Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


вторник, 14 июня 2011 г.

Успех с конвейера акмеологии



Пожалуй, нет человека, у которого слово «успех» не вызывало бы какие-то эмоции. У одного – это жгучее желание непременно стать успешным, у другого – горечь собственного поражения, у третьего – зависть и т.д.

Успех, как правило, ассоциируется, с карьерным ростом, богатством, популярностью, харизмой. Успешный человек всегда на виду, он имеет высокий авторитет, ему стараются подражать. Успешность проявляется в способности управлять людьми, видении перспектив, умении эффективно распоряжаться ресурсами.

Статьи об успехе пользуются неизменной популярностью. Книги с советами, как добиться успеха, занимают достойное место на прилавках всех книжных магазинов и охотно разбираются. На поприще обучения успешности трудятся тысячи специалистов-психологов, Короче, тема успеха привлекает людей столь сильно, что существует целая индустрия изготовления успешных людей.

Мы тоже, отдавая дань традиции, отметились в Интернете своей многословной статьей «Анатомия успеха», в которой коснулись важнейших составляющих данного феномена. Логическим продолжением этой статьи явилась статья «Смысл жизни», в которой мы сосредоточились лишь на одном аспекте успешности – целеполагании.

Данная статья до некоторой степени затрагивает остальные аспекты – адаптацию, саморегуляцию и самоуправление. Но, в целом, она посвящена молодой научной дисциплине, разделу писхологии – акмеологии. И вот почему!

Акмеологию можно называть наукой, изучающей успех. В область интересов данной дисциплины входит абсолютно все, что так или иначе связано с успехом: становление личность, социальная адаптация, мотивация, деловая коммуникация, преодоление конфликтов, смысл жизни, профессиональное развитие и многое другое. С появлением акмеологии успех становится официальным предметом научного рассмотрения, а производство успешных людей ставится на научную основу. Итак, постепенно начинают сбываться мечты мудрых государственных руководителей, желающих поставить науку на службу экономике и получать экономический эффект от любой научной деятельности. Теперь наука на коммерческой основе начнет воплощать в жизнь Американскую мечту, общество будет постепенно наполняться успешными людьми, а могущество государств через то будет всемерно приумножаться.

Акмеология является междисциплинарным научным направлением. Это в первую очередь означает, что появились ученые, которые принялись собирать в единую теорию все потуги на анализ феномена успеха в различных областях знания – истории, философии, социологии, психологии, синергетике, теории информации, теории систем, теории принятия решений и др.

На наш взгляд, достижения новой науки пока не впечатляют. Сама наука здесь, возможно, ни в чем не виновата – просто уж взятая ей тема чересчур нетривиальна. Тем не менее собранный и систематизированный в акмеологии материал из различных дисциплин, несомненно, заслуживает внимания. Во-первых, учеными были решены многие терминологические проблемы. Во-вторых, феномен успеха был очищен от мифов, слухов и толкований. Он был поставлен на единую рациональную основу. В-третьих, построены модели, обобщающие наше представление об успехе, открывающие возможности его количественной оценки.

Особенно акмеологии будет интересна тем, кто пытается следовать советам различных проповедников успеха. Каждый проповедник имеет собственную эмпирически подобранную им серию советов. Возможно, для него самого эта серия и является золотой. Но не факт, что этими советами столь же эффективно смогут воспользоваться и другие люди. Акмеология, по крайней мере, не упрощает путь к успеху до того или иного набора тривиальных правил. Она пытается рассматривать успех как многогранное явление, на которое могут оказывать влияние различные факторы. Привлекая понятийный аппарат и методический инструментарий других наук, акмеология помогает выявить индивидные характеристики человека, которые с высокой долей вероятности позволяют утверждать, что он действительно достиг успеха.

После такой преамбулы перейдем к краткому введению в акмеологию.

Под акмеологией понимают научную дисциплину, изучающую закономерности и феномены развития человека до ступени его зрелости, при достижении им наиболее высокого уровня в этом развитии. Акмеология изучает развивающегося человека как индивида, личность, субъекта труда в процессе высокопрофессиональной деятельности.

Акмеология рассматривает развитие как постоянное совершенствование человека, а его жизненный путь – как движение к более совершенным, высшим формам, к лучшим проявлениям человеческой сущности. В рамках данной дисциплины разрабатывается теория достижения наивысших результатов.

Акме (от греч. вершина, цветущая пора) – высшая точка, период расцвета личности, наивысших ее достижений, когда личность проявляет свою зрелость во всех сферах жизнедеятельности и, прежде всего, в профессиональной деятельности. Под акме подразумевается максимальное развитие способностей и дарований; считается, что акме приходится на период возрастной взрослости, социальной и личностной зрелости человека. Акмеологический подход – базисная обобщающая категория, описывающая совокупность принципов, приемов и методов научного исследования, позволяющих изучать и решать научные и практические проблемы и задачи в объеме их реального онтологического бытия.

В акмеологии крайне актуальна проблема поиска и разработки психотехнологий, алгоритмов, позволяющих или, способствующих, помогающих деятельному человеку наиболее полноценно и гармонично состояться в разных сферах его жизнедеятельности. Один из магистральных путей к ее разрешению – рассмотрение человека как активного субъекта своей жизнедеятельности. Следовательно, речь должна идти прежде всего о социальных детерминантах высших профессиональных достижений человека как «внешних условиях» и «внутренних», их обусловливающих, специфических личностных новообразованиях (самоактуализации, самоэффективности, самодетерминации и т.п.).


Акмеологический подход к процессу совершенствования


Понятие «акме» является основополагающим в акмеологии. В современных условиях понятие акме истолковывается не однозначно. Подчеркнем разные подходы к пониманию акме. Так, одни ученые рассматривают понятие «акме» как последовательный ряд достижений человека на жизненном пути, акцентируя внимание на временном аспекте и количественной характеристике «акме» в жизнедеятельности человека.

Другие исследователи рассматривают «акме», как вершину индивидуального и личного развития человека на этапах жизнедеятельности – детство, юность (ювенология), период взрослого человека (зрелость), период старости (геронтология).

Третьи исследователи рассматривают «акме» как достижение вершин личностью и социумом. Здесь также имеются несколько подходов.

Первый – совершенствование личности в период взрослости и зрелости.

Второй – анализ изменений как процесс совершенствования, который происходит во внутреннем мире человека, отражается в психике и изучается в комплексе с другими науками о человеке.

Третий – понимание «акме» как результата – достижение вершин в социальной и профессиональной деятельности.

Греки словом «акме» называли период возраста в человеческой жизни, когда появляется зрелость всего, на что способен данный человек, когда развернулись, расцвели и на вершине своих способностей находятся его силы.

Термин «акме» употребляется также еще в одном значении пиков и оптимумов, которых человеку удается достичь в своем развитии на разных возрастных ступенях.

Это понятие «…восходит к древнегреческому «akme», происходящему, в свою очередь, от слова «axis» («острие») и означающему: «высшая степень чего-либо, цвет, цветущая пора»; «en akmy einal» (быть в акме) означает: «быть в полном цвете, на высшей степени развития».

Акме – это вершина в связи с рассмотрением понятия формы в четырехмерном пространстве. Не только человек имеет «акме», и притом каждой из координат, но и животные и растения. Всякая вещь имеет свое цветение, время наибольшего пышного своего развития, свое «акме».

Акме – высший для каждого человека уровень в его развитии, который приходится на какой-то временный отрезок его зрелости.

С психологической точки зрения т акме – это высший для каждого человека уровень развития его физического здоровья, ума, чувства, воли, взаимодействующих таким образом, что он добивается наибольшего результата, проявляя себя как индивид, как личность и как субъект деятельности.

Акме в профессионально-спортивной деятельности – это выдающийся официальный результат, рекорд, победа спортсмена.

Достижение результатов вершин рассматривается с точки зрения совершенствования и закономерностей развития на различных уровнях взаимодействия человека и общества. С самого начала культурного развития человечества складывались представления о совершенствовании человека. Высказывалась идея о том, что в развитии индивида есть некоторая высшая точка, точка подъема, расцвета, высшая ступень совершенства.

Понятие вершины, рассматривается с точки зрения различных мировоззренческих подходов – трех составных частей мировоззрения: мифологии, религии и науки. На третьем этапе исторического развития формируется научное мировоззрение, когда представление о человеке выступает в качестве многогранной сущности возвышенного человека. Сущность возвышенного человека рассматривается с трех позиций:

Во-первых, стадии вершинности, которые понимаются как меры длины в достижении вершины;

Во-вторых – конкретной точки вершинности, как состояние предела окончания одного и начала другого этапа совершенствования;

В-третьих – как результат продуктивной деятельности и необратимости («стрела времени») процесса совершенствования личности и общества.

Таким образом, жизнеутверждающей функцией человека является стремление вперед и овладение одной вершиной развития за другой. Но процесс совершенствования движения от вершины к вершине невозможен без прогнозирования будущего на основе достижения конкретного результата и последующего движения вверх. В этом состоит принцип совершенствования и определения своей роли в этом процессе.

В современной трактовке есть три сложившихся определения вершинности:

  • Акме (acme) – символ: гора (вершина)
  • Кульминация (culminis) – символ: цветок, расцвет, созревший плод
  • Топ (top) – символ: зрелая личность, высший результат высокопродуктивной деятельности индивидуума и социума. Топ – человек и топ – цивилизация.

Таким образом, понятие «акме» является универсальным для понимания процессов, как в живой, так и в неживой природе, как критерий – вершины достижения акмерезультата, с которого начинается следующий, более совершенный этап развития.

Понятие «акме» может также рассматриваться как процесс становления.

Таким образом, основными значениями  понятия «акме» являются:

1. Определение точки (вершины) максимального совершенствования человека в онтогенезе, особенно в период возрастного развития и в период зрелости.

2. Формирование психологического новообразования, который отражается в психике при достижении вершин, как в социальной, так и в профессиональной деятельности.

3. Определение оптимумов, как элементов акме – развития, которые человек достигает в процессе совершенствования, как высшей степени; цветущей поры – кульминации, высшего для каждого человека уровня развития
его физических и личностных и качеств.

4. «Акме», как толчка достижения максимальной социальной топологической зрелости в процессе актуализации деятельности индивидуума и социума, обусловленное невозможностью возвращения в исходную точку.

Предметом данной области знаний является изучение закономерностей достижения максимального совершенства во всех видах индивидуальной деятельности человека.

