Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


четверг, 16 июня 2011 г.

Психологические механизмы защиты. Часть2



Проекция: преодоление негативных эффектов


Другим очень известным и широко используемым в психологии понятием стало введенное Фрейдом понятие проекции. Фрейд обозначил этим термином защитный механизм выделения и локализации в другом лице или объекте качеств, чувств, желаний, действий, т.е. «внутренних объектов», которые субъект не признает или отвергает в самом себе. Речь идет об очень инфантильном, возможно, первом по времени происхождения, защитном механизме, который обнаруживается и у младенца как способ выноса неприятного вовне, и при душевных расстройствах, например, когда собственная агрессия не осознается человеком, а точнее, страх перед собственной агрессией не осознается человеком, а проецируется вовне на других людей (бред преследования); а также при «нормальном», обыденном мышлении (суеверие, предрассудки). В широком смысле проекция – это смещение неврологического или психологического явления вовне, переход либо от центра к периферии (например, в неврологии), либо от субъекта к объекту. В психологии проекцией называются различные процессы:

1) субъект воспринимает окружающий мир и реагирует на него сообразно со своими интересами, способностями, ожиданиями, аффектными состояниями и пр. Этот феномен соотнесенности внутреннего и внешнего мира был открыт не только под влиянием психоанализа, но и гештальтпсихологии. Это открытие подтверждается экспериментально на всех уровнях поведения, начиная от животных. Хорошо известным примером результата проекции профессиональных интересов является «профессиональная деформация восприятия». Феномен проекции лежит в основе проективных психологических тестов, которые позволяют определять по результатам работы испытуемого со слабоструктурированным тестовым материалом определенные черты характера человека, организацию его поведения, эмоциональной жизни и пр.;

2) субъект показывает своим бессознательным отношением, что он уподобляет одного человека другому, например, он может проецировать образ своего отца на начальника или образ строгого учителя в школе на преподавателя в университете;

3) субъект отождествляет себя с другими людьми, т.е. проецирует свои качества на других (например, на любимое животное) или, наоборот, отождествляет другие объекты – предметы, людей, животных с самим собой;

4) субъект приписывает другим людям качества, которых он не замечает в самом себе (например, такой человек может утверждать, что «все люди – лжецы»). Этот феномен, названный в психологии «отчуждающей» проекцией, наиболее близок к понятию проекции Фрейда.


Проекция  – адаптивный механизм, суть которого - в приписывании собственного содержания – свойств и представлений – другим людям, а в широком смысле – и всем объектам внешнего мира. Подобно тому, как Бог создал человека по своему образу и подобию, и человек описывает мир, в соответствие со своими качествами, взглядами, предпочтениями.

Эта защита влияет на наши отношения с окружающими, пожалуй, как никакая другая. Ведь она не только изменяет процессы восприятия, но и является активной действующей силой в формировании отношений с другими людьми. Именно она и представляет собой основной материал, из которого состоит призма нашего субъективного восприятия. В ее основе лежит наш опыт, который мы приобрели с момента рождения. В широком смысле – это все, что мы запомнили, запечатлели с момента рождения – на сознательном, а чаще – на неосознанном уровне.

Как формируется проекция? Столкнувшись с сильным переживанием – болью или удовольствием, наше тело и психика запечатлевают все, что сопутствовало этому переживанию, все обстоятельства – включая место, время, всех участников ситуации, и возможно, даже погоду. Если переживание было сильным, а сознание – по каким-то причинам оказалось не способным к запоминанию на своем уровне, то запечатление происходит неосознанно. Если же подобное переживание повторилось в подобных обстоятельствах – то формируется бессознательный навык соответствующего реагирования. Согласитесь, что появление такого механизма целесообразно для выживания и адаптации. Оказавшись в незнакомых обстоятельствах, когда нет данных о новой среде, когда мы сталкиваемся с чем-то неопределенным, нейтральным – мы проецируем на обстоятельства свой опыт, и сразу чувствуем себя намного лучше, так как все незнакомое становится знакомым, и мы прекрасно знаем, как себя вести… У каждого из нас есть потребность в определенности. Когда мы оказываемся в незнакомой обстановке, новой для себя ситуации – в другом городе, на новом месте работы, при знакомстве с новым человеком – на помощь приходит проекция, и наша ориентация сразу восстанавливается. Становится понятно, кто перед нами, и на что все это похоже…

Что проецируется? Проецироваться может все – ценности, представления, образы значимых для нас в прошлом и настоящем людей (родителей, учителей, друзей и просто знакомых).

Как проявляется проекция? В ней выражаются основные акценты мировосприятия. Когда оптимист – радостный и позитивный человек - воспринимает и описывает все с ним происходящее как радостное и позитивное, а пессимист – недоверчивый и мрачный – в мрачных и тревожных тонах.

Профессиональные особенности людей: ученый будет во всем выделять закономерность; педагог – всегда будет стремиться «сеять разумное, доброе, вечное» или занудно поучать.

Кроме того, на проявления проекции могут влиять «объектные отношения» (так в психоанализе называются отношения со значимыми людьми – родителями, братьями, сестрами, а позже – с собственными детьми). Поскольку проекция в крайней форме может представлять собой навык, сформированный на фоне сильных переживаний, то в повседневной жизни проекция может «включаться», когда обстоятельства здесь и сейчас чем-то напоминают те, которые были в тот момент, когда формировался навык. На фоне каких-то стрессовых событий (проблем на роботе, в семье и др.) может не просто воспроизводиться навык поведения с тем или иным человеком, напоминающем кого-то из прошлого, но и сопровождаться взрывом сильных чувств, которые человек пережил когда-то в прошлом в подобных обстоятельствах.

Для «включения» проекции бывает достаточно пары фактов. Например, если у женщины есть взрослая дочь определенного возраста, которую зовут Лена, и между ними существует некоторое напряжение или конфликт, то, встретив в других обстоятельствах девушку такого же возраста по имени Лена, автоматически может включиться весь спектр реакций, которые женщина испытывает к дочери. В общем и целом, это любовь. Но если учесть, что эта другая девушка – посторонний человек, то со стороны такие проявления мало кому покажутся адекватными. В рассматриваемом случае проекция может распространяться на всех женщин младшего возраста. Или рассмотрим другой пример – когда у мужчины есть брат с небольшой разницей в возрасте, и между братьями с детства закрепились отношения жесткой конкуренции. При таких обстоятельствах велика вероятность того, что отношения конкуренции будут распространяться на всех сверстников брата или шире – всех мужчин.

Здесь мы акцентируем внимание на негативных аспектах проекции, хотя у нее могут быть и исключительно положительные проявления. Например, когда проецируется заботливый и внимательный родитель, послушный сын, помогающие брат или сестра…

Проекция в психоанализе и диагностике. В Петербурге есть замечательный музей – музей Сновидений Зигмунда Фрейда. Возможно, это один из самых маленьких музеев (если не самый маленький) по занимаемому пространству, но, возможно, и самый содержательный для посетителей. Он представляет собой небольшое помещение, заполненное самыми различными предметами, мини-инсталяциями – вызывающими множество ассоциаций и иллюзий восприятия. Рассматривая экспонаты, посетитель двигается от входа к противоположной стене и оказывается перед большим белым экраном. Глядя на белый экран, человек с уже задействованным ассоциативным мышлением, измененным восприятием, может что-то увидеть… Образы, которые рисует его воображение или его бессознательное, и есть его проекция. Иначе говоря, в конце этого маленького путешествия по музею можно встретиться с самим собой.

На механизме проекции основаны проективные методики в психологии. Они бывают вербальные или рисуночные. Суть их проста. Человеку предлагается нейтральный материал (чернильные пятна, предлагается сделать простой рисунок или закончить предложение), и это дает основание для спонтанных проявлений – ассоциаций, особенностей рисунка, высказываний…

Проекция как основная форма защиты. У некоторых людей проекция становится основной формой защиты. В этом случае мы можем наблюдать ряд характерных особенностей. При более близком или длительном контакте в человеке с развитой проекцией как будто просматривается кто-то еще… Этот кто-то – представитель более старшего поколения. Обычно это бывает родитель своего пола (в женщине – мать, бабушка или учительница, в мужчине – отец или дедушка) – человек, который оказал существенное влияние в детские годы. В отличие от мимикрии, основанной на подражании, заимствовании только внешних проявлений, в случае проекции речь идет о заимствовании установок и жестких правил поведения. Например, «никогда не смеяться громко на людях», «обязательно есть на обед первое блюдо», «не разговаривать с незнакомыми мужчинами» и т.д. Проекция становиться основной защитой у людей, которым в детстве жестко навязывали модель поведения как некий эталон. Люди с проекцией впитывают основные черты своих воспитателей, благодаря чему порой выглядят старше своих лет, они могут выглядеть старомодными, несовременными, или же, выражаясь мягче - наделенными некоторыми странностями. Они как бы воспроизводят чужой опыт, им сложно довериться своему восприятию, позволить себе какие-то спонтанные, незапланированные действия.

