалось бы, для сомнений нет никаких оснований, обзываемый испытывает обиду и беспокойство.

Обычно при обзывании упоминаются имена разных «нечистых» животных – свинья, шакал паршивый и т.д.

Возможно, распространенные в определенных кругах наименования («козел», «петух») являются именно попыткой нарушить эволюционно-видовой идентификационный слой или декларировать, что такое нарушение уже случилось и носитель клички уже «не совсем человек» (Отметим, что в первобытных сообществах инициированный член клана крокодила тоже считает себя не совсем человеком, а во многом и крокодилом.)

Половой уровень идентификации: я – мужчина; я – женщина.

В этих утверждениях содержится очень много оттенков, от чисто бытовых: Я – женщина, поэтому я готовлю обед, стираю и штопаю, до очень глубоких архетипических уровней Анимы и Анимуса. Попробуйте произнести вслух: «я – мужчина» или «я – женщина» и почувствовать, что при этом отзывается внутри.

Половая идентификация – один из самых глубоких уровней, и его исследование может дать исключительно ценную информацию о бессознательной составляющей личности. Исследованию половой идентификации во многом посвящен психоанализ (особенно работы Фрейда).

Но если Фрейд на этом уровне СИ и останавливается, то мы пойдем еще глубже – к следующему уровню.

Духовный уровень: я – ... Этот уровень едва ли можно определить прямым вербальным утверждением. Самое близкое (хотя и достаточно неуклюжее) высказывание: я чувствую Бога или я нахожусь в определенной связи с Богом.

Этот уровень не может быть определен вербально – это тот комплекс ощущений, мировосприятия и связанной непосредственно с ними системы ценностей, который определяет наши отношения с Богом (вселенским разумом, светом, идеей духовности – вербальные определения не важны). Отметим, что речь идет о системе ценностей, связанной с личным духовным опытом, а не с системой ценностей, предлагаемой церковью, общиной или социальной группой. В ряде случаев обе эти системы ценностей тесно переплетаются, т.е. именно данная религиозная или иная практика позволяет получить личный духовный опыт. В таких случаях существует своего рода резонанс между частью религиозно-идеологического уровня и духовным уровнем.


Степень осознанности самоидентификации может быть различной. Например, один уровень СИ лучше осознается на рациональном уровне, другой – на эмоциональном.

Чем глубже уровень, тем «менее вербальными» становятся его составляющие.

Чем выше уровень, тем сильнее он подвергается воздействию окружающих условий и тем быстрее реагирует на их изменение. Чем выше уровень, тем сильнее и непосредственнее его воздействие на поведение человека и его взаимоотношения с окружающими.

Верхние уровни в большей степени описывают самоидентификацию личности в контексте социальных взаимодействий. Глубинные уровни в большей степени имеют отношение к внутренним взаимодействиям и взаимоотношениям с окружающей энергией (не социальной).


Традиционно стабильность и универсальность СИ в обществе обеспечивалась ритуалами. При достаточно резком отказе от ритуалов или их формализации (как это произошло в современном обществе) образуется своего рода «вакуум» идентификации в данных зонах СИ.

Резкие социальные изменения в обществе приводят к массовому кризису социально-профессионального уровня СИ и «вакууму самоидентификации». Кризис СИ приводит к кризису морали и нравственных ценностей, с ним связанных. Кризис СИ приводит к резкому расслоению в обществе. Одним из способов разрешения кризиса СИ является направление энергии на другой уровень самоидентификации.

В течение жизни человек переживает несколько (обычно достаточно много) кризисов самоидентификации, причем эти кризисы могут затрагивать один или несколько уровней  СИ. Что происходит, если структура самоидентификации на одном из уровней претерпела те или иные нарушения?

В последнее время стало модным говорить о «духовном кризисе» в России и необходимости «возрождения духовности». Но можно ли то, что происходит сейчас в России, назвать духовным кризисом?

