Бэкмология – искусство нахождения простоты. В утилитарном плане это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


вторник, 19 июля 2011 г.

Интернет в психологическом аспекте. Часть 1




Презентация виртуальной личности
Психология межличностных отношений и Интернет
Феномен чатов
Виртуальная самопрезентация
Виртуальные романы
Неравенство в сетевых сообществах межличностного общения
Коммуникативная агрессия
Интернет: свободная информация или манипулятивная среда?
Мотивация пользователей Интернет
Психология Твиттер
Психология блоггеров
Психология Facebook
Правдоподобие в виртуальной реальности
Психологическая зависимость от мобильного телефона

Данная статья не претендует на оригинальность, в ней нет эмоциональных откровений или ошеломляющих разоблачений. В статье просто приводятся наиболее известные факты по различным вопросам психологии, связанным с работой человека в Интернет.

Как и любая другая информация, представленная на этом сайте, данная статья является дополнением к базе данных Бэкмологии – нашему флагманскому продукту.


Технические средства, которые используются для общения в повседневной жизни современного человека, приобретает все более широкие масштабы. Ведущей особенностью современных информационных технологий является их интерактивный характер. Интерес к проблеме подмены «живого», непосредственного общения становится с каждым днем все больше, ведь потребность общения с другим человеком заменяется формальными коммуникациями с помощью Интернет. Все больше исследований посвящено так называемому «виртуальному» сетевому общению. В работах, посвященных Интернету, мировая информационная сеть все чаще изучается как «социальная виртуальная реальность», основу которой составляет сообщество пользователей, активно действующих в этой среде. Исследуются явления, связанные с общением и взаимодействием пользователей сети, их самопрезентация и изменение идентичности, закономерности формирования и развития, созданных виртуальных сообществ, механизмы формирования зависимости от Интернет, виды Интернет-аддикции и т.д.


Презентация виртуальной личности


Общение в Интернет начинается с презентации личности. Выделяются семь основных трактовок понятия «виртуальная личность»:

1)      идентификатор для входа в компьютерную систему
2)      прозвище или псевдоним;
3)      псевдоним или другой заменитель имени человека;
4)      компьютерная программа, моделирующая разумное поведение;
5)      компьютерная программа, или комплекс программ в сочетании с механическими устройствами, внедренные в тело;
6)      вымышленная личность, создаваемая человеком или группой людей;
7)      любая личность, как она воспринимается, или моделируется кем-либо.

Наиболее близко к психологической трактовке понятия личность следует признать трактовку виртуальной личности как «вымышленной личности, создаваемой человеком или группой людей».

Характеризуя психологические особенности виртуальной личности, многие исследователи выделяют следующее:

-         Компонент телесного самоощущения в виртуальном пространстве ослаблен. Ее единственно возможной репрезентацией становится фотография-аватар пользователя;
-         Имеются существенные ограничения в сознательно-перцептивной сфере, поскольку текущие перцепции индивида при коммуникации в Интернете не принадлежат ситуации общения, так как Интернет-общение принципиально дистантно. При виртуальном общении очень страдает невербальная коммуникация, которая, по мнению многих специалистов, может нести до 70% информации. Напротив, ввиду отсутствия или неполноценного присутствия невербальной коммуникации увеличивается значение речи как инструмента общения. Практически все исследователи виртуальной коммуникации подчеркивают важнейшую роль и компенсационный характер речи в виртуальном общении.
-         Эмоционально-преференционная сфера может получать выражение в анкетной презентации (в разделах личных данных о вкусах, любимых фильмах и т.д.).
-         Оценочно-мотивационная сфера может получать частичное выражение в таких разделах личных данных, как «мой девиз», «моя любимая пословица» и т.д.
-         Социальный компонент личности в виртуальной среде получает выражение в виде информации о социальном статусе: семейном положении, работе, образовании. Однако может реализовываться через друзей индивида и его участие в виртуальных сообществах.
-         Компонент контроля. Одной из самых ярких черт виртуальной коммуникации можно признать ослабление компонента контроля. В отличие от реальной жизни, где индивид находится во власти и на виду у социума, виртуальная реальность предоставляет анонимность. В результате анонимности существенно меняется статус индивида. Индивид предстает как полноправный творец, демиург своей виртуальной личности. Таким образом, виртуальная личность может представлять собой реализацию «идеального Я». Абсолютно контролируемая и управляемая самопрезентация позволяет «воплотить», пусть только в пространстве виртуального общения, все недостижимые в реальности мечты о «себе хорошем». Но эта же «виртуальная личность» может быть и «плохой» – создаваемой с целью реализации свойственных человеку агрессивных тенденций, которые не могут реализоваться в обычном общении в силу их социальной нежелательности. Но и в том, и в другом случае «виртуальное Я» окажется ориентированным на некие нормативные образцы, а не будет являться собственным «творческим продуктом». Иными словами – “конструирование Я” в Интернете подчинено тем же ограничениям, что и реальное социальное конструирование личности.