Главная особенность проекции – в приписывании другим людям собственных мотивов. Поскольку этот механизм часто формируется в процессе яркого запечатления негативного опыта, то и мотивы приписываются преимущественно негативные. Крайней формой проявления становится подозрительность. В основе настороженного отношения и проявления недоверия к людям – легкость возвращения к собственному негативному опыту.

Надо сказать, что формирование защитных реакций происходит на фоне негативных событий, поэтому негативные воспоминания в подсознании запечатлеваются ярче нейтральных или положительных и обеспечивают несознаваемую призму негативного восприятия. Кроме того, неприятные, болезненные воспоминания легко «всплывают» в сознании. Можно сказать, что люди с развитой проекцией, живут преимущественно прошлым. Они подолгу переживают одни и те же неприятные воспоминания, возвращаются к одним и тем же негативным мыслям.

Если пообщаться с таким человеком, то часто складывается впечатление, что в его прошлом не было ничего хорошего… Если попытаться проанализировать его раннее прошлое (детство), то часто оказывается, что именно так оно и было. Во многих случаях такие люди воспитывались в однообразной, информационно бедной среде, испытывая жесткий прессинг со стороны жестко навязывающих правила поведения, ограничивающих спонтанную активность, или просто ограниченных взрослых. При этом взрослый часто навязывает негативную точку зрения на многие вещи. Он никогда не говорит хорошо о других людях – соседях, родственниках, друзьях собственного ребенка и их семьях… Он в любой ситуации ожидает плохих последствий…

Такой сверхосторожный, недоброжелательный родитель «вдалбливает» свое видение мира своему ребенку. При этом, если родитель или воспитатель оказывается не реализовавшим собственные амбиции человеком, то и ребенок его рискует вырасти болезненно честолюбивым, с искаженными представлениями о собственном достоинстве. В такой ситуации есть большая вероятность процветания такого негативного явления, как зависть. Когда чужая удача, успех или просто радость видятся незаслуженными или напоминают о собственной несостоятельности.

Положительные стороны у проекции тоже есть – как и у любого другого адаптивного механизма. В первую очередь – это сохранение правил, стандартов в поведении и отношениях. Кроме того, к положительной стороне можно отнести конструктивную критику. Иногда действительно бывает полезно услышать от кого-нибудь негативное мнение о значимом для вас человеке. «Если вам кажется, что у вас паранойя, это еще не значит, что за вами не следят».

Именно благодаря проекции от поколения к поколению передаются стереотипы, установки, модели поведения, которые, в свою очередь составляют основу массового сознания – некой набор общих для большинства современников элементов. Так образуется устойчивая, характерная для данного времени и поколения картина мира.

Выраженными проявлениями проекции становятся стойкие негативные состояния:

  • подозрения;
  • навязчивые мысли – недоброжелательные, осуждающие, враждебные;
  • сосредоточенность на болезненных, неприятных воспоминаниях, постоянное мысленное возвращение к ним;
  • недоверие – к людям, обстоятельствам, будущему; пессимистичный взгляд на будущие или вероятные события;
  • повторяющееся снова и снова «прокручивание» одной и той же мысли или переживания – без каких-либо изменений в течение длительного периода (более нескольких месяцев); возвращение к прошлым обидам, негативной оценке какого-либо человека, навязчивое самообвинение.

Естественные процессы формирования доверия – недоверия. На начальных этапах жизни дети вынуждены доверять взрослым. Таково положение вещей. Чем младше возраст ребенка, тем больше взрослый опосредует его связи с «большим миром». Казалось бы, в этот период человек беззащитен перед негативными влияниями. Но уже в младенчестве существуют достоверные, хотя еще неосознаваемые критерии блага или зла – это реакции и состояние организма. По мере развития, у ребенка в случае негативного влияния появляется возможность изолироваться, замкнуться, заболеть – и тем самым каким-то образом изменить свою среду в благоприятную для себя сторону.

У людей с выраженной проекцией часто единственным человеком, которому они безоговорочно доверяют, становится кто-нибудь из родителей. Чаще – мать или бабушка. В человеке с развитой проекцией просматривается родитель, оказывающий доминирующее, а в крайних случаях – единственное влияние. Как же так получается, что несмотря на наличие естественных защитных механизмов и многообразие внешних влияний, которые испытывает на себе ребенок, запечатлевается лишь один взрослый, чье влияние никак не назвать однозначно положительным?

Почему иной развивается в неблагоприятных, а то и вовсе ужасающих условиях – и вырастает разносторонним, гибким, открытым и адаптированным человеком, а другой – при всех признаках благополучия – ригидным и ограниченным?

Для многих исследователей, этот вопрос пока остается открытым: какие факторы определяют развитие – наследственность, среда или собственная активность человека? Однако относительно формирования проекции есть некоторые предположения.

Насколько бы негативным не было влияние взрослого на ребенка, в процессе общения взрослый убеждает ребенка в своей правоте, он настаивает на ней, в то время как ребенок не имеет права голоса, права на собственное мнение. В дальнейшем ему тяжело будет сделать самостоятельный выбор исходя из собственной субъективности, и он вероятно будет руководствоваться системой внушенных родителем правил. Воля и субъективность ребенка оказываются сломленными вследствие непрерывного морального прессинга. Именно так, на мой взгляд, происходит в случае формирования и закрепления проекции.

Естественные защитные механизмы подобны иммунитету против разрушительных воздействий, которым подвергается человек. Способность противостоять негативным влияниям и сохранять свою целостность, оставаться собой, видимо, различается у разных людей, подобно тому, как различается свойства имунной системы. В детских группах это очень заметно. Когда при прочих равных условиях – социальном фоне, уровне образования и благосостояния родителей, благополучия семьи – один ребенок легко поддается любым влияниям сверстников, а другой, вступая с ними в дружеские отношения остается собой, и как будто не способен изменить своим внутренним бессознательным, пусть еще не осознанным принципам. И здесь не объяснить все влиянием семьи. Остается только предположить наличие врожденного организующего нравственного начала.

С появлением сознания, самосознания человек оказывается способен делать выбор. «Верю – не верю», «доверять – не доверять». Критерии доверия субъективны, и определяются опытом, предпочтениями (симпатиями) и, как, например, в случае проекции, навыками.


Недоверие подразумевает настороженность, напряженное ожидание плохого. Это постоянный, пусть не всегда интенсивный, стресс… Человек – существо социальное, и для него очень важны отношения с себе подобными. А без доверия – хотя бы без отдельных его проблесков – создание устойчивых и конструктивных отношений невозможно. Поэтому доверять стоит. А в случае, если это затруднительно – стоит этому научиться.

Стоит ли доверять людям вообще или кому-то конкретно?

Вряд ли можно поспорить или не согласиться с теми, кто утверждает, что «никому нельзя доверять». Вполне возможно, что в такой позиции есть зерно здравого смысла. Но человек не может жить, не доверяя никому и никогда. У каждого, даже самого нелюдимого и недоверчивого человека, есть кто-то, кому он не может не доверять. Это так называемая референтная группа. У кого-то она состоит из ближайших родственников, у кого-то – из друзей, у кого-то – из авторов книг или воображаемых героев.

Доверять приятно. Доверять значит быть открытым – человеку, который рядом, новым событиям, информации. Это значит – не полагаться лишь на прежний опыт, а исходить из своих возможностей здесь и сейчас. «У меня есть все необходимое для решения любой насущной задачи – мой ум, мое тело, здоровье, мои знания и навыки. Я могу мгновенно и интуитивно сориентироваться в любой ситуации и отреагировать наиболее эффективным образом».