Понятие «кризис» на бытовом уровне подразумевает, что некоторое время тому назад ситуация была гораздо лучше. Можно ли утверждать, что, скажем, в 1935 или в 1985 году общество было гораздо более привержено духовным ценностям и более заинтересовано в духовных исканиях? Весьма сомнительно. Еще более странными и нелепыми представляются призывы вернуться к духовным и религиозным ценностям начала века. Революция 1917 года и чрезвычайно жестокая гражданская война убедительно показали, что именно в начале века Россия переживала действительно глубокий духовный кризис, который и привел к этим событиям.

Ту социально-психологическую ситуацию, в которой оказались сейчас миллионы граждан бывшего СССР, на наш взгляд, можно охарактеризовать как кризис самоидентификации.

В случае разрушения или резкой деформации одного из слоев (чаще в результате воздействия внешних обстоятельств) система переходит в состояние кризиса и необходимости перестройки.

Социально-профессиональный уровень, как находящийся ближе всего к поверхности, содержит много энергии и сильно воздействует на поведение человека. Если этот уровень разрушается, система переходит в нестабильное состояние.

Еще вчера я был инженером (научным сотрудником, офицером и т. д.), и эта идентификация подразумевала целый ряд привычных и стабильных отношений. Сегодня я безработный или по-прежнему научный сотрудник, но уже без зарплаты, без работы, без соответствующего уважения окружающих и без чувства ценности того, что я делаю.

Что делает человек в этой ситуации? Есть четыре варианта.

1. Начинает пить.

2. Пытается любой ценой не замечать того, что происходит, и скрывать это от окружающих, т.е. тем или иным способом сохранить прежнюю структуру СИ. В странах Запада, где социально-профессиональная идентификация очень сильна, люди, потерявшие работу, часто впадают в глубокую депрессию, некоторые продолжают утром «ходить на работу», чтобы семья и соседи ни о чем не догадались. Второй вариант – найти козла отпущения (правительство, коллеги, начальство) и бесконечно его ругать, не пытаясь реально изменить свою ситуацию. Третий вариант, самый конструктивный, но не всегда возможный – попытаться срочно найти точно такую же работу с точно таким же социальным статусом. Во всех этих случаях человек пытается остаться в рамках сложившейся модели СИ. Если это возможно, то хорошо, но в период экономического кризиса это часто совершенно нереально. Попробуйте в России найти высокооплачиваемую работу по специальности астроному или физику-теоретику, даже если это доктор наук, в прошлом вполне известный, уважаемый и обеспеченный человек.

3. Меняет идентификацию в рамках уровня, т.е. меняет специальность.

4. Пытается направить энергию в другой уровень идентификации.

Пусть я уже не научный сотрудник, но зато я, прежде всего, мать (жена, отец). Пусть я уже не доцент, зато я молдаванин (татарин, украинец). Пусть я не офицер, зато я православный (иудей, мусульманин).

Таким образом, в период крушения привычных социальных и экономических отношений акценты могут смещаться на другие уровни СИ. При этом легче всего направить энергию именно в уровни, близлежащие к разрушенному.

С этой точки зрения легко объясним повышенный интерес части общества к своему национальному статусу. То, что еще несколько лет назад не привлекало особого внимания, вдруг стало настолько важным, что начались национальные войны и безудержный «парад суверенитетов». Хотя очевидно, что и то, и другое не принесло и не могло принести каких-либо экономических выгод, эта практика стала очень распространенной.

Повышенный интерес к религиозным объединениям, «парад церковных суверенитетов» и различные разборки на этой почве, зачастую переходящие на уровень драк и бурных судебных разбирательств, также объяснимы с этих позиций.

Действительно, если человек привык жестко идентифицировать себя как инженера, гражданина Великой державы и т.д. и, соответственно, соразмерять с этим свои ценности, поведение, отношения с окружающими, а теперь больше этого делать не может, то самый простой путь – найти новые способы жесткой идентификации. Чем более жестко задана структура СИ, тем проще с ней взаимодействовать, так как не нужно много думать и искать ответы на жизненные проблемы самому.