Индивидуальная деятельность при акмеологическом подходе рассматривается как решение (интуитивное, сознательное, сверхсознательное) бесчисленного ряда репродуктивных и творческих задач.

Акмеология имеет свой предмет исследования – достижение наивысшей точки в развитии природы и деятельности взрослого человека на этапах его социальной и профессиональной зрелости. Если наука ставит своей целью выявить законы, в соответствии с которыми объекты могут быть преобразованы в ходе человеческой деятельности, то акмеология, как предмет научного исследования рассматривает человека, как объект, который обладает функциями фрагмента природы, подчиняется законам развития природы, личности – в контексте социальной подсистемы.

В настоящее время существует два подхода к определению предмета:

  • в широком понимании – являются процессы, закономерности и механизмы, содействующие прогрессивному развитию зрелой личности и ее высоким личностно-профессиональным достижениям совершенствования человека как индивида;
  • в более узком  понимании является поиск закономерностей саморазвития и самосовершенствования зрелой личности, самореализации в разных сферах, самообразования, самокоррекции и самоорганизации.

Акмеология рассматривает не просто человека, а человека – зрелую личность. Если в психологии некоторые исследователи рассматривают зрелость и взрослость как тождественные понятия, то в акмеологии эти два понятия имеют самостоятельный значения.

В более узком социально-психологическом понимании, предметом акмеологии является поиск совершенствования и закономерностей достижения вершин личностью и обществом, с учетом закономерностей и механизмов развития-саморазвития человека на ступени ранней, средней и поздней взрослости и зрелости.

Данный принцип является методологической базой устремленности в будущее, пониманием смысла и стратегии жизни, социального оптимизма, является основанием для выработки целеполагания личности, мотивации и формирования «акме» в понимании его топологичности.

Так как принцип вершинности в акмеологии является основополагающим, то данное явление рассматривается в его развитии и наполнении новым смыслом на разных этапах исторического развития.

Совершенствование рассматривается с акмеологической точки зрения, когда совершенствование предполагает линейное восходящее движение от исходной точки развития к точке наивысшего развития.

На основе понимания символа акме-развития как горы, можно построить модельный ряд акме-развития различных путей достижения акме.

Одновершинная модель – классическая модель, которая позволяет проанализировать путь совершенства достижения конкретного человека в высшей точке акме как вершине при достижении конкретного результата.



Многовершинная модель также является классической моделью, характеризующей достижение множественного результата в жизнедеятельности человека. Пики совершенства располагаются на одной линии развития.



Макровершинная модель: среди всей совокупности вершин достижения преобладает одна, главенствующая, которая и является высшим пиком, т.е. высшей точкой развития человека.



Безнизинная модель является переходной моделью, т.к. она является последним этапом классического развития вверх. Она является основой анализа движения вверх через спад, упадок, кризис, т.е. те явления, которые будут характеризоваться преодолением так называемого низинного этапа развития.



Если пристально присмотреться к их конфигурации, то нетрудно заметить, что одновершинные модели в обоих случаях совпадают. Многовершинные модели также совпадают, при этом многовершинная модель является частным случаем (фрагментом) макровершинной модели, также как и безнизинная модель является частным случаем (фрагментом) макровершинной модели. В этой модели имеется несколько «акме», но среди них есть доминирующая вершина, господствующая над другими. То, что одновершинная и многовершинная (с равноправными вершинами) модели являются частными случаями макровершинной модели, достаточно очевидно. Но и безнизинная модель является таким частным случаем, она представляет собой просто восходящую ветвь одновершинной модели, обрывающуюся на вершине. Безнизинная модель не является безвершинной. Иллюзия отсутствия вершины (и, следовательно, «акме») у безнизинной модели связана с ошибочным смешением понятия «акме» как результата деятельности с процессом достижения этого результата.

Таким образом, при анализе классических акмеологических моделей необходимо подчеркнуть, что все они являются частным случаем макровершинной модели, которая характеризуется принципом восхождения вверх от одной точки совершенства к другой, их условно можно назвать восходящими моделями.

Достигнув «акме», система продолжает функционировать, приближаясь к своему концу. Но финал может быть различным – конечный уровень организации может быть выше исходного, на том же уровне и ниже. Тогда можно говорить о прогрессивном, «одноплоскостном», и регрессивном развитии. Траектория развития обусловлена множеством факторов, внутренних и внешних.

Вторым общеметодологическим принципом понимания «акме» является кульминация (culminis), как символ – цветок, расцвет, созревший плод в растительном мире и зрелость индивидуума в феноменологическом понимании. Методологические принципы поэтапного развития при анализе достижений одного этапа, как кульминации достижений и перехода к другому этапу применялись многими учеными.

Так, выдающийся мыслитель Аристотель в своих биологических работах по анализу «лестницы живых существ» выделяет три акме-этапа – «момента жизни: вегетативный (рождение, питание, рост), чувственно – моторный (ощущение, вожделение и движение) и интеллектуальный (познание, выбор). Этим моментам жизни соответствуют три души – вегета-тивная, чувственная и интеллектуальная. У растений – только первая, у животных – первая и вторая, у людей – все три».

Третьим общеметодологическим принципом является «акме» как вершина в понимании топ (top), как символ зрелости личности и общества в достижении наивысшего продуктивного результата, определяющего невозможность возвращения в исходную точку (стрела времени). Данный принцип понимания вершинности (как совершенствования) стал широко применяться в настоящее время. Когда принцип прогрессивного развития индивидуума характеризуется в профессиональном плане, как характеристика высшего профессионала, как топ-специалист, топ-менеджер, а этапы совершенствования развития общества, как топология развития района, региона, страны, территории, планеты. В высшем топологическом понимании «акме» – гармоническое, оптимальное развитие человека в онтогенезе и социогенезе. Первый оптимум – «оптимум общего развития», второй – «оптимум специального развития». Реализация оптимумов происходит под влиянием практической деятельности. В онтогенезе человека существуют оптимумы развития – показатели наибольшей продуктивности. Оптимум лежит не в период отрочества, как считали в 19 в., а в период ранней взрослости – в 17-23 года – оптимум сенсомоторных, логических функций. Полагали наличие стабилизации. Но на самом деле не плато, а ломаная линия развития. Существование 2-го оптимума в интервале от 35 до 45 лет. Здесь – вторая стабилизация».

Личность в своем развитии проходит четыре фазы зрелости:

1) «подготовительная фаза» – до созревания;
2) «старт» – начало самостоятельной практической деятельности;
3) «кульминация» – социальное акме личности;
4) «финиш» – окончание продуктивной деятельности.

Топологические и метрические фазы возраста могут не совпадать, так как на биологический возраст накладываются особенности жизненного пути.

Важной проблемой акмеологии является исследование методов достижения акме. Очевидно, что самоорганизация индивидуума (как единства индивида, личности, субъекта деятельности, индивидуальности) состоит из двух процессов – самоподготовки и самореализации. Самоподготовка означает формирование творческого потенциала индивидуума, а самореализация воплощение этого потенциала в жизни (реализацию этого потенциала).

В свою очередь, самоподготовка складывается из двух процессов – самообразования и самовоспитания. Первый предполагает, в частности, приобретение таких знаний и навыков оперирования этими знаниями, которые не предусмотрены официальной системой образования в избранной индивидуумом области деятельности. Второй предусматривает, в частности, развитие таких моральных качеств, которые не гарантируются социальной средой, играющей роль воспитателя. Особое значение имеет воспитание в себе способности противостоять прогрессивно нарастающим (создаваемым соответствующей социальной средой) трудностям в достижении поставленной цели по принципу: «Чем больше препятствия – тем больше энтузиазм в их преодолении».

Еще более важным является двойственное строение процесса самореализации – комбинация самовыражения и самоутверждения. Самовыражение предполагает получение результата, представляющего максимальную ценность для своего творца (доставляющее ему максимальное эстетическое наслаждение). Но этого еще недостаточно для полной самореализации. Самовыражение – это только первый шаг в самореализации.

Второй и притом решающий шаг заключается в том, чтобы добиться общественного признания полученного результата. Так можно убедиться в его общезначимости, т.е. в его ценности не только для получившего его индивидуума, но и для социума. Без общественного признания результата индивидуальной деятельности подлинное бытие индивидуума невозможно. Если резюмировать сказанное, то можно выстроить следующую схему:

Самоорганизация индивидуума
                   самоподготовка
                                      самообразование
                                      самовоспитание
                   самореализация
                                      самовыражение
                                      самоутверждение

Акмеология не ограничивается исследованием путей и методов достижения индивидуального акме. Чрезвычайно важным является вопрос о мотивах стремления к акме. Следует различать формальный и содержательный подход к анализу этих мотивов. При формальном подходе все мотивы такого рода сводятся к следующим двум:

1) стремление к профессиональному росту, т.е, достижению максимального профессионального мастерства в соответствующем виде деятельности;

2) стремление к социальному росту – достижению максимального социального статуса в соответствующей социальной среде с помощью развития максимальной системы социальных связей (Public Relations).

Здесь речь идет о стремлении к «вершине» профессионализма и «вершине» социализации. Первый мотив связан с достижением максимума в самовыражении, а; второй – с достижением максимума в самоутверждении.

Для полной самореализации требуется сочетание обоих мотивов, но здесь возникает серьезная проблема. Дело в том, что профессиональный и социальный рост могут приходить в противоречие друг с другом и на этой почве могут возникать острые конфликтные ситуации. Профессиональный рост требует не только физической (отсутствие непрофессиональных поручений), но и духовной свободы (отсутствие отвлекающих от профессиональной деятельности непрофессиональных задач, мешающих полному сосредоточению на профессиональных проблемах). Между тем, развитие системы социальных связей (Public Relations) переключает значительную часть времени и усилий совсем в другую сферу, порой очень далекую от профессиональной деятельности.

Ситуация оказывается еще сложнее в виду того, что возникают противоречия в рамках самого профессионального роста и самого социального роста (взятых в отдельности).

Может показаться, что профессионализм хорош, а дилетантизм плох, поэтому надо стремиться к максимальному развитию профессионализма и полному искоренению дилетантизма. Но история мировой культуры (науки, искусства, философии и т.п.) показывает, что крайний профессионализм столь же не безгрешен, как и крайний дилетантизм. Профессионал высокого класса, обладая колоссальной эрудицией в своей области, делает обычно акцент на анализе информации. Придается огромное значение мелочам и недооценивается значение синтеза информации (значение целого). Результатом такого «аналитического» стиля мышления является неумение отделить главное от второстепенного, т.е. утрата способности видеть за частями целое.