Конечно, ко многим ситуациям нужно готовиться – например, к экзаменам или деловой встрече. Но подготовка, сколь бы тщательной она не была, не может учесть всех возможных нюансов. Например, в случае экзамена – его общую продолжительность, дополнительные вопросы к пунктам экзаменационного билета, настроение и интеллектуальные предпочтения экзаменатора. В случае деловой встречи таких факторов еще больше. Мы можем четко обозначить желаемый для нас контур событий, но всего многообразия реальных обстоятельств мы не можем учесть. Точнее – можем, но в этом нет необходимости. В конце концов, оказавшись в непредвиденных обстоятельствах, каждый из нас как-то реагирует, и эти реакции могут быть стереотипными или спонтанными. Чем более они спонтанны, тем больше вероятность точного реагирования, т.е. совершения эффективного действия. Само по себе сознательное очерчивание желаемого контура событий уже немаловажно, так как настраивает наши возможности наилучшим образом, создает необходимую готовность к нужным действиям.

Доверять – значит слышать и воспринимать другого человека, его мнение. Но это ни в коем случае не означает перекладывание на него ответственности в принятии решений. Кстати, обратной стороной тотальной подозрительности часто становится внушаемость. Так случается оттого, что, не имея навыка доверия, человек не может критически относится к воспринятой информации, может лишь принять чью-то позицию полностью, перекладывая ответственность на другого. Неудивительно, что такой опыт некритического принятия чьей-то точки зрения часто приводит к плохим результатам, и человек только укрепляется в своей позиции «никому нельзя доверять».

Таким образом, для решения задачи преодоления недоверия и подозрительности нужно прежде всего доверять себе и опираться не только и не столько на опыт, сколько на восприятие здесь и сейчас.

Оказавшись в новой ситуации, незнакомой обстановке, встретившись с новым человеком – мы непроизвольно делаем оценку – то есть классифицируем новую информацию в соответствие с определенными критериями. Эти критерии формируются в процессе воспитания и получения образования: «хороший – плохой», «истинный – ложный», «надежный – ненадежный», «верю – не верю»... Оценка осуществляется подспудно, подсознательно и в сознании остается лишь результат. В случае проекции он, как правило, оказывается отрицательным («плохой, не верю, лживый...»). Такое оценивание – следствие интеллектуального навыка, ранней (сформированной с детских лет) привычки. В сочетании с недостаточно развитым восприятием конечный вывод может быть весьма искажен. Поэтому для преодоления негативного действия проекции необходимо развивать восприятие.

В широком смысле – не бывает повторяющихся ситуаций. Это наш интеллект классифицирует то или иное событие как абсолютно аналогичное событию в нашем прошлом. Чтобы освободиться от этого косного интеллектуального навыка, важно стремиться любую ситуацию воспринимать как новую – будь то встреча со старинным знакомым, которого вы знаете уже не один год, каждое появление в офисе, где вы давно работаете, общение с родными и друзьями. Такое отношение к событиям собственной жизни позволит настроиться на динамичный, позитивный лад, сделать вашу жизнь более разнообразной и радостной.

Защитный механизм проекции основан на функции памяти. Когда психическая энергия распределяется неравномерно, функция памяти начинает преобладать над другими, восприятие и продуктивные формы мышления оказываются лишенными спонтанности, непосредственности и начинают «обслуживать» наиболее активную функцию – память.

Для развития интуитивных ориентировочных действий целесообразно для начала осмыслить диапазон собственных реакций. Для этого целесообразно рассмотреть ситуацию общения, межличностного взаимодействия.

Припомните, как вы себя чувствуете во время и после общения с тем или иным человеком? В каких ситуациях у вас наилучшее самочувствие?

Рассмотрите свое реагирование на кого-либо из родственников, друзей и коллег. Поскольку наши реакции во многом определяются состоянием другого человека, здесь лучше ограничиться несколькими конкретными ситуациями, произошедшими, скажем, в течение одного дня.

Обратите внимание на физиологические реакции. Вегетативная нервная система отражает подпороговое – пре-восприятие – первое впечатление, которое чаще всего оказывается очень точным и информативным, через нее весь наш организм сообщает свое видение, впечатление от конконкретной сложившейся ситуации.

Мокрые ладони, бурчание в животе, чувство жажды – или же наоборот – спокойное, расслабленное состояние, хорошее самочувствие. Организм реагирует на происходящее независимо от наших сознательных, рациональных оценок того или иного человека или ситуации, и его реакции часто оказываются точнее, вернее наших интеллектуальных заключений.


Сублимация (замещение)


Сублимация – перевод одного вида психической энергии в другой: секс – в творчество; агрессия – в политическую активность.

Замещение – психологическая защита, диапазон проявлений которой включает в себя как положительные, так и отрицательные стороны. К положительным можно отнести активную жизенную позицию, яркий темперамент, высокую скорость психофизических процессов, способность быстро и бесстрашно действовать, а к негативным – агрессивность, резкость, несдержанность, склонность к алкогольной зависимости и другие... Это один из самых адаптивных защитных механизмов.

Замещение основано на таком свойстве всех живых существ, как способность к активности, в первую очередь – к движению. Способность решать задачу разными способами и удовлетворять насущную потребность разными путями… Замещение как психологическая защита позволяет справляться с напряжением путем его выражения в действии – когда мы что-то делаем для того, чтобы успокоиться.

В основе развитого замещения – конституциональные особенности человека, то есть – врожденные свойства его темперамента. Людям с развитым замещением присущи высокий уровень активности, большая скорость всех процессов, яркий темперамент. Они реагируют быстро и сильно, и их реакцией всегда становится действие - будь то слово, физическое движение или ряд действий, направленных на решение конкретной задачи, с которой связано возникшее напряжение.

Люди с развитым замещением – всегда в движении. Они не могут сохранять неподвижность. Самой страшной пыткой для них, наверное, было бы, если их привязать к стулу и скотчем заклеить им рот… Они не могут медленно ходить, не могут целый день провести на диване перед телевизором. А если они вынуждены снижать скорость своей ежедневной жизни, то это может быть чревато болезнью – от банальной простуды до обострения каких-то хронических заболеваний. Естественный уровень активности так или иначе требует реализации, а если не находит себе выхода, то это может разрушительно действовать на тело и психику.

В повседневной жизни о замещении можно говорить, если в состоянии огорчения или усталости вы понимаете, что для того, чтобы восстановить равновесие, вам нужно что-то сделать. Например, заняться уборкой, пробежать пару кругов на стадионе во время прогулки с любимой собакой, сходить в тренажерный зал или протанцевать всю ночь в клубе…

Замещение развивается и как следствие образа жизни – например, занятий спортом или профессиональной деятельности, связанной с физическим трудом или с физическими действиями. Необходимость много писать на клавиатуре, профессиональная игра на музыкальных инструментах, спорт – все это развивает замещение как связь душевного благополучия с определенным уровнем физической активности.

Следует отметить еще одну сторону замещения. Социальный эквивалент высокого уровня физической активности – активная жизненная позиция, которая часто реализуется в лидерстве. Люди с развитым замещением активны, они знают, что и как нужно делать для того, чтобы решить конкретную задачу – будь то бытовые вопросы, бизнес или личные отношения. Такие люди часто пользуются заслуженным авторитетом со стороны всех, кто их знает.