Кризис СИ автоматически порождает крушение моральных ценностей, с ними связанных. То есть, если моральные ценности связаны в большей степени не с внутренним духовным опытом, а с соответствующей идентификацией, то наступит почти полный моральный вакуум. Скорее всего, он будет быстро замещен новой структурой самоидентификации.

Такая ситуация характерна и для России 1917-1920 и 1989-90-х годов, и для Германии 1920 -30-х. Если Бога (светлого образа Ленина – Сталина, КГБ, парторганизации, Великого и ужасного милиционера и т.д.) больше нет, то все позволено.

В России новым вождям удалось быстро переориентировать СИ общества, введя, казалось бы, нелепые определения типа: «я – пролетарий»; «я – большевик» вместо «я – православный». После войны наступил новый кризис СИ, и партии пришлось добавить национальный уровень: я – русский (а не еврей и не космополит).

В Германии удалось сразу переориентировать идентификацию на национально-территориальную. Пусть я больше не ... зато я истинный немец и поэтому почему-то очень заинтересован в расширении территории.

А может ли энергия быть направлена в сферу половой самоидентификации? Безусловно. И в России и в Германии соответствующих периодов происходила бурная сексуальная революция. Агрессивность, как один из аспектов сексуальной энергии, также резко повышается, что приводит либо к росту насилия внутри общества, либо направляется на ведение внешних войн.

Отметим, что война (неважно, с внутренним или внешним врагом) способствует повышению жесткости и стабильности СИ, во всяком случае, пока она не закончится. Во время войны основная идентификация большинства людей - это: я – свой. Ветеранам различных войн часто и в мирной жизни не хватает этой простоты и ясности самоидентификации. В тоталитарных или близких к ним государствах войны традиционно использовались для создания искусственных утверждений СИ. Пользуясь слабой осознанностью глубоких уровней СИ (и не только глубоких), лидеры таких систем умело переопределяли СИ: я – мужчина, следовательно, я – смелый, бесстрашный, сильный, следовательно, я – солдат без тени сомнения. я – русский, следовательно, я побеждаю лиц ... национальности и иноверцев. я – патриот, следовательно, я – враг всех чужих.

Именно таким способом можно привлечь добровольцев на афганскую или чеченскую войны (утвердить себя как мужчина, отстоять русскую нацию, послужить Родине и т.д.) или использовать простых призывников, но сделать так, чтобы они воевали с максимальным старанием и жестокостью.

По окончании большой войны кризис СИ захватывает все общество, причем кризис наступает вне зависимости от того, победила страна в войне или проиграла.

Ветеран малой войны, как правило, испытывает серьезный личностный кризис СИ, кризис тем более тяжелый, что за время войны его структура СИ сильно разошлась с базовой структурой СИ большей части общества. В терапии таких кризисов может быть с успехом использовано направление энергии на более глубокие уровни, особенно на духовный.

Совершенно особая ситуация связана с возможностью направить энергию в духовный слой. Это может проявляться и как интерес к различным эзотерическим и мистическим учениям и как следование пути духовного осмысления жизни.

На наш взгляд, такой путь может считаться наиболее гармоничным. Если в духовном уровне СИ достаточно энергии, человек не испытывает тревоги и беспокойства, его моральные ценности не зависят в такой степени от текущей ситуации в обществе, и, что самое главное, это во многом снимает проблему самоидентификации, так как приходит внутреннее осознание себя и человек сам может делать выбор, как себя идентифицировать.

Таким образом, кризис СИ приводит к расслоению в обществе. Кто-то лишается привычных моральных ориентиров и пускается во все тяжкие, кто-то замещает старые жесткие нормы на новые, тоже жесткие, но уже неодинаковые (у одних – национально-клановые, у других – религиозные, у третьих – профессиональные), а кто-то – становится более целостным и духовным.