История науки особенно наглядно показывает, что сознательное игнорирование второстепенных фактов с целью четкого выделения главных (ведущих к пониманию целого) является не недостатком, а достоинством научного мышления. Все сказанное приводит к тому, что гипертрофированный профессионал страдает узостью кругозора, лишающей его возможности делать оригинальные обобщения фундаментального характера.

Для дилетанта характерен другой недостаток и другое достоинство. В силу ограниченности своих знаний в соответствующей области он не обращает внимания на многие детали, но зато нередко интуитивно правильно «схватывает» целое (наивный синкретизм). Этот парадокс объясняется следующим образом. Для некоторых дилетантов, которые являются действительно талантливыми людьми, характерна т.н. «свежесть восприятия» и связанное с ней «чувство новизны». Именно благодаря подобному чувству талантливый дилетант замечает порой такие вещи, мимо которых проходит перегруженный и утомленный множеством мелочей профессионал. Профессионал не может посмотреть на свою изощренную и хитроумную деятельность со стороны. И это делает за него именно дилетант.

Все сказанное справедливо в применении не ко всякому дилетанту, а только к такому, который действительно является потенциально талантливым человеком. Элементарное невежество и отсутствие элементарной системности в знаниях и навыках никогда не приводили к хорошим результатам в любой области деятельности, несмотря на претенциозное стремление многих бездарных дилетантов «самореализоваться» любой ценой. Огромный труд серьезных професеионалов расходуется ежегодно на разоблачение попыток такой псевдореализации.

Таким образом, для успешного движения к акме требуется не простой профессиональный рост, а такой, который сочетается с сохранением свежести восприятия и чувства новизны. А для этого необходимо достижение максимальной гармонии между умеренным профессионализмом и умеренным дилетантизмом (избегая как крайнего профессионализма, так и крайнего дилетантизма).

Подобная гармония необходима еще и потому, что наибольший успех в творческой деятельности достигается обычно в «пограничных» (маргинальных) областях, где пересекаются разные виды деятельности (синтез разных теорий, синтез наук, синтез художественных стилей, синтез искусств и т.п.) В «пограничных» формах деятельности индивидуум, сочетает умеренный профессионализм с умеренным дилетантизмом. Он никогда не может быть «абсолютным» профессионалом в обеих формах деятельности, «нельзя объять необъятное». В точных науках принципиально новые результаты обычно получают молодые специалисты, обладающие умеренной профессиональной подготовкой и в то же время обостренным чувством новизны.

С аналогичной проблемой сталкивается акмеолог при рассмотрении противоречивой ситуации в недрах социального роста. Здесь с первого взгляда все кажется простым и ясным: социализация индивидуума (расширение сферы его социальных связей) – это нечто положительное, а его автономизация (изоляция от общества) – нечто отрицательное. Элементарный жизненный опыт показывает, что не всякие связи хороши: есть связи, способствующие самовыражению и самоутверждению в профессиональной деятельности, а есть и такие, которые мешают как тому, так и другому. Существуют связи, которые помогают самоутверждению в профессиональной деятельности, но препятствуют самовыражению, и наоборот. Поэтому изоляция индивидуума от некоторых связей может быть не менее плодотворной, чем его включение в систему профессионально эффективных связей. В сфере социального роста проблема разрешения конфликтных ситуаций на пути к акме решается так же, как и в сфере профессионального роста - достижение максимальной гармонии между умеренной социализацией индивидуума и его умеренной автономизаиией. Значит, надо развивать только такие связи, которые способствуют самовыражению и самоутверждению в избранной профессиональной области, и избегать такие, которые препятствуют этому.

Конечным итогом успешного продвижения к акме является требование достижения максимальной гармонии между профессиональным ростом индивидуума и его социальным ростом. Это достижение гармонии между двумя гармониями – внутренней гармонией профессионального роста (между умеренным профессионализмом и умеренным дилетантизмом) и внутренней гармонией социального роста (между умеренной социализацией и умеренной автономизацией), Достижение настоящего акме в индивидуальной деятельности - труднейшая задача и лишь немногим она оказывается под силу. Но это не значит, что решать ее не должны стараться все: никто заранее не знает, кому она под силу, а кому нет.


Совершенный человек в акмеологическом измерении


Сквозной проблемой акмеологии всегда являлась и является идея развитого, изощренного, зрелого человека, совершенной личности. Например, Ф. Ницше выразил идею развития в идеале «сверхчеловека», «белокурой бестии», способной «прорвать горизонт», установленный традиционной религией и моралью.

Многозначность и сложность развития характеризуется одновременной направленностью на оптимальный и вместе с тем экстремальный результат – акмерезультат. При этом факультативные параметры развития не могут быть ниже минимума, а должны быть в зоне оптимального уровня развития, тогда как основные – достигать оптимально экстремального результата. Именно экстремальные принципы, благодаря своей универсальности, сохраняют связь с известными в природе принципами развития (простота, оптимальность, целесообразность), одновременно воздействуют на психологию и различные параметры человеческой активности, обеспечивая полную и максимальную реализацию процессов развития путем достижения предельных, крайних и пограничных состояний, а также посредством их преодоления. С этой точки зрения совершенный человек – это оптимально экстремальный уровень развития целостного человека.

Обращение к экстремальным принципам  неизбежно ставит вопрос о сущности феноменов «акме» и «зрелости» человека. Можно ли считать человека, достигшего «акме», совершенным человеком? Но тогда, как быть с положением о множестве «акме», которые человек может достигать в процессе свой жизнедеятельности? Феномен «зрелости» также требует некоторого переосмысления. Так, в концепциях возрастной психологии содержатся утверждения о том, что развитие может включать в себя процессы, берущие начало не с момента рождения, а в более поздние периоды жизни . При таком понимании развития изменяются представления о всех жизненных эпохах: во-первых, детство – не единственный период, в котором происходит формирование новообразований, во-вторых, стадия зрелости теряет свои лидерские позиции и статус образца и цели развития, в-третьих, стадия старения также оказывается включенной в общий процесс развития. В связи с этим встает вопрос о целях развития: если не зрелость, тогда, какова цель развития?

На вопрос о целях развития можно ответить не с точки зрения возрастной психологии или с точки зрения определения человеческой целостности, а, скорее всего, с точки зрения целостности процесса развития человеческой жизнедеятельности. Известно, что формы человеческой жизнедеятельности развиваются быстрее тех изменений, которые претерпевает сам человек. Здесь важно напомнить известную мысль С.Р. Рубинштейна о том, что «личность формируется и проявляется в деятельности». Поэтому для понимания целей развития нужно анализировать все основные параметры бытия человека, соотносить и соизмерять его творческие и экстремистские проявления. Если учитывать только показатели возрастной зрелости или только позитивные представления о целостности развития человека, тогда перед нами будет абстрактный Человек и одноплоскостной, идиллический взгляд на жизнедеятельность людей.

Одноплоскостное развитие – это только комбинация известных элементов, находящихся на одном уровне, которые не имеют направленного движения, а значит, не ведут к улучшению или к ухудшению тех или иных качеств и свойств деятельности. В свою очередь, совершенный человек – высшая точка абсолютной полноты и зрелости духовного развития, которая в снятом виде содержит в себе истинный экстремум развития, соответствующий высшим идеалам проявления творчества и культуры. Тем самым, феномен совершенного человека содержательно отвечает критерию зрелости, по своему вектору или конечной цели развития совпадает с понятием «акме», одновременно не исчерпывая себя ни в первом, ни во втором. Четкими границами феномена совершенного человека выступает конкретный анализ социального идеала такого человека, механизмов его возникновения, а также анализ самого процесса развития совершенной личности как продукта культуры.

Находясь в предметной области, например, нравственно-психологической оценки, трудно представить данную категорию вне взаимосвязи с другими категориями, характеризующими принципы усложнения и развития, законы хаоса и порядка, самоорганизации и самодетерминации. Другими словами, вне культурного контекста принципиально невозможно построить модель совершенного человека. Именно в общественной культуре все изменения проходят цикл от момента возникновения до финальной стадии – вершины, пика, кульминации процесса развития. Каждому типу культуры, в рамках культурных традиций, этических идеалов, предпочтений, ценностных норм и национального архетипа соответствует свой тип зрелого и совершенного человека. Отсюда вариантов существования и способов достижения, этой высшей точки развития совершенного человека, существует много.

Как правило, научное мировоззрение той или иной исторической эпохи оказывало влияние на формирование представления о сущности развития зрелого человека. К одним из первых таких представлений можно отнести периодизацию развития Пифагора, Гиппократа и Аристотеля. Так, Пифагор выделял четыре периода в жизни человека: весну (становление человека) – от рождения до 20 лет; лето (молодость) – 20-40 лет; осень (расцвет сил) – 40-60 лет; зиму (угасание) – 60-80 лет. Гиппократ в ходе всей жизни человека выделял 10 семилетних периодов. Аристотель также выделял семилетние периоды, однако ограничивался 21-летним возрастом. Здесь явно сказываются представления о цикличности жизни природы: существует четыре времени года, 12 месяцев, день сменяется ночью и т.п. Одновременно в данном подходе видно стремление античного человека к фиксации порядка и закономерности во всем. Именно порядок в космосе в древнегреческой философии рассматривался как основа гармонического и спокойного развития личности. Для грека главным был вопрос: как достигается и поддерживается «арете» – образцовое поведение, и каким должно быть ведущее к «арете» воспитание – «пайдейя». Пайдейя была направлена на взращивание зрелого мужа, причем на протяжении всей жизни. Но пайдейя не сводится только к воспитанию и образованию. Пайдейя – это культура, образ жизни, путь достижения «арете» (добродетели) и «акме». Пайдейя тесно связана с политическими, социальными и экономическими отношениями конкретного исторического момента. Вся жизнь грека была направлена на достижение «акме». Зрелая личность могла обладать и обладала уровнем техне, где зрелость – плод физических и интеллектуальных усилий, знаний, навыков. Но зрелость – это и жизненный нравственный опыт, включающий не только знания, но и мудрость, которая не передается путем воспитания, а постигается. Это уровень «пайдейи».

Грек гомеровской эпохи должен был быть физически хорошо развит, что помогало ему участвовать в боях, владеть оружием. Вместе с тем, он должен был быть развит и в нравственном отношении.