Активность и высокая скорость всех процессов может иметь такие негативные проявления как резкость и агрессивность. Невозможность совершить действие, особенно запланированное и необходимое, может приводить к вспышкам агрессивности… Это не агрессия как стремление причинить ущерб – это просто резко возросшее напряжение в связи с невозможностью реализовать намеченное действие… Не вмешивайтесь, не мешайте. Дайте этому человеку возможность сделать то, что он запланировал другим способом…

Вполне вероятно, что фразу «От сумы и от тюрьмы не зарекайся» впервые произнес некто с развитым замещением…

Необходимость, с одной стороны, контролировать свои сильные естественные порывы, а с другой – задним числом как-то объяснять и оправдывать собственные действия и поступки весьма стимулирует развитие интеллекта и ускоряет формирование нравственных принципов. Сила переживаний, подкрепленная физической силой, в сочетании с внешней сдержанностью производит на окружающих неизгладимое впечатление. Впечатление Силы. Хотя здесь связь может быть и обратной. Люди, которые много размышляли и познавали, в конце концов, начинают действовать, не раздумывая, так как знают наверняка, что нужно сделать в той или иной ситуации, и каким образом. Они уверены в себе и своих действиях. Поэтому в норме замещение становится одной из ведущих защит у людей, достигших в своем естественном развитии определенного уровня зрелости - нравственной, социальной, интеллектуальной…

О нормальном проявлении замещения можно говорить, когда есть многоканальная реализация активности. В деятельности - это не только работа, но и увлечения еще каким-нибудь любимым делом, хобби, спортом. В отношениях – это способность устанавливать конструктивные дружеские и близкие отношения с разными людьми. По мере достижения зрелости человек интуитивно усваивает простую истину: чем больше возможностей переключиться на что-то в состоянии стресса, тем проще мне сохранять равновесие. Интенсивное переживание можно заглушить, сосредоточивших на каком-то процессе. Например, на работе, решении какой-то задачи или проблемы, любимом деле, новом романе или влюбленности… Можно довести себя до состояния физической усталости и тем самым нейтрализовать какое-то актуальное мучительное переживание, состояние напряжения и даже физической боли. Поэтому, являясь одной из основных защит, замещение может приобретать форму трудоголизма, зависимости от отношений с любимым человеком. В случаях, если негативное переживание достигает пика, и нет возможности снять напряжение привычным конструктивным способом, может использоваться алкоголь.

Резкость, склонность к реакциям раздражения и гнева – черты асоциальности, часто присущие людям с развитым замещением. Поскольку в основе этой защиты – яркий темперамент, который является конституциональной, врожденной характеристикой и, так или иначе, реализуется в спонтанной активности, часто еще в детстве таким людям приходится сталкиваться с различными ограничениями со стороны родителей, воспитателей и учителей. Такое взаимодействие приводит к тому, что у ребенка, постоянно находящегося в состоянии конфликта с окружающими людьми, формируются собственные независимые взгляды на жизнь. Асоциальность в этом случае основана не на агрессивности, а на независимости собственных суждений.

Кроме того, поскольку такой ребенок познает мир через действие – в большей степени, чем другие дети, при участии наглядно-действенного мышления, именно эта операция становится основой для формирования всех остальных интеллектуальных функций. Представление о том, что нужно сделать для того, чтобы решить ту или иную проблему, получить определенный результат, позволяет достаточно быстро достигать успеха в профессиональной деятельности и личных отношениях и хорошо адаптироваться к любой ситуации. Людям с развитым замещением на протяжении всей жизни будет свойственна практичность – развитая способность эффективно решать практические задачи.

Для таких людей не существует абстрактных задач. При наличии развитого асбтрактного мышления, все, что они делают, подчиненно конкретным целям, и они всегда знают, что нужно сделать для решения той или иной проблемы. Причем задача может быть любой степени сложности, важно, что процесс ее решения всегда приносит конкретный результат.


Регрессия


Регрессия понимается как возвращение на более ранний этап развития. Проявлениями этой защиты будут детскость в поведении и экспрессии, среди которых – частое использование в речи уменьшительно-ласкательных суффиксов, стремление к физическому комфорту, в частности – повышенное внимание к еде, а также стремление получать внимание и заботу со стороны окружающих. Такие проявления чаще свойственны женщинам (в особенности женщинам в образе «женщины-ребенка») а также младшим детям в семье.

Ситуативные проявления регрессии свойственны каждому из нас, когда мы устаем или заболеваем. Даже самые сильные и мужественные люди временами чувствуют себя беспомощными и слабыми. Каждому из нас в трудную минуту приходят мысли о том, что хорошо бы получить поддержку, участие, утешение. Хочется к маме, в прошлое, к любимому человеку или к другу. В такие моменты мы обостренно реагируем на невнимательное отношение окружающих, становимся ранимыми, чувствительными и обидчивыми...

После напряженного периода в жизни приятно бывает оказаться в месте, с которым связаны хорошие воспоминания, в кампании человека, которого мы хорошо знаем и которому доверяем. В такие моменты мы отдыхаем, как бы возвращаясь в прошлое, где все хорошо знакомо, и не нужно напрягаться, взаимодействуя с новой информацией и обстоятельствами. Это тоже нормальное проявление регрессии.

В случае если регрессия становится у человека основной защитой, ему будут присущи такие черты как инфантильность (детскость проявлений даже в зрелом возрасте), стремление получить покровительство и опеку от других людей, и, как следствие, желание им понравиться, выраженное стремление к физическому комфорту и благополучию. Такие люди часто становятся гурманами. Они любят и умеют готовить.

Детскость проявлений придает очарование людям с развитой регрессией, им всегда удается получить от окружающих то, в чем они нуждаются. Надо отметить, что непосредственность реакций и выразительная пластика позволяет таким людям выглядеть моложе своих лет.

Закрепление этого защитного механизма, как и многих других, происходит в раннем детстве, и, конечно, при активном участии родителей. Регрессия закрепляется в случае, если родители поощряют инфантильное поведение ребенка. Чаще это происходит неосознанно, например, когда у родителей есть авторитарные черты, когда они стремятся подавить активность ребенка, чрезмерно его опекают и беспокоятся о его здоровье и развитии. Иным способом неосознанного поощрения инфантильности может стать стремление к установлению симбиотической эмоциональной связи. Так бывает в случаях, если кто-либо из родителей мучительно переживает одиночество и стремится компенсировать его в эмоциональной связи с ребенком. Например, когда мать неосознанно хочет в отношениях с ребенком получить всю ту любовь, которой ей не хватает в отношениях с мужчиной.

Почему человеку хочется стать ребенком? Детское восприятие от восприятия взрослого отличает, прежде всего, способность радоваться, узнавая новое, и доверие к людям. Даже негативный опыт общения с родителями – несправедливые и частые наказания, суровый режим воспитания, непоследовательность и неадекватность эмоциональных реакций родителей – все это не мешает ребенку считать своих маму и папу лучшими людьми на свете. И доверять им, а с ними – и другим взрослым. В детстве не нужно испытывать напряжение, связанное с принятием ответственного решения. В детстве за тебя отвечает взрослый, который компетентен и знает, как лучше. Таким образом, один из мотивов, побуждающих взрослого человека возвращаться в детство, – стремление избежать ответственности. Если у человека развит интеллект и сознательный контроль, то уйти от их давления не так уж просто. Чувство ответственности и голос совести можно на какое-то время приглушить с помощью алкоголя или иного средства изменения сознания - наркотиков, экстремальных видов спорта, азартных игр и др.

У взрослых людей регрессия может принимать форму пристрастия к алкоголю, наркотикам или азартным играм – возможны любые формы зависимостей. Это и мучительное переживание зависимости от любимого человека. Последнее принимает особенно драматические формы в случае несчастной любви... Общим для этих разнообразных зависимостей является закрепленная связь своего состояния и самочувствия с каким-то внешним объектом или обстоятельствами. Что, так или иначе, сводится к перекладыванию ответственности за себя на других людей или внешнюю среду.

Зависимость – негативная сторона проявления регрессии. Между инфантильностью и детской непосредственностью восприятия и взаимодействия с миром – множество различий. Инфантильный ребенок – это капризный ребенок, который боится остаться без внимания, без любви, без сладкого. Который боится наказания, одиночества, темноты...

Регрессия, в случае более выраженного и стойкого ее действия, представляет собой застревание на каком-либо этапе детства. Негативными сторонами этой защиты, когда она оказывается в основе взаимодействия с миром, будут несамостоятельность, инфантильность (детскость), что может принимать формы различных зависимостей – алкогольной, наркотической, психологической и нарушения пищевого поведения.

В каждом из нас живет ребенок. Он радуется новому, он искренне и непосредственно выражает свои чувства, он позволяет нам быть доверчивыми и открытыми. Он любит играть и мечтать. Он может быть восприимчивым и спонтанным.

Инфантильный ребенок в нас проявляется иначе. Он капризен, требует внимания и заботы, он обидчив и несамостоятелен. Его нужно развлекать, потакать ему, успокаивать его, когда он чем-то расстроен или просто пребывает в плохом настроении. Он ищет старшего и сильного, кто смог бы позаботиться о нем и о его будущем.