Кризис СИ связан и с перестройкой внутренней структуры отдельных слоев. Насколько жестко человек идентифицирует себя, например, в профессиональной области? Насколько способен осознанно изменить ее? Насколько жестко заданы его представления о роли мужчины и женщины в семье? Насколько он готов изменить их, если они перестали работать?

Чем сильнее кризис СИ, тем сложнее выстроить гармоничную картину, сочетающую СИ на разных уровнях. Так, часто сложно найти баланс между первым и седьмым уровнем, т.е. гармонично сочетать в себе и бизнесмена и человека духовного, с ярким восприятием окружающего мира. Но если в Европе и США такие подходы уже наметились и сами основы ведения бизнеса сформировали определенный моральный кодекс, близкий к общечеловеческим духовным принципам (не убивай, не обманывай, вкладывай деньги в благотворительность и т. д.), то в современной России и СНГ это далеко не так. Резкое расслоение привело к тому, что, как правило, человек либо бизнесмен, либо человек духовный. Удержаться на тонкой грани посередине возможно, но очень нелегко. Принципы ведения бизнеса во многих областях заведомо подразумевают обман, взятки, угрозы насилия и т.д. Некоторое время тому назад похожая ситуация была и в США. На диком Западе ковбои с неимоверной жестокостью стреляли в индейцев и друг в друга. Ограбление банка считалось геройским поступком. Компании взрывали динамитом нефтепроводы и железные дороги конкурентов. В период «сухого закона» бандиты контролировали большую часть бизнеса страны. Но прошло время, и крайности постепенно выровнялись.

Кризис СИ у личности происходит не только в период соответствующих кризисов в обществе. За время своей жизни человек переживает как минимум несколько таких кризисов. Кризисы 6-7 и 12-14 лет приводят к формированию более четкой структуры самоидентификации.
В традиционных обществах одним из основных способов разрешения кризисов СИ был ритуал. Изменяя свою идентификацию (профессиональную, семейную, религиозную), человек проходил через определенную инициацию, которая давала возможно полное и глубокое представление о новой идентификации. Часто при этом менялось и имя или часть имени. Ритуал сопровождал любые важные события, связанные с изменением СИ, – приобретение профессии и, соответственно, статуса, женитьба, рождение ребенка, вхождение в возраст охотника. В некоторых первобытных племенах юноши, не прошедшие инициации, вообще не считались мужчинами, и, соответственно, настоящими людьми.

Отголоски таких традиций сохранилась и в современном обществе – ритуалы брака, крещения и т.д. При этом в ряде случаев по-прежнему меняется часть имени, – с помощью приставок мисс – миссис, мадам – мадемуазель, доктор, Ph.D., профессор, майор и т.д. Проблема состоит в том, что в современном обществе инициации если и существуют, то в сильно урезанном виде, многие аспекты СИ определены гораздо менее четко и часто степень осознания своей самоидентификации недостаточна.

Если в архаическом обществе всем было хорошо понятно, что такое жена, муж или отец, то сейчас это часто далеко не так. Муж может подсознательно ожидать от жены определенного поведения, соответствующего его представлениям о том, что такое «жена», однако у самой жены эти представления могут быть совершенно другими и часто тоже плохо осознанными. Разрешение такого конфликта затрудняется именно недостаточной осознанностью соответствующего уровня СИ. Вместо того чтобы прояснить ситуацию, муж и жена могут бесконечно конфликтовать по самым различным поводам.

Достаточно часто встречаются ситуации, когда для человека очевиден только один аспект СИ (например «я – муж, следовательно, глава семьи», «я - профессор, следовательно...»). Остальные аспекты «неявно подразумеваются». Если именно эти «подразумеваемые», но плохо осознанные аспекты начинают расходиться с реальностью, то возникает проблема, причем трудноразрешимая, так как ее истинная причина непонятна.

Комментариев нет:

Отправить комментарий