В гомеровский период на первый план в суждениях о ценности зрелости выходит воинская доблесть (арете). Пайдейя (в это время привилегия аристократии) – основана на подражании героям эпоса и приобщении через старшего наставника к обществу полноправных зрелых мужей. Идеалом считался зрелый, физически развитый мужчина, герой-одиночка аристократического происхождения, который в подвигах достигает своего «акме». И хотя предполагалось, что «зрелый муж» должен в равной степени обладать физической силой и могучим умом, в конце архаического и начале классического периода физическая составляющая этого идеала являлась преобладающей. Главным был культ прекрасного тела, что так хорошо отражено в скульптуре того периода.

Политическая активность постепенно становится нормой государственной жизни, и «арете» превращается в «политике техне» – политическое искусство, подлежащее совершенствованию путем обучения и практики. Теперь «добрый муж» (aner agathos) – не по рождению добродетельный, а отличающийся своими качествами, в том числе, справедливостью и рассудительностью. Добродетельный человек – это человек нравственно совершенный и полезный государству. В полисе – «высшем мериле мысли и культуры», посредством «пайдейи» растили зрелого мужа, причем этот процесс охватывал весь жизненный период от детства до старости.

В классический период большая роль отводилась интеллектуальным занятиям и становлению ценности интеллектуальной зрелости, но ценность физической зрелости также оставалась высока. Наряду с интеллектуальной зрелостью ценна и нравственная зрелость, провозглашенная Сократом, а затем стоиками и эпикурейцами. В концепции зрелой личности под влиянием философии Сократа стал цениться не интеллект сам по себе, способный доказать и опровергнуть любую истину, а духовная зрелость, связанная с осознанием границ своего познания. Однако, где бы грек ни достиг вершин: на физическом или интеллектуальном поприще, он – «вершитель деяний». Это возможно во время «акме» – периода наивысшего расцвета жизненных сил.

В эпоху эллинизма прослеживается изменение содержания пайдейи, и ее влияние на изменение критериев зрелости. В центре пайдейи по-прежнему остается воспитание личности. Взгляд человека обратился к нему самому. Это нашло отражение в «калокагатии» гармонии внешнего и внутреннего, в которой усматривалась красота личности, формирующаяся путем соразмерного физического, умственного и музыкального развития. Только таким образом личность в своем развитии может достичь свободы.

Появляются первые системы образования, например, Платона, ставящие своей целью воспитание интеллектуальной элиты. При этом создается интеллектуальный идеал «зрелого мужа», который в отличие от платоновского, доступного единицам, был обращен к среднему образованному классу, был более понятен, реален и практически достижим. Этот интеллектуальный подход к зрелости личности позволил человеку обратиться к самоанализу и самолюбованию. Именно в эпоху эллинизма появляется индивидуум с весьма дифференцированной и весьма изощренной субъективной психикой, личность выделяет себя из полиса, появляется новый тип личности, которая склонна к самоанализу. Стать гармонической личностью – вот задача всей жизни эллина. Поэтому изменилось и понятие «пайдейи». Считалось, что воспитывать человека нужно в течение всей жизни, при этом понятие «пайдейи» стало отождествляться с понятием культура. Отчетливо прослеживается установка, что только культурно образованный человек может достичь «акме». Культура стала необходимым связующим звеном всего античного мира. «Пайдейя» в римском понимании – это уже не подготовка ребенка и юноши к взрослой жизни, это результат воспитательных и образовательных усилий в течение всей жизни.

Для Эпикура и Сенеки ценна духовная зрелость, воплощением которой становится мудрость. Эллинистические философы отправляются на поиск «Высшего блага» для того, чтобы человек мог обрести счастье, остальные проблемы уходят на второй план. Теперь философов интересует не общность, а личность, взятая в своей единичности. Но чтобы эта личность достигла покоя и счастья, необходимо обратить ее на путь познания, и, прежде всего, познания самой себя. Познавая, человек обретает Мудрость, достигает зрелости («акме»). Человек, переступивший средний порог жизни, невольно начинает задумываться о ее конечности, и лишь в мудрости он находит успокоение и ответы на волнующие его вопросы. Обретение мудрости, характеризующейся состоянием полного спокойствия, ведет к счастью. В эпоху эллинизма понятие humanitas, воспитываемое «пайдейей», становится ключевым. Оно стало обозначать состояние «акме», то есть состояние полностью реализовавшего себя человека, что соответствует и нынешнему пониманию данного феномена.

В средние века выясняется приоритет духовных ценностей человека над телесными. На смену античным идеалам ценности зрелости, воспевающим красоту тела, пришла аскетичная и суровая эпоха христианства, изменившая понимание сущности человека и, соответственно, его зрелости. Идеал античной «калокагатии» был разрушен, личность перестала чувствовать себя частью космоса, а стала противопоставлять себя ему. Гармония была нарушена, акцент в оценке зрелости смещается на духовность. Зрелость – это, прежде всего, духовность. Духовность опирается на волю, веру, любовь – христианские критерии зрелости. Складываются особые отношения человека и церкви, которая посредством развитых техник общения регулирует духовные интенции и поведение верующего.

Таким образом, в средние века наиболее ценной является духовная зрелость. Но одновременно существует и другое понимание зрелости, достигшей «акме». Это интеллектуал-философ, обращенный к науке. В связи с этим в эпоху Средневековья появляется новая прослойка в обществе – интеллигенция. В целом, в зрелой личности стала цениться интенция на богопознание.

В культуре Ренессанса обосновывается положение, что процесс становления личностной зрелости тесно переплетается с самореализацией в деятельности и достижением в ней высот. Часто вершины достигались в нескольких видах деятельности. Возрождение породило «универсально образованных людей» – «титанов». Образование помогало человеку достичь расцвета зрелости. Но в то же время, в эпоху Ренессанса был востребован и идеал физически развитого тела, так как считалось, что цветущая сила и физическое здоровье являются важной предпосылкой творческой мощи.

Уровень образования приобретается знанием многих и разнообразных вещей. В результате этого образованная личность становиться достойной и благородной, так как именно образованность – лучшее проявление благородства человеческой природы. Для личности эпохи Возрождения характерным является индивидуализм.

В эпоху Возрождения возникает образ человека как творца самого себя, своей судьбы, который может и должен принимать решения и нести ответственность. Это гуманист – высокообразованный, интеллектуально развитый, имеющий утонченный вкус и изысканность речи. Не социальная сущность, не статус, а личные качества делают человека персонажем истории. Доблесть, благородство (здесь понимаемое как овладение ученостью, словесностью) теперь не зависят от знатности рода, их необходимо заслужить делами, а природные недостатки преодолеть путем самовоспитания. Человек Возрождения становится творцом в результате личной склонности и своих усилий.

Впоследствии ценность зрелости и «акме» изменяется под влиянием рационализма и протестантизма. Прежде всего, происходит смена приоритетов: в нравственных идеалах стала цениться зрелость ума, способного творить, чувствовать дух времени. Немалая роль в формировании новых идеалов зрелой личности отводится протестантизму, который на первый план выдвинул такие этические нормы, как честность, правдивость, обязательность, трудолюбие, справедливость, соблюдение обещаний и договоров. Выполняя добросовестно свою работу, человек открывает путь к самосовершенствованию. Именно идея профессионального призвания, отказ от других занятий, аскеза ложатся в основу отношения к делу. Зрелость буржуа определяется умеренностью, профессиональными достижениями.

В XVIII в. зрелость – это способность правильно определить свое личное место в обществе и соответствовать ему, используя силу разума. Наиболее ценными качествами зрелости признаются: сила воли, деловитость, одаренность. Но не все смогли приспособиться к новым условиям, что нашло отражение в романтизме. Именно романтизм провозгласил ценность юности в развитии человеческой личности.

Работа Ч. Дарвина «Происхождение видов путем естественного отбора...», опубликованная в 1859 г., послужила толчком к психологическому изучению сущности развития человека с эволюционной точки зрения. В течение ХХ в. появляется целый ряд возрастных периодизаций, в которых развитие рассматривалось именно как прогресс, как эволюция психических функций. Различия состояли только в том, какая именно сторона психической жизни ставилась во главу угла этого развития: психосексуальное развитие (З. Фрейд), когнитивное развитие (Ж. Пиаже), нравственное развитие (Л. Колберг) и т.д. Модернистские тенденции в общественной жизни обусловили заметный рост влияния идей психоанализа на понимание феномена зрелости личности.

Детская психология, которая какое-то время отождествлялась с возрастной психологией, рассматривала развитие, как исключительно прогрессивные изменения, происходящие как на уровне организма, так и на уровне психики и личности в целом. Более того, развитие ассоциировалось только с детством. Периоду взрослости отказывали в развитии, описывая его как плато, после которого в период старения начинался регресс, т. е. инволюция. В отношении старения подобные представления бытуют до сих пор.

Итогом, целью, таким образом понимаемого развития является зрелость. Представление о цели развития, как достижении функционального совершенства, является закономерным в эволюционном подходе. Очевидно, что тогда в систематизации нуждаются только факты детского развития, которое по своей сути и является предтечей зрелости. Несмотря на достаточно длинную историю изучения процессов старения, по-настоящему научный интерес к этому периоду жизни стал развиваться лишь в последнее время. Более того, именно успехи геронтологии побуждают по-новому осмыслить законы развития человека.

В культуре ХХ века наблюдается процесс переосмысления концепции зрелой личности. С позиции постмодернизма отмечается тенденция к целостности, неразрывности чувственного и интеллектуального начал личности, «узакониванию» «актов чувственности», неподвластных волевому сознанию. Это спровоцировало обостренный интерес к сексуальности и другим, ранее запретным, проявлениям чувственности. Теперь чувство становится равно разуму, а иногда даже превосходит его. Зрелость определяется не только «рацио», но и умением чувствовать. Приоритет отдается интуиции, откровениям «инсайта», они признаются наиболее ценными, чем доводы разума.

В современной культуре нарушается гармония, происходит увлеченность чувственным, иррациональным. Присущие зрелой личности ценности, предполагающие упорядоченность и разумность, сформированные богатым жизненным опытом и моралью, становятся менее популярны и востребованы. Появляются новые ценности, отвечающие духу времени. Как следствие, отмечается следующая тенденция: ХХ в. выдвигает и исследует новый возрастной период – юность. Разрушение веры в рациональное, обоснование силы чувственного опыта в религиозных воззрениях был подхвачен молодежью, не нашедшей ориентиры в своей культуре, что, в частности, спровоцировало «уход» в различные восточные религии. Ориентация на чувственное, уход в мир чувств (хиппи), в мир сексуального, бессознательного, которое теперь объявляется неотъемлемой составляющей личности (теория Фрейда), находит яркое отражение в сюрреализме (Дали). Молодежь в кризисном мире постмодернизма получает возможность достичь интеллектуального роста, по-своему понимаемой духовности, «расширения сознания», самовыражения и т. п. задолго до «акме».