Регрессия проявляется в различного рода зависимостях, в том числе – в изменении пищевого поведения. Ощущение сытости вызывает чувство защищенности, благополучия. В такое состояние особенно хочется уйти на фоне психологического напряжения, стресса. С проблемой переедания люди сталкиваются, когда ощущение сытости не останавливает от дальнейшего приема пищи. Здесь дело не в голоде. Мы ведь люди цивилизованные, и голодная смерть нам не грозит. Проблема – в сенсорном голоде. Именно он побуждает нас пробовать разные продукты в неимоверных сочетаниях и в бесконечной последовательности. Сенсорным голодом называют недостаток приятных или просто разнообразных ощущений. Как с ним бороться? В первую очередь, стоит разнообразить мир своих ощущений.

Для людей с ведущей защитой регрессией в целом характерно стремление к физическому комфорту. Они «заедают» неприятности, в первую очередь – неудовлетворенную потребность во внимании и отрицательные эмоциональные переживания. В этом случае еда играет компенсаторную роль, когда психологическая неудовлетворенность замещается физиологическим удовольствием от приема пищи.

Преодолеть такое негативное действие регрессии можно, узнав себя – свои предпочтения и склонности. Что доставляет вам удовольствие? Чем больше таких вещей, тем проще сохранить психологическое равновесие и независимость от отдельных источников удовольствия, таких как еда, алкоголь, наркотики.

Негативное действие психологических защит смягчается по мере того, как они осознаются, зная, как они проявляются, их проще контролировать.


Избегание


Избегание – защитный механизм, лежащий в основе опасений и страхов, которые время от времени окрашивают наше видение мира в мрачные тона.

Формы защиты, которые можно отнести к когнитивным или познавательным, – это интеллектуализация и близкие к ней рационализация, морализация и фантазирование. Они участвуют в нашей интеллектуальной жизни посредством операций анализа, синтеза, обобщения и воображения. Все эти защиты развиваются на основе первичного, формирующегося ранее других защитного механизма изоляции, который выражается в отказе от взаимодействия и установления каких-либо отношений с окружающими людьми. От изоляции берет начало и избегание – похожая на нее по своим проявлениям защита.

Если изоляция понимается как отказ от взаимодействия, интеллектуализация – как уход в мир абстракций, а фантазирование – уход в мир воображения, то избегание понимается как физический уход от ситуации, потенциально угрожающей душевному благополучию.

Выражается эта защита в сдержанности внешних проявлений – движений, мимики и речи, пониженной активности, осторожности, робости, застенчивости. Иными словами, избегание – это сдерживание собственной активности во избежание вероятных неприятностей.

Каждому из нас при определенном стечении обстоятельств присущи в той или иной степени опасения, осторожность и сдержанность, когда мы опасаемся совершить неверный шаг, боимся показаться неадекватными, сдерживаемся в ситуации, когда нас захлестывают эмоции. И вполне естественно, что мы стараемся избегать таких ситуаций.

Нормальным проявлением избегания будет и уход от разговора на неприятную тему, если есть угроза сложившимся представлениям о мире или о себе, если возможно упоминание чего-либо, вызывающего страх и беспокойство.

Такое поведение присуще тем в большей степени, чем сильнее у человека выражено действие механизма избегания. Окружающий мир для тех, у кого избегание – основная защита, скорее представляется как угрожающий и опасный. Таких людей можно назвать гениями самосохранения, мастерами осторожности. Они интуитивно ведут себя таким образом, что просто не оказываются в ситуации, потенциально угрожающей их здоровью или душевному равновесию. Яркими примерами такого интуитивного, инстинктивного действия избегания можно считать случаи, при которых кому-либо удается избежать катастрофы или несчастного случая в силу, на первый взгляд, совершенной случайности. Так бывает: человек опаздывает на поезд, которому суждено попасть в железнодорожную катастрофу, сдает билет на самолет, которому суждено упасть, отказывается от похода в горы накануне обвала. У людей с развитым избеганием – просто чутье на опасность, и они неосознанно делают все возможное, чтобы не оказаться в опасном месте.

В основе избегания лежит инстинкт самосохранения. В случае, если эта форма защиты закрепляется и становится основной, ярче других проявляется и инстинкт самосохранения. Все ресурсы человека – его интеллект, чувства и поведение – «обслуживают» этот инстинкт, работают на обеспечение самосохранения в ущерб его другим потенциальным возможностям.

На ситуации, угрожающие самооценке, сложившимся представлениям о мире, на вероятную опасность или неудачу в будущем, люди, у которых избегание стало основной защитой, склонны реагировать как на непосредственную угрозу их физическому благополучию.
Они не любят вспоминать прошлое и говорить о нем, так как помнят в основном негативные события своей прошлой жизни. Возможно, именно по этой причине они часто не любят говорить о себе. Ведь человек – это в том числе и его прошлое, а для людей, у которых избегание – главная защита, оно ассоциировано с неприятными переживаниями. В своем отношении к будущему такие люди, скорее, пессимисты. Будущее беспокоит их, и положительные перспективы развития событий они готовы рассмотреть только «просчитав» возможные неблагоприятные повороты судьбы.

Избегание, так же как и другие защиты, находит определенное выражение в эмоциональных, интеллектуальных процессах и поведении. Люди, у которых эта защита становится основной, ярче и чаще других эмоций переживают страх, опасения, беспокойство о вероятной опасности или неудаче. Им часто присущи сдержанность, пассивность, инертность, нерешительность, робость, застенчивость или неуверенность в себе. Если говорить об интеллектуальном своеобразии, то у людей с ведущей защитой избеганием прекрасно развита прогностическая функция – способность просчитывать возможные варианты развития ситуации с множеством деталей и подробностей, при этом они предпочитают делать неблагоприятные прогнозы. Так проявляется их осторожность. На всякий случай лучше готовиться к худшему.

Если в основе изоляции – конституциональная, от рождения присущая человеку повышенная восприимчивость, то избегание – это следствие раннего негативного опыта. Таким опытом может быть ситуация неудачи, боли, испуга или дискомфорта, пережитая в раннем детстве. Примечательно, что избегаем мы всегда чего-то очень конкретного. Вероятно, потому что наш опыт всегда конкретен. Закрепление избегания как основной формы защиты происходит при обязательном участии родителей. Когда ребенок в раннем возрасте начинает исследовать мир – самостоятельно осваивать окружающее пространство, его ни в коем случае нельзя грубо останавливать, вмешиваться, контролировать, нельзя его «бить по рукам», даже если он делает что-то недопустимое или опасное, по мнению родителей. Эта защита часто становиться ведущей именно у тех детей, чьи родители отличаются повышенной тревожностью и мнительностью – излишней обеспокоенностью здоровьем и благополучием ребенка, либо жестко следуют правилам по уходу за ним.

«Береженого Бог бережет». «Предупрежден значит защищен», «Обжегшись на молоке, дуют на воду», «Осторожность не бывает лишней» – такие выражения, наверняка, ввели в обиход люди с ведущей защитой избеганием.

Избегание может принимать форму отказа от действия, контакта, или возможности возникновения какого-либо события. Когда я сознательно не делаю того, чего не хочу или не желаю. Такая форма – наиболее открытое выражение собственной позиции или желания.

Избегание понимается как «обходной маневр», когда действие, контакт или событие неотвратимы, и человек выбирает форму поведения, при которой результат наиболее благоприятен для душевного и физического комфорта, спокойствия и удовлетворения (наименьшие потери и отсутствие напряжения).

Ниже предлагаются некоторые ситуации, которых хочется избежать, положительные и отрицательные стороны избегания, а также некоторые способы преодоления негативных проявлений этой формы защиты.

Неприятное или «напрягающее» общение. Положительные стороны избегания такой ситуации – отказ от общения с теми, с кем не хочу, экономия времени и сил. К отрицательным сторонам можно отнести отсутствие терпимости, негативную окраску общения. Способ преодоления отрицательных проявлений избегания в данном случае: своевременный уход от общения, с использованием вежливой формы; проявление терпения в случае, если общения не избежать; перевод ситуации в шутку.

Лишняя трата денег. Плюсами в данном случае будут экономия финансов и способность планировать свой бюджет. Минусами – скупердяйство, жадность и мелочность. Для преодоления таких отрицательных проявлений можно предложить следующее: не уподобляться таким типам, как Плюшкин и некоторым алчным героям рассказов о Хадже Насреддине, а вспомнить такие крылатые выражения как «жизнь коротка», «деньги в могилу не унесешь», «было бы здоровье, а денег еще заработаем», «не имей сто рублей, а имей сто друзей».

Вторжение извне в нашу личную жизнь, нарушение «личного пространства», при вмешательстве в процесс деятельности, которая осуществляется в данный момент. Позитивными аспектами здесь будут способность защищать личное пространство, сохранять дистанцию и чувство собственного достоинства, способность заниматься одной и той же деятельностью длительное время (усидчивость, терпеливость, сосредоточенность). Негативными - излишняя осторожность, боязнь взаимодействия с людьми или обстоятельствами, как неспособность переключаться на различные виды деятельности. Способ преодоления: борьба с неуверенностью – проявление решительности, отстаивание своей точки зрения (немного здорового эгоизма пойдёт на пользу), активный отдых, который способствует приобретению большей скорости переключения, повышению мобильности, концентрации внимания (спорт, танцы, походы, путешествия и т. д.)

Нарушение личных планов и правил, в том числе – дополнительная работа, нагрузка или занятость. К положительным сторонам в случае избегания такой ситуации можно отнести целеустремленность, стойкость, способность реализовывать свои планы, несмотря на обстоятельства, отстаивание своих прав и свобод, экономию времени и сил. К отрицательным – неспособность изменять свою точку зрения, методы и способы действия, консерватизм, конформизм, «упертость», отсутствие личного или финансового интереса. Способ преодоления: взгляд на действия и события с других точек зрения, внимательное отношение к опыту окружающих людей, опыту других поколений, поиск пользы и положительных сторон в дополнительной деятельности, приобретение опыта, повышение уровня работоспособности, эффективности действий и т.п.

Нарушение физического здоровья и комфорта. Плюсы здесь – сохранение здоровья, физического комфорта, забота о здоровье. Минусы – придумывание недомоганий и мнимых болезней, вплоть до развития настоящего заболевания. Способ преодоления: своевременный отдых, здоровый образ жизни, снятие беспокойства о здоровье действиями, профилактика, медицинское обследование, изучение своего организма и его возможностей.

Переживание сильных эмоций, чувств и стрессовых ситуаций. Положительные стороны избегания в таком случае – защита от эмоционального стресса, сохранение внутреннего покоя и равновесия. К отрицательным сторонам можно отнести страх перед сильными переживаниями при наличии ярких чувств и эмоций. Способ преодоления отрицательных проявлений: принять полноту переживаний, «окунуться» в их поток, проявить искренность и открытость естественных чувств и эмоций.

Негативная активность в виде полярных состояний: ленивость, апатия или суетливость, беспокойность. В случае избегания такой ситуации плюсом будет сохранение нормальной уравновешенной деятельности в индивидуальном режиме. Минусом – отсутствие сопротивления в адрес негативных форм поведения, когда позволяешь себе находиться в разрушительном состоянии действия или бездействия. Способ преодоления: вернуться к здоровому ритму активности, осуществив действия, приносящие удовлетворение, интерес или удовольствие.

Положительные стороны избегания – развитая прогностическая функция и точность. Страх перед будущим, связанный с этой защитой, можно развить в уникальную способность делать точные прогнозы. Эта способность весьма востребована в областях, где необходимы точное прогнозирование (каких-то событий или процессов) и оценка рисков - например, в области страхования, финансовом и бизнес-анализе.

Плохие прогнозы недопустимы там, где речь идет о человеке – о его здоровье, благополучии, развитии и перспективах. Здесь негативная оценка просто неэтична.

Развитое избегание может влиять на формирование еще одного, исключительно положительного свойства – чувства такта, которое позволяет учитывать негативные факторы, влияющие на других людей и заблаговременно предотвращать их влияние.

Для того чтобы реализовать такие великолепные качества, нужно лишь поверить в себя, узнать свои индивидуальные особенности, принять их и найти оптимальный способ профессионального применения своего таланта.


Изоляция


У физиологов есть понятие гомеостаза – постоянства внутренней среды организма, которое поддерживается с помощью иммунитета. Психологические защиты подобны иммунитету. Если иммунитет защищает наше тело, то защиты охраняют нашу психику.

От чего мы защищаемся? От того, что вызывает избыточное напряжение, которого хотелось бы избежать. С чего начинается формирование нашего психического иммунитета?

Первой появляется такая форма защиты как изоляция (уход от реальности).

Многие исследователи этого вопроса считают, что способность к изоляции присуща человеку от рождения. В ее основе – наша естественная потребность «отключаться» от действительности, если она нам неприятна. Маленькие дети после сильного возбуждения просто засыпают. Став взрослыми, мы много спим, когда устаем или когда заболеваем. Начинает действовать торможение, которое помогает нам быстрее справиться с болезнью. Сон – другое состояние сознания, в которое мы уходим из реальности. От такой естественной способности берет начало защитный механизм изоляции.

Как форма защиты изоляция проявляется в уходе от взаимодействия с внешним миром – от общения, от информации, от необходимости совершать какие-либо действия. В повседневной жизни эта защита работает, когда нам необходимо о чем-то подумать в спокойной обстановке, принять важное решение, побыть наедине с собой, когда нужно уйти от нежелательного общения, когда мы стремимся свести к минимуму разговоры с неприятными нам людьми, в конце концов - когда нам просто хочется отдохнуть. Закрыться в своей комнате; отключить телефон; переменить обстановку – уехать за город, на природу, в вояж; надеть наушники; отвернуться лицом к стене; уйти от разговора; ограничиться короткими фразами – все это признаки действия изоляции, ее нормальные проявления.

Изоляция становится основным средством защиты у людей, которым от рождения присуща повышенная, иногда болезненная восприимчивость и возбудимость. Здесь речь идет не столько об органах чувств – зрении, слухе, осязании, сколько, в первую очередь, о психологической и межличностной восприимчивости. Все, что видит, слышит и ощущает сверх-восприимчивый ребенок, вызывает в нем сильный отклик. Вполне нормальные и внимательные родители такого ребенка сталкиваются с его неадекватной, непонятной для них реакцией. С возрастом у таких детей развивается богатая внутренняя жизнь, которую они зачастую предпочитают реальности.

Затруднения в общении с ребенком могут приводить к тому, что близкие испытывают растерянность, как если бы в их семье появился инопланетянин.


Действие изоляции может усугубляться вторгающимся стилем воспитания родителей. Когда кто-либо из них стремится контролировать ребенка, навязывает ему формы и правила общения, образ жизни, не считаясь с его особенностями и предпочтениями.

Вместе с тем, изоляция не искажает воспринимаемую информацию, а обогащает ее внутренними впечатлениями и связями. Основная трудность, с которой сталкивается человек с изоляцией как основной защитой, это нарушение эмоционального взаимодействия с людьми.

Здесь подробнее нужно сказать о значении дистанции в межличностных отношениях для людей, у которых изоляция становится основной защитой. Для них – чем меньше межличностная дистанция с каким-либо человеком, тем больше вероятность усиления внутреннего напряжения. Их обостренная восприимчивость позволяет им получать больше информации в единицу времени. Они накапливают знания о мире с помощью наблюдений, предпочитая оставаться в стороне от происходящих событий. Даже на самих себя они часто смотрят со стороны.

Первоначально формируется физическая дистанция в общении с близкими людьми. По мере взросления ребенка она переходит во внутренний план (интериоризируется). Дистанция – необходимое условие для наблюдения, в том числе – на уровне внутренних, воображаемых объектов и мыслительных процессов – таких интеллектуальных операций как анализ, синтез, аналогия, обобщение.

В повседневной жизни повышение напряжения в какой-либо ситуации, связанной с недостаточной дистанцией в общении с нашим окружением, может активизировать в нас действие изоляции.