Феномен «инфантилизации», «омоложения» современной культуры, отмеченный Й. Хейзингой еще в 30-е гг. XX в., кризис идентичности (Э. Эриксон), переживаемый взрослыми людьми, потеря ценностных ориентиров и другие реалии современности заставляют обратить пристальное внимание на проблему зрелости периода современности, определить ее ценность, пути достижения.

Проблему зрелости рассматривали в своих концепциях многие известные практики и теоретики ХХ в.: Э. Фромм, К. Роджерс, А. Маслоу, К. Хорни, В. Франкл, Ф. Перлз и др. Они приходят к выводу о важности периода зрелости, о ценности его в развитии личности, необходимости заранее (с детства, юности) готовиться к нему. Так, у Э. Фромма зрелая личность определяется здоровьем и продуктивностью. А. Маслоу зрелость видит в способности к актуализации и самореализации личности. Творческая, созидательная направленность человека становится условием и средством его самосовершенствования.

В современном обществе наблюдается раннее взросление человека и, как следствие этого, ранняя зрелость личности, пребывающей в этом состоянии довольно длительный период. В связи с этим границы старости существенно сдвигаются.

Идея разнонаправленности, гетерохронности, дискретности развития на разных возрастных этапах была высказана Б.Г. Ананьевым и разрабатывается в Санкт-Петербургской акмеологической школе. Суть ее состоит в том, что развитие психических функций не является линейным процессом, а характеризуется и подъемами, и спадами. Возможность прерывания хода развития, последствия, связанные с переструктурированием прежнего опыта и заданность будущего. Причем этот процесс продолжается, в том числе, и в период старения. Этому периоду жизни человека уделяется особенно большое внимание. Многие исследования изменений в организме человека периода поздней взрослости  свидетельствуют о том, что старение – чрезвычайно сложный, внутренне противоречивый процесс, который характеризуется не только снижением, но и усилением активности организма. Анализ научных данных свидетельствует о больших резервных возможностях полноценной, плодотворной жизни человека в период геронтогенеза. Большое значение при этом придается таким личностным характеристикам, как способности, рефлексия, широта интересов и их активный характер.

Обоснование наличия компенсаторных процессов на индивидном уровне в период геронтогенеза можно найти в адаптационно-регуляторной теории старения. Ее общая идея состоит в том, что в позднем возрасте, наряду с инволюционными процессами, снижением адаптивных возможностей организма, существуют процессы, которые компенсируют изменения, вызванные старением, способствуют возникновению новых приспособительных механизмов и, соответственно, направлены на увеличение продолжительности жизни. Эти процессы были названы «витауктом» (vita – жизнь, auctum – увеличивать). Выделены два типа проявления «витаукта» – генотипический и фенотипический. Генотипический «витаукт» зависит от наследственной информации, фенотипический – формируется в процессе жизнедеятельности. Фенотипические механизмы «витаукта» были выделены на разных уровнях – молекулярном, клеточном, тканевом и др.

Механизмы «витаукта» констатируют, что к позднему возрасту нарастают факторы компенсации, способствующие длительное время поддерживать стабильность Я-концепции. К ним она относит следующие явления: наличие у людей позднего возраста высоких позиций реальной самооценки по ряду параметров, фиксацию на позитивных чертах своего характера, снижение идеальных и достижимых самооценок, а также их сближение с реальной самооценкой, относительно высокий уровень самоотношения, признание своей позиции удовлетворительной (даже, если она крайне низка), ориентацию на жизнь детей и внуков, ретроспективный характер самооценки. Анализ самооценочных профилей позволил выделить три типа старения. Один из них характеризуется отсутствием механизмов психологического «витаукта». Такие люди негативно оценивают прошлое, настоящее и будущее. Их отличает негативный образ «Я», подавленное настроение, переживание чувства одиночества и собственной ненужности. Второй – связан с позитивной оценкой прошлого, обращенностью к воспоминаниям, но неприятием настоящего, что приводит к росту критичности, нетерпимости и склонности к морализаторству. Третий – реалистично воспринимает жизненную ситуацию, адекватно оценивает свои силы и возможности. На поведенческом уровне это проявляется в активном стиле жизни.

Таким образом, сущность законов развития зрелой личности в процессе не только геронтогенеза, но и онтогенеза в целом, как общая логика развития не может быть до конца понята без учета закономерностей последнего этапа жизни. При этом в акмеологии ощущается ограниченность именно возрастной периодизации и периодизационного подхода как такового. Это важно подчеркнуть в связи с тем, что без соответствующей теоретической базы невозможно моделирование нормативного развития зрелого человека, одновременно затрудняется деятельность практических психологов и акмеологов.

Представляется, что сложности рассматриваемой проблемы обусловлены, в том числе тем, что сама двухмерная модель человека, как биосоциального существа, является ущербной, и должна быть дополнена третьим измерением. Человек – биосоциокультурное системное образование. Выделение культурной детерминации психики приводит к необходимости введения понятия «духовность» в психологию. Вместе с тем, игнорирование психологией духовности человека именно как психологического явления, сохраняется в психологии по сей день, что не способствует пониманию психических «механизмов» развития.

Совершенный человек – это звено в эволюции человека, эта такая стадия, которая непосредственно предшествует цели человеческих усилий, и когда эта стадия пройдена, к человеку, как к таковому, уже нечего добавить. Он стал совершенным; его человеческая карьера окончена. Известно, что все религии присваивают совершенному человеку различные имена, но каково бы ни было это имя, за ним лежит та же самая идея – он и Митра, Кришна, Осирис, Будда, Христос – это просто символизирует человека, сделавшегося совершенным. Он не принадлежит к какой-то одной религии, нации, человеческому сообществу, он не ограничен рамками одной веры – повсюду это – наиболее благородный человек, идеал.

Всякая религия провозглашает его, все вероисповедания имеют в нем свое оправдание, он тот идеал, к которому стремится каждая вера, и каждая религия выполняет свою миссию с той эффективностью, с какой ясностью она этот идеал освещает, и точностью, с какой она указывает путь его достижения. Имя Христа, используемое для совершенного человека в христианстве, это более чем имя человека – это наименование его состояния. Характерно, что в раннем христианстве эта стадия эволюции определенно признавалась присущей каждому индивидуальному христианину. В христианском идеале «стадия Христа» понималась как внутреннее состояние, финальный период эволюции каждого верующего. При этом сам Христос достиг своего совершенства только тогда, когда он стал победителем, мастером жизни и смерти; служение людям – наиболее явный факт его жизни; его деятельность – трансмутировать силы диссонанса в силы гармонии; он спасает, не подменяя собой нас, но разделяя с нами свою жизнь; его смерть – стадия развития.

Таким образом, Христос и есть самый совершенный и законченный человек, которого человечество ищет в религии, философии, науке, культуре, искусстве. Зная его, мы знаем, что это такое – настоящий, идеальный, совершенный человек.

Обращаясь к идеалу, как элементу веры, мы не должны забывать, что это, в том числе, – феномен социально-психологического порядка. Идеал – образец, норма, идеальный образ, определяющий способ и характер поведения человека или общественного класса. Творчество по идеалу, формирование вещества природы на основе идеала представляет собой специфически человеческую форму жизнедеятельности, отличающую ее от жизнедеятельности животных . Тем самым, феномен идеала неразрывно связан с процессом творчества, в процессе которого собственно и формируется ощущение и понимание совершенного, абсолютного. Показательна в этом смысле позиция ученика Сократа Платона, который прямо заявлял: «У нас мерой всех вещей будет главным образом бог, гораздо более, чем какой-либо человек, как это некоторые утверждают. Поэтому, кто хочет стать любезным богу, непременно должен насколько возможно ему уподобиться!»  Здесь важна мысль Платона о том, что «при отсутствии общих идей, отдельные явления (частицы, фрагменты) теряют смысл… Платон понимал, что вне зависимости от того, о какого рода частицах идет речь, если не существует общих идей, высших понятий, частицы перестают обладать смыслом. Высшее понятие или абсолют – это то, что объединяет все отдельные явления, что придает целому единство и смысл» . Отсюда феномен «совершенный человек» – высшее понятие, которое придает смысл и логически достраивает цепочку понятий: зрелость – акме – совершенный человек.

Таким образом, вне сравнения, вне умелого соотнесения и сопоставления современного человека с идеалом невозможно преодоление всего заурядного, несовершенного и безобразного. Поэтому в акмеологии главным свойством субъекта определяется его стремление к творчеству, самореализации, созиданию идеального или абсолютного. Желание достичь совершенного лежит в самой человеческой природе. Каждый отдельно взятый творческий идеал предстает этапом подъема, возвышения человеческого духа, который отражается в мечтах, стремлениях и чаяниях личности, реализуется в ее практической созидательной деятельности. Если акме – это полностью реализовавшийся зрелый человек, то идеал совершенного человека – это устремленность к высшему, абсолютному смыслу развития, что заключает в себе антиэнтропийную функцию. Ведь достижение предельных состояний, прежде всего в духовном творчестве, призвано противостоять хаосу и разрушению, нравственному и духовному упадку, то есть всему низкому и деструктивному.


Философские и социо-культурные предпосылки возникновения «акме»


Акмеологические мотивы достижений в философии Древнего Китая

Рассмотрим осмысливание акмеологических мотивов в китайской философии, как понятия акмевершин характеризующих развитие человека.
В философии древнего Китая большое внимание уделялось взаимоотношениям Ян («светлое начало») и Инь («темное начало»). Именно благодаря гармонии, как соотношению разнообразного, рождаются и развиваются предметы. Гармония разнообразного производит новое, а единообразное – нет. В основе традиционной китайской медицины лежало убеждение, что хорошее здоровье обеспечивается гармонией начал Инь (влажного, холодного, пассивного) и Ян (сухого, горячего, активного). Нарушение этой гармонии вызывает болезнь, для исцеления нужно восстановить эту гармонию. В обществе также должна быть гармония, для ее поддержания и создан ритуал.

Дао. Кроме понятия Инь и Ян в философии Древнего Китая важное место занимало Дао. Дао («путь») мыслиться как всеобщая закономерность мира. В школе даосизма признается самостоятельность действий человека, но, вместе с тем, «кто не соблюдает дао, погибнет раньше времени». Причина всех невзгод, бедствий заключается в том, что в обществе нарушается действие дао – вместо того, чтобы следовать естественному дао, люди создали человеческое дао, которое служит интересам богатых, причиняет зло бедным.

Даосизм отдал дань утопическим представлениям о прошлом, распространенным в философии Древнего Китая. Прошлое – «золотой век», в котором было «великое единение», когда для управления избирались мудрые и способные люди, между людьми царили доверие и дружелюбие, не было предательства, лжи, интриг, краж, смут и т.д. Отсюда следовало – нужно отказаться от того, что достигнуто позднейшей эволюцией – от централизованного государства, высокопроизводительных орудий труда, средств транспорта и даже от письменности. Даосизм призывал отказаться от знаний и желаний, от «почитания мудрых». Таким образом, получается, что хорошая жизнь предполагает движение по линии упрощения.

Если вершину совершенствования понимать так, то получается, что акме представляет собою результат не эволюции, а инволюции; акме – не увеличение, разнообразная активность, а упрощение, «не-деяние».

Сходные мотивы можно увидеть и у Конфуция (551-479 гг. до н.э.). Он недоволен существующим. Идеалы его – не в будущем, а в прошлом.

Конфуций не ограничивался призывом возврата к прошлому. Нужно разработать правила поведения людей, детализировать ли (понятие, переводимое словами: ритуал, церемониал, благопристойность, почтительность и т.п.). Ли включало в себя правила поведения, моральные императивы, уважение и строгое подчинение разделению сословных ролей. Во всех действиях люди должны сообразовываться с этикетом, ритуалом. В пределах его норм никто не должен давать волю своим страстям в ущерб другим.

Конфуцианская этика опирается на понятия «взаимность» (шу), «золотой середины» (жун юн) и «человеколюбия» (жэнь), составляющие в целом правильный путь (дао), которому должен следовать каждый, кто желает жить счастливо.

Взаимность выражена в формуле: «не делай другим того, чего не желаешь себе».

Путь «золотой середины» требует не впадать в крайности в действиях в жизни человека, в желаниях, помыслах и т.п. «Середина», как основа действий, порождает гармонию в стране и в самом человеке. Гармония достигается человеком только в том случае, когда он живет в согласии с самим собой, другими людьми, мирозданием.

Конфуций говорил о необходимости устранения четырех зол: жестокости, грубости, разбоя и жадности. Действия, противоположные этим четырем видам зла заключаются в том, чтобы просвещать народ, предупреждать его, свято соблюдать разумные распоряжения, быть щедрым.

Конфуций придавал большое значение воспитанию и образованию людей. В сферу изучения должны входить шесть искусств: ритуал, музыка, искусство стрельбы из лука, искусство управления лошадьми, история и математика. Конфуций размышлял о связи учения и мышления. Чтение книг без обдумывания прочитанного не приносит никаких результатов, а мышление без чтения книг только утомляет. Конфуций был противником как чистых спекуляций, так и бездумного зазубривания. «Учиться и не размышлять – напрасно терять время, размышлять и не учиться – губительно».

Проблема гармонии, которая является основой счастья человека и, в конечном счете, раскрытия его способностей, была сформулирована в философии Древнего Китая. Впервые глубоко осознана та истина, что соблюдение меры является гарантом сохранения счастливого состояния человека. Он был убежден в том, что незнание границ своей страсти есть величайшее счастье человека.

Таким образом, проблема гармонии в достижении вершины (акме), рассматривалась в философии Древнего Китая как гарантия сохранения счастливого состояния человека, как гармоническая связанность и соразмерность всех частей сущности человека.

Доброе и злое начало в человеке. Исходя из того, что нравственные качества посланы небом, Мэн-цзы (372-289 гг. до н.э.) считал, что в природу человека заложены добрые начала. И путь совершенствования личности – в максимальном развитии врожденных положительных нравственных качеств. Но ведь в мире есть зло. Откуда же оно берется? Зло возникает, когда доброту приводят в расстройство особые внешние условия.

В отличие от Мэн-цзы, Сюнь-цзы (313-235 гг. до н.э.) считал, что человек, по природе, склонен ко злу, рожден с «инстинктивным желанием наживы». Если бы человек был от природы добр, то не нужны были бы ни ритуал, ни законы, ни сама государственная власть. Поэтому на человека нужно воздействовать, заставлять его соблюдать нормы ритуала и выполнять свой долг.

В обществе, государстве – «семь бед», «взаимное разъединение», люди не любят друг друга. И Мо-цы (479-400 гг. до н.э.) предлагает ряд принципов, программу взаимоотношений между людьми, улучшения общества («всеобщая любовь», «отрицание нападений», «почитание единства», «почитание мудрости», «экономия в расходах» и т.д.).

Также как и конфуцианцы, моисты высоко оценивали роль знаний. Знания должны применяться и приносить пользу людям. Одна из важнейших задач познания – открыть разумные принципы управления страной.

Легисты продолжили идеи Сюнь-цзы. Хань Фэй (280-233 гг. до н.э.) развивает концепцию управления на основе законов. Это обосновывалось тем, что человек от природы зол. Изначально звериное, заложенное в человеке, не может быть изменено воспитанием, но проявления его могут быть предотвращены старыми законами, системой наказаний и поощрений.

В позднем конфуцианстве происходит своеобразное объединение полярных точек зрения. Дзы Чжуншу говорил, что природа человека определяется небом. А небо пользуется и темным, и светлым началом. Поэтому человеку тоже присуща двойственность, чтобы человек стал добрым, его нужно воспитать. Именно в этом главная задача правителя.

Таким образом, в философии Древнего Китая намечаются подходы к идеям акмеологии, ставится вопрос о совершенствовании человека и общества, предлагаются критерии развитого состояния, педагогические и социальные действия, направленные на прогресс. Хотя в явном виде четкого понятия акме и нет, но мысль движется к формированию этого понятия.

Таким образом, при рассмотрении предпосылок акмеологичности в китайской философии необходимо обратить внимание на осмысливание акмевершин в развитие человека.

В процессе развития научной мысли, необходимо подчеркнуть несколько моментов, раскрывающих акмеологичность философии древнего Китая:

1. Совершенствование акме через познание понятий Ян и Инь, как гармонии разнообразного в преодолении единообразного; понятие гармонии как эволюции идеи достижения совершенства и движения к вершинам.

2. Эволюция как Дао (путь) рассматривается как движение вверх (к золотой середине) и вниз (к прошлому), где указывается нравственно-этический путь «золотой середины» (шу) и человеколюбия (шэнь) в форме совершенства (богатства народа) как основы достижения вершин через образование и воспитание.

3. Основой счастья человека является гармония – высшее совершенство (Акме), а чувство меры является гарантом сохранения счастья, так как незнание границ своей страсти есть величайшее счастье человека, которое предполагает беспредельное стремление к совершенству.

4. Понятие гармонии, как эволюции идеи достижения совершенства и движения к вершинам.

Основные понятия:

  • гармония – соотношение разнообразного - производит новое, а единообразное – нет.
  • Ян – «светлое начало», сухое, горячее, активное;
  • Инь – «темное начало», влажное, холодное, пассивное;
  • Дао – «путь», всеобщая закономерность мира.
  • даосизм – учение как утопическое представление о прошлом - «золотом веке», предполагает движение по линии упрощения, акме – не увеличение, разнообразная активность, а упрощение, «недеяние».
  • конфуцианство – учение о возврате к прошлому, концепция жизни общества и управление им на основе правил поведения.
  • ли – правила поведения, моральные императивы, уважение и строгое подчинение разделению сословных ролей. Во всех действиях люди должны сообразовываться с этикетом, ритуалом.
  • шу – «взаимность», жун юн – «золотая середина», и жэнь – «человеколюбия»– основные понятия учения о поведении людей, кон-фуцианская этика, которой должен следовать каждый, кто желает жить счастливо.
  • путь «золотой середины» – избегать крайностей. Аналогич-но пониманию в греческой философии, где акме рассматривается как движение вверх, так и движение вниз, как гармония.
  • доброе начало в человеке – заложено природой, акмеразвитие в максимальном развитии врожденных положительных нравственных качеств.
  • зло – не заложено природой и возникает тогда, когда доброту приводят в расстройство особые внешние условия (конфуцианство).
  • зло – человек от природы зол, изначально звериное, заложенное в человеке, не может быть изменено воспитанием, но проявления его могут быть предотвращены старыми законами, системой наказаний и поощрений (легисты).
  • воздействие – необходимость заставлять человек соблюдать нормы ритуала и выполнять свой долг.


Акмеологические мотивы достижений в философии Древней Индии

Основополагающие философские идеи заключены в ведической литературе. В Ведах (Арманьяках) говорится об атмане (атман в переводе «сам»), то есть о том, в чем выражается сущность живого организма. Вначале Атман ассоциировался с биологической активностью жизни, а потом – с человеческим созиданием, душой.

В начале Вед (Риведы) обожествляются природные явления, и большинство богов, их олицетворяющие, представляются в антропоморфном или зооморфном виде. В гимнах прославляются подвиги, героические свершения и могущество богов. Постепенно в Ведах встречаются сомнения не только во всемогуществе богов, но и даже в их существовании. Намечается переход к Брахману – единому безличному Абсолюту, единому духовному началу.

Тело смертно, душа – вечна. Душа переселяется из одного тела в другое (человеческое, тело животного, растение), причем такое переселение зависит от его поведения до телесной смерти (то есть от кармы). Благочестивое поведение может освободить душу от переселений, от связи с телесным.

В Ведах говорится, что наше сознание отягощено материей, и поэтому мы должны очистить сознание, сосредоточить свои мысли на боге. Посвящая свою жизнь служению богу, мудрые освобождаются от цепей кармы, от круговорота рождения и смерти. Для усовершенствования сознания предлагается йога, углубленное чтение, медитация, добросовестное выполнение повседневной работы. При этом внутренним двигателем является стремление к богу. В то же время, деятельность человека в целом определяется богом, который даже вопреки интересам человека направляет его поведение.

Всем философским направлениям в древней Индии присуще стремление понять причины зла, властвующего над миром, понять истинную природу вселенной и смысл человеческой жизни, чтобы отыскать средства для полного уничтожения человеческих страданий. Понять, как наилучшим способом жить – вот цель философии.