В зрелом возрасте, оказываясь в стрессовой ситуации, люди с основной защитой изоляцией могут переживать состояние деперсонализации – отстраненности от того, что с ними происходит, доходящей до отчуждения. В неблагоприятный жизненный период такие люди остро переживают одиночество. Их богатый и яркий внутренний мир, чрезвычайно субъективные представления о многих вещах редко находят понимание у людей, с которыми можно поговорить и поделиться. Субъективность формирует смысловую дистанцию, которую намного сложнее преодолеть, чем любую другую. Чем более зрелым становится человек в профессиональном и личностном отношении, тем больше выражена эта дистанция. Они находят собеседника в лице самих себя. Как говорил Ницше: «Всегда один и один дает со временем двух».

Людям с развитой изоляцией свойственны замкнутость, закрытость, стремление уйти от общения и, как следствие, ограниченный круг друзей и близких. Они редко инициируют общение, со стороны могут казаться пассивными, нелюдимыми, даже безразличными. Соответственно их особенностям, они хорошо себя чувствуют в областях, где есть возможность наблюдать, общаться опосредованно – с помощью телефона или Интернета, и работать в одиночестве. Их предпочтения – литература, наука и искусство.

В современном мире, когда на общество все сильнее влияют информационные процессы, общение оказывается все больше опосредовано техническими средствами связи. Следствием таких условий становится изоляция как навык опосредованного общения.

Действие единственного защитного механизма непродуктивно. Оно формирует упрощенные, негибкие формы поведения, затрудняющие взаимодействие с миром.

Как преодолеть действие изоляции?

Принципиальное свойство защиты – ее неосознаваемый характер. Осознание проявлений той или иной защиты уже само по себе способно смягчить ее действие. Кроме того, действие защиты вполне естественно. Если говорить об изоляции, то она включается в случае необходимости и основана на нашей потребности в личном пространстве и времени.

С одной стороны – изоляция может быть необходима здесь и сейчас. С другой стороны, если она становится постоянной характеристикой отношений с окружающими людьми, стилем общения, это может тяготить и вызывать неприятные переживания: одиночество, отчуждение, привычку избегать общения и замыкаться в себе. Какие приемы можно использовать для преодоления нежелательного действия изоляции? Здесь позвольте вам предложить ответить самим себе на следующие вопросы.

1. Каковы мои индивидуальные проявления изоляции? В каких ситуациях ее действие наиболее выражено? В присутствии каких людей из моего окружения – родных, близких или коллег – и при каких обстоятельствах я испытываю непреодолимое желание уйти в другую комнату, отвернуться, отвести взгляд, побыть наедине с собой?

2. Какие особенности и черты в других мне видятся самыми неприятными, отталкивающими и побуждают меня ограничить или прекратить общение? Как я могу организовать свое взаимодействие с такими людьми, какие правила общения с ними могу для себя сформулировать?

3. С каким человеком (людьми) мне труднее всего говорить?

4. Что меня волнует, беспокоит в разговорах, какая тема? О чем мне не хочется, неприятно говорить? Что меня ранит? Люди могут задеть нас, совершенно не желая этого, затронув волнующую, значимую для нас тему.

5. С какой целью я общаюсь, что я от этого получаю? Возможно, от некоторых контактов и знакомств лучше отказаться, если они не приносят ничего, кроме нервных и временных затрат. И не мучиться на эту тему.

6. Что мне нравится в людях, какие черты и особенности в них мне приятно и радостно наблюдать? Как говорил один из героев братьев Стругацких, «единственная доступная нам роскошь – это роскошь человеческого общения». Общение способно приносить радость и удовольствие, а также многие другие духовные и материальные блага. В таком случае, возможно, имеет смысл к нему стремиться?

7. Что мне нравится делать вместе с другими людьми?

Разговор – не единственная форма общения. Есть еще движение, танец, совместные действия. Просмотр фильма или обед в компании друга, знакомого или коллеги – это тоже общение…

Преодоление изоляции во многом связано с преодолением инертности, стремления к физической статичности, пассивности.


Рационализация, морализация и интеллектуализация


Производными от изоляции являются такие защиты как рационализация, морализация, интеллектуализация и фантазирование. Рассмотрим их более подробно.

Первоначально физическая дистанция, присущая изоляции, в процессе развития интериоризуется, переходит во внутренний план и становится неотъемлемой частью внутреннего пространства. В первую очередь происходит разделение эмоционального и рационального – чувств и мыслей. Такое разделение позволяет принимать решения в ситуации повышенного эмоционального напряжения, когда важно не переживать, а действовать. Так действует рационализация – защита, основанная на разделении эмоциональной и рациональной сторон отражения.

Как формируется рационализация?

В детстве, на этапе формирования наглядно-действенного мышления очень важно познавать мир на ощупь, осязать и что-то делать с вещами – собирать их, разбирать, строить, складывать и т.д. Если ребенок научился самостоятельно отвечать на вопрос «как?», это дает основания ожидать, что в будущем он будет весьма рациональным человеком. Как это сделать? Как это работает? Как решить эту задачу? Как получить конкретный результат?

Без рационализации невозможна продуктивная деятельность. Особенно важна она для людей, вынужденных часто принимать решения – для руководителей различных уровней, для специалистов, занятых в областях, исключающих влияние эмоций на профессиональную деятельность, таких как некоторые разделы медицины (хирургия, скорая помощь, интенсивная терапия), МЧС и др. – требующих точности и большой скорости принятия решений. У людей с развитой рационализацией, чем выше напряжение, тем ярче проявляется решительность (скорость принятия решения).

Недостатком этой защиты можно считать лишь недостаточную эмоциональную вовлеченность в межличностные отношения. Люди с развитой рационализацией могут казаться неадекватными в ситуациях, когда окружающие ждут от них эмоционального участия, сочувствия – простого человеческого внимания и сопереживания, а не подробной инструкции по поводу того, как выйти из сложившейся проблемной ситуации.

На самом деле рационализирующие люди проявляют любовь, принимая решения и совершая конкретные действия, направленные на улучшение жизни своих близких. Их любовь в конечном итоге оборачивается практической пользой для их окружения. Практичность – яркая черта людей с ведущей защитой рационализацией.

Рационализация лежит в основе интеллектуальной операции синтеза. Развитый синтез позволяет создавать новые проекты, без него невозможно творчество. Это относится ко всем областям профессиональной деятельности – экономике, искусству, образованию и др.

Разновидность рационализации – морализация – основана на развитых представлениях о добре и зле, на четкой, иногда жесткой системе оценок всех явлений с точки зрения той или иной принятой морали. В ситуации напряжения – субъективного хаоса – эта защита проявляется как распределение всех наблюдаемых явлений между черным и белым, хорошим и плохим. Такая однозначность действительно оказывается необходимой в ситуациях, требующих морального выбора.

Для людей с основной защитой морализацией огромное значение имеет нравственная сторона поступков и отношений – как своих собственных, так и окружающих людей.

Широкий спектр эмоций и чувств в силу действия морализации оказывается «втиснут» в узкие рамки хорошего и плохого. Со всеми вытекающими отсюда последствиями – категоричностью, однобокостью суждений, склонностью к утрированию оценок окружающих явлений и проч. Чем выше уровень напряжения в той или иной ситуации, тем ярче выражена полярность и категоричность суждений у человека с морализацией как основной защитой.

Действие любой защиты, даже если оно весьма выражено, – вполне нормально. Люди с ведущей защитой морализацией – основные носители морали в обществе, его нравственная основа, совесть человечества. Благодаря им в современном мире еще сохраняются представления о добре и зле. Это редкие экземпляры, которых скорее нужно охранять и лелеять, нежели стремиться их изменить.

Действие морализации сочетается с действием других защит, в том числе – рационализации и интеллектуализации. Оценка нравственных качеств людей, с которыми мы связаны, играет не последнюю роль в процессе принятия решения, когда речь идет о формировании личных отношений, взаимодействии с партнерами по бизнесу или общении с коллегами и клиентами. Морализация помогает сориентироваться в ситуации, когда нужно принять решение о доверии - недоверии, оценить тот или иной риск в отношениях. Еще одна иллюстрация – когда человек регулирует отношения с представителями противоположного пола, трансформируя эмоциональное притяжение или сексуальное возбуждение в деловое или более поверхностное общение, и при этом обосновывает это недопустимостью более близких, интимных отношений из-за разницы в социальном статусе, возрасте, или из-за того, что потенциальный партнер уже состоит в браке. Объединяет эти примеры то, что во всех этих случаях оцениваются отдаленные последствия сложившейся ситуации для всех, кто в ней участвует. Каковы последствия моих поступков для моего окружения? Таковы нормальные проявления морализации в повседневной жизни.