Причина наших страданий – незнание реальности. Освобождение может быть достигнуто через знание природы мира и самого себя в нем. Такое освобождение от заблуждений, дурных поступков приведет к уничтожению страданий. Одни философы полагают, что такое освобождение возможно только после смерти (когда душа освободится от тела), другие считают, что такого состояния можно достичь и при жизни, школа червака, отрицая самсару и бессмертие души, отрицает оба предыдущих пути. Но, по существу, различные понимания пути освобождения от страдания и означают специфическое понимание акме.

В джайнизме утверждалось, чтобы достичь освобождения, нужно разъединить душу и материю. А это возможно через знание. Надо серьезно изучить и поверить в теории учителей, которые достигли освобождения. Причем душа (джива) таит в себе безграничные возможности познания. Нужно правильное поведение, при котором человек контролирует свои страсти, чувства, мысли, высказывания и действия в свете правильного познания.

Правильная вера, правильное познание, правильное поведение способствуют постепенному освобождению души, в конце этого пути джива полностью «дематериализуется». По мнению джайнистов, жизнь достигшего совершенства человека не нуждается в продолжении. Самоубийство – такое же естественное завершение земного существования, как старость и неизлечимая болезнь. Лучший способ – смерть от добровольного голода. Следовательно, как только достигается совершенство (акме), жизнь человека, его эволюция прекращается.

По-иному рассуждают буддисты. Существует некоторый комплекс идей, среди которых выделены «четыре благородные истины» и «восьмеричный путь».

Первая «благородная истина» – все, порожденное привязанностью к земному (рождение, старость, болезнь, смерть, горе, печаль, желание, отчаяние) - есть страдание. Страдание не случайно, оно существует повсеместно, удовольствие в действительности является источником страдания.

Вторая «благородная истина» – страдания обусловлены цепью причин (от факта рождения человека и до неведения истины). Если бы мы понимали устройство мира, причины страданий, то не было бы пристрастия к земному, прекратилось бы рождение и, соответственно, страдание.

Третья «благородная истина» – освобождение от страданий достижимо при выполнении определенных действий. В результате наступает состояние нирваны (нирвана – затухание, уничтожение), когда страсти угасают, а вместе с ними – и страдания. Несмотря на то, что нирвана – это состояние безмятежности, невозмутимости и бесстрастного самообладания, она не является бездеятельностью. Нужно трудиться ради спасения ближнего.

Четвертая «благородная истина» – это описание пути спасения от страданий. Этот, так называемый «восьмеричный путь», включает в себя восемь правильных понятий: взгляды, решимость, речь, поведение, образ жизни, усилия, направление мысли (сосредоточие). Правильное усилие предполагает постоянное взаимодействие между благородными и порочными мыслями, причем первые направлены на подавление вторых. Прохождение «восьмеричного пути» обеспечивает человеку полное душевное успокоение, его ничем уже не можно нарушить. Достигший нирваны больше не будет подвержен перерождениям и страданиям. Возможности человека в собственном совершенствовании безграничны.

Буддизм провозглашает идею об органическом единстве знания и нравственности. В нирване достигается совершенство мудрости, добродетели, невозмутимости. Будда (563 – 483 гг. до н.э.) считал, что без добродетельности и сострадания знание невозможно, а если и возможно, то станет бесполезным. Зло, страдание, тяготы и горечи, ожидание потерь и неудач, переживание беспокойства связаны с внутренним психологическим состоянием личности, ее ослеплением, незнанием. Следовательно, не надо бороться с несправедливостью в окружающем мире, а надо стремиться к устранению реакции на мир, к ослаблению «огня внутренних желаний». В состоянии нирваны свободный дух освобождается от зависимости от внешнего мира.

В философии санкхья тоже утверждается обусловленность страдания неведением. Без совершенного знания мы не будем свободны от страданий. Прежде всего, надо правильно понять сущность своего «Я». При отождествлении «Я» с телом, чувством, умом, интеллектом, «Я» ввергается в изменение, деятельность, в трясину скорби и страданий. Истинное «Я» – это особое чистое сознание, находящееся вне времени и пространства, вне тела и ума. Каждый человек может осознать свое истинное «Я» и, тем самым, достичь освобождения.

В философии йоги продолжается разграничение «Я» как некоторой двойственной сущности – ум-читта и ум-манас. Освобождение состоит в осознании «Я» как свободного духа, стоящего выше всякой физической реальности, вне зла и страданий, смерти и разрушения. При этом акцентируется внимание на практических приемах очищения и сосредоточения для понимания отличия «Я» от тела и разума – в этом и состоит освобождение. Совокупность этих приемов и составляет «восьмеричный путь» йоги (воздержание от нанесения вреда всему живому, от воровства, культивирование положительных навыков, очищение тела и разума, развитие дыхания, внимания и др.).

В отличие от буддизма, где человек достигает совершенства путем взаимодействия между благородными и порочными мыслями, и санкхья, где человек достигает совершенства через чистое знание, в системе йоги проблема освобождения решается путем отказа от связи с внешним миром, самоуглубления и отказа от индивидуального мышления, разума.

В философии Древней Индии основным мотивом достижения совершенства является освобождение от страданий, акме понимается как освобождение души от власти материи. Движение к совершенствованию – в духовной сфере, в направленности на тождество «Я» и Абсолюта.
Анализ философских взглядов мудрецов Древней Индии дает возможность выделить несколько основных точек зрения на развитие человека:

  • представители Джайнизма рассматривали совершенство, как отделение души от тела, путем освобождения от страстей. Они считали, что тело подвержено страстям, поэтому оно нуждается в отделении от души. Вершинным способом достижения совершенства является самоубийство.
  • в буддизме понимание совершенства заключается в достижении состояния нирваны, посредством угасания страстей и труда во имя спасения ближнего.
  • приверженцы философии Йоги явились предвестниками появления нового этапа развития – Абсолютного акме, которое достигается путем достижения чистого сознания.


Адаптация как процесс становления и сохранения динамического равновесия в системе


В современной психологии большое внимание уделяется проблеме, связанной с адаптационными ресурсами человека как субъекта деятельности, общения и познания. Высокий ритм и изменчивость жизни приводит к снижению адаптационных возможностей личности. Кроме того, низкий адаптационный потенциал личности напрямую связан с неспособностью разрешать жизненные противоречия.

Включение человека в профессиональную деятельность также вызывает развитие адаптивных реакций организма и психики человека в ответ на воздействие непривычных внешних и внутренних факторов труда. Профессиональная деятельность, как правило, предъявляет повышенные требования к адаптационным возможностям личности работника, его активности и мотивации. Неумение управлять собственным состоянием, находить оптимальный выход из трудных ситуаций может привести к дезадаптации личности и, в конечном итоге к профессиональной деформации. Это выражается либо в различных формах агрессии и гнева либо в форме эмоциональной холодности и отчужденности. Сочетание стратегий в индивидуальном поведении определяет стиль адаптации личности. Каждая стратегия имеет свое, уникальное сочетание связанных с ней личностных особенностей, которые способствуют или препятствуют ее реализации.

Термин «адаптация» можно отнести к общенаучным понятиям. Он происходит от позднелатинского «adaptatio» (приспособление) и первоначально широко использовался в биологических науках для описания феномена и механизмов приспособительного поведения индивидов в животном мире, эволюции различных форм жизни. Отмечается, что определения адаптации достаточно разнообразны и противоречивы, различные дефиниции делают акцент на разных сторонах изучаемого явления. Адаптация – это процесс и результат внутренних изменений, внешнего активного приспособления и самоизменения индивида к новым условиям существования. Под психологической адаптацией понимают установление оптимального соответствия личности и окружающей среды в ходе осуществления жизнедеятельности человека, которая позволяет удовлетворить актуальные потребности и реализовать связанные с ним значимые цели. Несмотря на большое разнообразие, общими во всех определениях адаптации можно выделить, следующие моменты:

1) процесс адаптации всегда предполагает взаимодействие двух объектов;
2) это взаимодействие разворачивается в особых условиях – условиях дисбаланса, несогласованности между системами;
3) основной целью такого взаимодействия является некоторая координация между системами, степень и характер которой могут варьироваться в достаточно широких пределах;
4) достижение целей предполагает определенные изменения во взаимодействующих системах.

Любой процесс адаптации в той или иной мере всегда является процессом социальным, а, следовательно, и психологическим.
Важным показателем освоения той или иной профессионально-функциональной роли является состояние адаптированности личности к социально-производственным условиям труда. Адаптация основывается не только на пассивно-приспособительных, но и активно-преобразующих связях личности с окружающей средой, представляя собой неразрывное единство тех и других форм связи. В ходе адаптации складывается соответствующий индивидуальный стиль деятельности личности, что позволяет ей выполнять с определенным успехом свою профессионально-функциональную роль.

Всякая адаптация – это процесс построения оптимальных соотношений между организмом и средой. Психологическая профессиональная адаптация – это процесс становления и сохранения динамического равновесия (адаптированность) в системе «субъект труда – профессиональная среда».

Человек – субъект труда рассматривается  как сплав свойств индивида и личности. В таком случае профессиональная адаптация представляет собой единство адаптации индивида к физическим условиям профессиональной среды (первый аспект – психофизиологический), адаптации к профессиональным задачам, выполняемым операциям и т.д. (второй аспект, собственно профессиональный) и адаптации личности к социальным компонентам профессиональной среды (третий, социально-психологический аспект). Изучая сложные, многомерные аспекты человеческой адаптации, можно проследить влияние и своеобразный «вклад» каждого из выделенных аспектов. Особенно тесную взаимосвязь обнаруживают личность и субъект деятельности для профессий социономического типа («человек – человек»), в которых профессиональные цели во многом достигаются за счет выраженности тех или иных качеств личности, именно здесь вновь соединяется проблема субъекта с проблемой личности.

Профессиональная адаптация заключается в активном освоении профессии, ее тонкостей, специфики, необходимых навыков, приемов и способов принятия решений. Адаптация человека к профессиональной деятельности подразделяется на ряд этапов:

1)первичная адаптация
2) период стабилизации
3) возможная дезадаптация
4) вторичная адаптация
5) возрастное снижение адаптационных возможностей.