Категоричность, ортодоксальность, однозначность оценки нравственных качеств окружающих – эти особенности людей, у которых морализация выражена ярче, чем другие защиты, могут затруднять общение с ними. В этом случае скорее действует не столько субъективный нравственный принцип, сколько приверженность правилам или жестким нормам поведения. О преодолении, об изменении имеет смысл говорить, только если человек сам хочет сделать свою эмоциональную жизнь богаче, а моральный выбор – менее мучительным.


На этапе, когда ребенок становится почемучкой, может закрепиться такая форма защиты как интеллектуализация. Если взрослые слишком заняты или по каким-либо другим причинам не могут ответить на бесконечные «почему?», и ребенок вынужден искать ответы на свои вопросы самостоятельно, то есть вероятность, что он будет это делать всю жизнь. Главный принцип интеллектуализации – установление причинно-следственных связей между явлениями окружающего мира.

Одна из главных целей интеллектуализации – отстранение от аффектов, их нейтрализация. Рационализация предполагает иное – она не требует избегать аффектов, но приписывает им скорее «вероятностные», нежели истинные, побуждения; дает им рациональные или идеальные обоснования.

Если рационализация связана с развитым синтезом, то интеллектуализация – с анализом. Анализ – путь от целого к частному – приводит к видению все большего количества деталей в целом. Действие интеллектуализации снижает напряжение с помощью объяснений, установления причины напряжения.

Люди с развитой интеллектуализацией заворожены горизонтами, которые открывает абстрактно-логическое мышление, они счастливы в областях, где требуется анализ. Преимущественно это теоретики, очарованные красотой закономерности, формулы.

Развитый анализ приводит к параллельному сосуществованию нескольких альтернативных вариантов решения задачи, каждый из которых развивается параллельно. Посему часто эти люди живут в параллельных мирах. Они начинают задыхаться в одномерном или двухмерном пространстве. Чем больше параллельных миров (или – говоря на языке интеллекта – одновременно решаемых задач) – тем более устойчиво равновесие. Чем сложнее задача – тем шире горизонт. При этом время на решение задачи – деталь второстепенная. О рассеянности людей науки существует множество анекдотов. Для них часто важен не столько результат решения, сколько сам процесс. Поэтому для них не существует времени.

Нормальные проявления интеллектуализации – рассеянность, задумчивость, замкнутость. Это обратная сторона сосредоточенности на решаемой задаче. Обитание преимущественно в мире абстракций приводит к тому, что окружающие люди испытывают затруднения, пытаясь понять интеллектуалов, которые часто используют в своей речи специальные термины. Для того чтобы сократить субъективный разрыв между миром абстракций и реальностью важно выработать в себе навык решать практические, конкретные задачи.

Интеллектуальные увлечения могут быть присущи человеку независимо от того, чем он зарабатывает себе на жизнь, независимо от его основной деятельности. Интеллектуальный потенциал, склонность к решению абстрактных задач далеко не всегда находит себе практическое применение в повседневной жизни. Однако подспудно все мы размышляем о вечных и философских вопросах. Привычка и склонность к абстрактному мышлению дает великолепные результаты с возрастом, особенно во второй половине жизни, когда происходит естественное становление интеллектуальной зрелости. Интеллектуальные привычки способны улучшить качество жизни, так как они замедляют процессы старения. К моменту, когда дети вырастают, когда профессиональное становление остается позади, умственные операции становятся все более совершенными, накапливается огромный объем знаний и опыта – все это работает на решение интеллектуальной задачи, позволяет видеть множество нюансов, поток миллиардов вещей. Здесь радость от познания, от открытий, от глубокого понимания разных вещей может стать совершенной.

Рационализация, морализация, интеллектуализация и фантазирование – защиты, которые активно участвуют в интеллектуальной жизни, поэтому их можно отнести к шкале когнитивных. Это защиты, которые участвуют в развитии интеллекта, и в их основе лежит инстинкт познания. Они взаимно дополняют друг друга и без участия какой-либо одной из них невозможно полноценное мышление.


Фантазирование


Защитную функцию может нести и фантазия: воображаемый сценарий, в котором исполняется – хотя и в искаженном защитном виде – то или иное желание субъекта (в конечном счете, бессознательное).

Фантазии могут иметь различные формы: это осознанные фантазии, или сны наяву, и бессознательные фантазии, обнаруживаемые аналитиком в качестве структурной подосновы явного содержания, или, иначе, «первофантазии».

От фантазирования во многом зависит, насколько гибкими и эффективными будут все другие формы защиты, так как она определяет вариативность (альтернативные варианты) в процессе решения задачи, силу мотивации, субъективность и яркость мировосприятия.

Фантазирование, как и рассмотренные выше защиты, развивается на основе изоляции. Об этом защитном механизме можно говорить, когда уход в мир воображения, фантазий происходит автоматически и вопреки обстоятельствам на фоне стресса, возрастающего напряжения. Чем выше напряжение – тем глубже уход, тем ярче фантазии. Крайним проявлением этой защиты будет поглощенность миром собственного воображения, уход в фарфоровую башню своей мечты, строительство воздушных замков.

Защитный механизм фантазирования ярко иллюстрирует фраза «Нарисуем - будем жить».

Как и любая другая защита, фантазирование может принимать негативные формы лишь в случае недостаточного развития других защитных механизмов.

Рационализация скорее ярче выражена у хороших практиков, которые многое умеют в своей области деятельности. Морализация – у людей, которые воплощают в жизни принципы этики и морали. Интеллектуализация – у ученых, преимущественно теоретиков. Фантазирование – в большей степени у людей искусства.

Если рассмотреть когнитивные защиты с точки зрения интеллектуальных операций, то рационализация выражается скорее в эффективности решения конкретной практической задачи (операции синтеза, классификации), морализация – в выделении нравственных аспектов принимаемого решения, интеллектуализация – в установлении причинно-следственных связей (анализ, аналогия, сравнение), а фантазирование – в многовариантности решения и в поиске нового решения (воображение). Все эти защиты ярко иллюстрируют действие инстинкта познания.

Фантазирование непосредственно связано с творчеством. Процесс творчества можно представить, как воплощение стремления создать что-то, что не удается обнаружить в действительности, чего в ней очень не хватает. Если мне не удается найти книгу, которую мне хотелось бы прочесть, можно написать ее самому. Если я не могу найти музыку, которую мне хочется слушать, ее тоже можно создать самому. Это можно отнести к литературе, к техническим изобретениям, к театру, к человеческим отношениям. Создание того, чего нет, но что есть в моем воображении. Воплощение в реальность того, что мне никак не удается в ней найти.

У каждого из нас действует не одна защита. Каждая из рассматриваемых защит в той или иной степени действует у любого нормального человека.

Воображение, фантазии, иллюзии, мечты – все это проявления нашей свободы, нашего творческого потенциала. Фантазирование в большей степени, чем другие когнитивные защиты, связано с миром бессознательного – априорного, присущего нам с рождения, инстинктивного и индивидуального. Искажающее вмешательство ума – как нашей контролирующей, социально обусловленной составляющей – в случае фантазирования выражено слабее, чем случае других интеллектуальных защит.

Фантазирование как защита помогает пережить самые мрачные периоды нашей жизни, когда реальность тягостна и безрадостна, и хочется уйти из нее в иной мир. Даже если этот другой, воображаемый мир иллюзорен – нельзя человека лишать возможности обитать в этом мире.

Нормальное действие защиты – это ее сознательное использование, когда можно свободно уходить в мир воображения и возвращаться из него. В этом случае она перестает быть неосознаваемым механизмом, который самопроизвольно «включается» и может искажать наше восприятие и взаимодействие с окружающими, а становится вполне сознательным приемом саморегуляции.

В последнее время в различных научно-популярных источниках появилось много материалов об участии воображения в механизмах стресса. Для нашего организма не имеет значения, какая неприятность – реальная или воображаемая – нас тревожит. Но раз так, раз воображаемая опасность может ухудшать наше самочувствие, то воображаемая радость с таким же успехом может его улучшать. Фантазия, воображение, мечта или иллюзия – факт нашей душевной жизни. Факт остается фактом.

Комментариев нет:

Отправить комментарий