Поскольку организм и среда находятся не в статическом, а в динамическом равновесии, их соотношение меняется постоянно, так же постоянно осуществляется и процесс адаптации. Поэтому процесс адаптации определяется как непрерывный, но активизирующийся в тех случаях, когда в системе «субъект труда – профессиональная среда» возникает рассогласование. Источниками дезадаптации к профессиональной деятельности, т.е. нарушения равновесия в системе «человек – профессиональная среда» могут быть изме-нения любой из характеристик, как субъекта труда, так и профессиональной среды. Эти изменения могут быть устойчивыми или кратковременными (ситуативная адаптация). По-видимому, в процессе общей и ситуативной адаптации можно выделить три периода: адаптационное напряжение, стабилизация и адаптационное утомление.

Адаптированность, т.е. динамическое равновесие в системе «человек – профессиональная среда» проявляется, прежде всего, в эффективности дея-тельности. Эффективной можно назвать деятельность, характеризующейся высокой производительностью и качеством продукта, оптимальными энергетическими и нервно-психическим затратами, удовлетворенностью профессионала. Сформулированы три критерия, в соответствии с которыми целесообразна оценка психической адаптации в условиях определенной профессиональной деятельности:

1) успешность деятельности (выполнение трудовых заданий, рост квалификации, необходимое взаимодействие с членами рабочей группы и другими лицами, оказывающие влияние на профессиональную эффективность);

2) способность избегать ситуации, создающих угрозу для трудового процесса, и эффективно устранять возникшую угрозу (предотвращение травм, аварий, чрезвычайных происшествий);

3) осуществление деятельности без значимых нарушений физического здоровья.

Критериями социально-психологической адаптации:

  • в сфере общественной активности – участие в общественной работе и удовлетворенность этим участием;
  • в сфере межличностного общения – удовлетворенность отношениями с товарищами, отношение к коллективу, удовлетворенность собой на работе, отношение к руководителю, адекватность взаимодействия с другими участниками деятельности.

Критериями психофизиологической адаптации считаются состояние здоровья, настроение, уровень тревожности, степень утомляемости, активность поведения.

Общим показателем адаптированности является отсутствие признаков дезадаптации. Дезадаптация может возникнуть вследствие кратковременных и сильных воздействий среды на человека или под влиянием менее интенсивных, но продолжительных воздействий. Она проявляется в различных нарушениях деятельности: в снижении производительности труда и его качества, в нарушениях дисциплины труда, в повышении аварийности и травматизма. Критериями психофизиологической адаптации считаются состояние здоровья, настроение, тревожность, степень утомляемости, активность поведения. Стойкие нарушения психической адаптации проявляются в клинически выраженных психопатологических синдромах и (или) в отказе от деятельности.

Факторы, влияющие на успешность протекания адаптационных процессов, можно разделить на две группы:

  • субъектные – это возраст, пол, физиологические и психологические характеристики человека;
  • средовые – условия труда, режим и характер деятельности, особен-ности социальной среды.

Также можно говорить о двустороннем влиянии возраста на успешность адаптации: с одной стороны, адаптационные возможности молодого человека выше, в пожилом возрасте они заметно снижаются; с другой стороны, с возрастом накапливается опыт уравновешивания с профессиональной средой, складывается готовность к развитию адаптации.

Ведущей характеристикой, влияющей на протекание процесса адаптации, является эмоциональная стабильность – нестабильность. Здесь подчеркивается значение активности личности. Одним из важнейших аспектов понимания сути профессиональной адаптации – оценка соотношения активной (регулирование) и пассивной (отражение) функций субъекта адаптации в адаптационной ситуации.

Важно отметить значение профессионально значимых свойств (мыслительных, мнемических, сенсомоторных, коммуникативных), их влияние на адаптационный процесс и на сохранение способности к эффективности психической адаптации.

Особое место в структуре личностных факторов профессиональной психической адаптации отводится мотивации, и в частности, мотивации достижения успеха. Любая деятельность окажется малоэффективной или вообще неэффективной, если у работника не будет заинтересованности в ее реализации. Эта заинтересованность выражается в мотивированности субъекта на соответствующую деятельность.

Существенное место среди психологических механизмов адаптации занимает самооценка. Завышенная самооценка провоцирует постановку целей выше реальных возможностей, минимизацию усилий для достижения целей, может создать на определенном этапе деятельности зону постоянных неудач, сниженную профессиональную мотивацию. Следствие заниженной самооценки – пассивность, боязнь ответственности, склонность к постановке слишком легких задач, занижение субъективной вероятности успеха.

Немаловажную роль играют когнитивные компоненты адаптационного процесса. Когнитивным компонентом коммуникативной сферы личности, непосредственно влияющий на успешность общения и социальной адаптации, является социальный интеллект. Он входит в число профессионально важных качеств личности для профессий типа «человек-человек», куда относится профессия медицинского работника. С учетом этого можно предположить, что выраженный социальный интеллект может входить в круг личностных факторов, обеспечивающих более успешную профессиональную адаптацию. Соответственно, социальный интеллект, включает в себя следующие аспекты: способность выделять из ситуации отдельные элементы поведения, распознавать его общие свойства, выделять отношения между различными характеристиками поведения, идентифицировать смысл поведения людей в различных ситуациях, понимать изменения сходного поведения в контексте разных ситуаций.

Поведение можно назвать адаптивным, если основной конечной целью его является установление продуктивного взаимодействия между индивидом и средой. Стратегии поведения раскрываются в различных формах адаптации и подразделяются на соматически-, личностно- и социально-ориентированные в зависимости от преимущественного участия в адаптационном процессе того или иного уровня жизнедеятельности. В настоящее время в психологии активно изучается поведение преодоления, или, так называемый, coping. Это понятие используется для описания характерных способов поведения человека в различных ситуациях.

Процесс адаптации чрезвычайно динамичен. Его успех зависит от целого ряда объективных и субъективных условий, функционального состояния, социального опыта, жизненной установки и другого. Каждый человек по-разному относится к одним и тем же событиям, а один и тот же воздействующий стимул у разных людей может вызвать различную ответную реакцию. В этом и состоит индивидуальность человека. Однако можно выделить некоторый интервал ответных реакций индивида, который будет соответствовать представлению о психической норме, а также можно определить некоторый «интервал» отношений человека к тому или иному явлению, касающихся, прежде всего категорий общечеловеческих ценностей, не выходящий за рамки общепринятых моральных норм. Степень соответствия этому «интервалу» психической и социально-нравственной нормативности определяет личностный адаптационный потенциал, являющийся важнейшей интегральной характеристикой психического развития. Поэтому в контексте исследований данной проблемы можно говорить о приоритетной важности изучения личностных свойств и состояний, входящих в структуру адаптационного потенциала. Адаптационный потенциал определяется как система адаптационных способностей, которые обеспечивают возможность адекватной психологической (психической) саморегуляции функционального состояния в изменившихся условиях жизнедеятельности.

Оценить адаптационный потенциал можно через оценку уровня развития психологических характеристик, наиболее значимых для регуляции процесса адаптации как деятельности: уровень поведенческой регуляции, коммуникативные способности и уровень морально-нравственной нормативности. Поведенческая регуляция – это понятие, характеризующее способность человека регулировать свое взаимодействие со средой деятельности. Основными элементами поведенческой регуляции являются: самооценка, уровень нервно-психической устойчивости, а также наличие социального одобрения (социальной поддержки) со стороны окружающих людей. Коммуникативные возможности (или умение достигнуть контакта и взаимопонимания с окружающими) у каждого человека различны. Они определяются наличием опыта и потребности общения, а также уровнем конфликтности. Не менее важной стороной процесса адаптации является соблюдение моральных норм поведения, обеспечивающих способность адекватно воспринимать индивидом предлагаемую для него определенную социальную роль.

Психологическое обеспечение профессиональной адаптации должно строиться на всестороннем учете вышеперечисленных факторов в их взаимосвязи и взаимодействии.

Критериями адаптационного потенциала считаются самостоятельность, активность, высокий уровень независимости, уверенность в себе, переход от внешнего контроля и управления к самоуправлению.

Быть уверенным в себе означает: умение определить и выразить свои желания, потребности, любовь, нелюбовь и ожидания. Основа неуверенного поведения – чувство вины, тревоги, особенности социального интеллекта и отсутствие навыков и умений социального поведения. Причина агрессивного поведения – попытка человека удовлетворить свои потребности за счет других людей и нарушения их прав посредством доминирования. Для преодоления чувства тревоги и неполноценности человек должен придти к выводу, что уверенное поведение поощряется в обществе. Особое внимание следует уделять преимуществам уверенного поведения, как способа контроля над собственной жизнью за счет роста самодостаточности.

Существует перечень основных прав человека, которые поддерживают уверенность человека в себе:

  • право быть одному
  • право быть независимым
  • право на успех
  • право быть выслушанным и принятым всерьез
  • право получать то, за что платишь
  • право иметь права, например, право действовать в манере уверенного в себе человека
  • право отвечать отказом на просьбу, не чувствуя себя виноватым и эгоистичным
  • право просить то, чего хочешь
  • право делать ошибки и быть ответственным за них
  • право не быть напористым.


Представляется обоснованным выделение пяти уровней адаптации человека к социуму:

1) «звезды первой величины» – люди, высшие профессиональные достижения которых в масштабе человечества часто сопряжены с некоторой социальной неадаптивностью высокоодаренного человека;

2) «звезды второй величины» – люди, достигшие значительных высот в профессиональном и личностном развитии. Этот тип чаще представлен двумя подтипами – «гармоничные» в плане всесторонней социальной адаптации, успешно реализующие себя в одновременно разных сферах жизнедеятельности, и «работоголики», сконцентрированные исключительно на профессиональной деятельности;

3) «планеты» – люди, которые «вращаются на орбите», заданной им внешними условиями, не выходят за границы своей стартовой социальной ниши, часто являются квалифицированными специалистами, но не отличаются неординарными и высокими профессиональны ми достижениями. Они часто более ориентированы на процесс, а не на результат деятельности; «живут», а не «идут по жизни»;

4) «планирующие» – лица, явно регрессирующие относительно достижений их близких родственников и своих собственных первоначальных потенций, явно непродуктивно использующие имеющийся личностный и социальный потенциал. Результаты профессиональной деятельности редко выступают для них как образы целенаправленной активности;

5) «достигающие дна» – лица, которых по разным причинам не удерживают «социальные сети» (правовые, этические, групповые нормы, помощь и поддержка близких); лица, характеризующиеся девиантным и делинквентным поведением (неоднократно судимые, бомжи, хронические безработные и т.п.).

1 комментарий:

  1. Огромное спасибо за статью. Действительно интересно и познавательно. Просто о сложном...

    ОтветитьУдалить