Реализуясь в киберпространстве, виртуальное общение коренным образом отличается от общения как межличностного взаимодействия в реальном пространстве. Мы можем выделить следующие, тесно связанные между собой и взаимообусловленные характерологические особенности коммуникации в Интернет–пространстве:

1. Анонимность участников коммуникации. Виртуальное Я человека – то есть Я, «предъявляемое другим в виртуальном пространстве», может коренным образом не совпадать ни с Я реальным, ни с Я «предъявляемым в реальном общении».
Физическая непредставленность участников коммуникативного акта. В процессе общения в Интернет исходно полностью отсутствуют индикаторы социальной позиции человека и невербальное поведение.

2. Своеобразие протекания процессов межличностного восприятия. В условиях отсутствия невербальной информации сильное влияние на представление о собеседнике имеют механизмы стереотипизации и идентификации, а также установка как ожидание желаемых качеств в партнере.

3. Относительная психологическая безопасность. Человек в сети может проявлять большую свободу высказываний и поступков, так как риск разоблачения и личной отрицательной оценки окружающими минимален

4. Отсутствие единства пространства и времени, которое характерно для реальной жизни. Виртуальная реальность позволяет «быть в одно и то же время в разных местах»: одновременно общаться с людьми из других стран, часовых поясов. Ощущение пространства (а в данном случае киберпространства) является субъективным переживанием, на которое оказывает влияние прежде всего организация и дизайн виртуального ресурса.

5. Характер коммуникации – почти исключительно письменный. Большинство сред коммуникации в Интернет – текстовые.

6. Ограниченное сенсорное переживание, трудности выражения эмоций. В Интернет-пространстве теряют свое значение невербальные средства общения, которые играют значительную роль в реальном общении. Тем не менее, виртуальное общение протекает достаточно эмоционально. В процессе письменного общения, практически каждый участник дополняет свое высказывание определенными символами. То есть происходит частичная компенсация с помощью специально разработанной знаковой системы передачи эмоциональных состояний (смайлы и др.).

Раскрыв специфику реализации личности в виртуальном пространстве, проанализируем возможности презентации личности в разных коммуникационных средах сети Интернет. В качестве примера возьмем три известных оболочки: сайт vkontakte.ru, «Живой Журнал» livejournal.com и сайт знакомств Mail.ru.

Характеризуя выделенные виды коммуникационных сред сети Интернет, можно отметить, что они представляют основные типы коммуникационных сред, доступных в сети: личные дневники, социальные сети и сайты знакомств. Персональные страницы дневников, социальных сетей и сайтов знакомств содержат схожие коммуникативные блоки (личная информация, интересы, фотографии пользователя), однако степень подробности их раскрытия различна. Различная степень подробности освещения блоков информации о пользователе позволяет говорить, о наличии «фокуса» персональной страницы, то есть некоторого аспекта презентации виртуальной личности, взятого создателями коммуникативной среды в качестве главного.

Существует принципиальное отличие страниц социальных сетей от страниц персональных дневников. Если основной организующей структурой дневника является временной континуум, на который нанизываются записи в дневнике, составляющие его «тело», то на персональной странице, например, «Вконтакте» время чувствуется не столь заметно. Это связано с тем, что страница социальной сети оформлена как «личное дело», имеющее ряд разделов и дающее статическое представление о личности, а не как дневник.

Рассмотрим все три типа персональных страниц.

Персональная страница «Вконтакте» имеет следующие разделы: «личные данные», «мои друзья», «мои видеозаписи», «мои аудиозаписи», «мои фотографии», «мои сообщения», «мои заметки», «мои группы», «мои встречи», «мои новости», «мои закладки» и «мои настройки». Очень подробно структурирован раздел личных данных, представленный подразделами «основное», «контакты», «личное», «места», «образование», «карьера», «военная служба» и «фотография».

Страница «Вконтакте» представлена в виде статического «профайла», тем не менее, функция привязки к реальному времени, позволяющую отследить изменения личности с течением времени, в ней все же реализована: за счет публикации «заметок», коротких текстовых сообщений с датой публикации, и записей на «стене» страницы – коммуникативном пространстве, на котором знакомые индивида могут оставлять сообщения на всеобщее обозрение. Акцент в данной социальной сети направлен на личные, в том числе контактные данные. Потенциал для презентации личности в «Вконтакте» представлен «личным» подразделом персональной информации (указание предпочтений в музыке, кино, литературе, любимые крылатые выражения и т.д.), разделом «заметок» (в которых автор может реализовать свою речевую креативность) и разделом медиафайлов (в котором могут быть опубликованы: фото-/видео – /аудиоработы автора). Тем не менее, необходимо отметить, что потенциал самопрезентации за счет этих блоков существенно ограничен; во-первых, это связано с относительно небольшим количеством вопросов о личных предпочтениях (9 разделов), во-вторых, с ограниченным размером заметок, не позволяющим опубликовать, например, научную статью.

В целом, следует отметить, что характер презентации информации о пользователе «Вконтакте» имеет выраженный социальный фокус, поскольку в центре внимания страницы находятся объективные личные данные, данные об образовании, профессиональной деятельности, местах времяпрепровождения индивида, то есть они призваны в социальную среду индивида. Возможности выражения креативности/индивидуальности представлены, но ограничены. Страница имеет привязку к реальному времени.

О социальном характере персональной страницы «Вконтакте» говорит наличие такой категории, как «мои друзья» и «мои группы», которые могут при определенных обстоятельствах оказаться значимыми. Так, например, количество друзей может свидетельствовать об уровне общительности или, по крайней мере, коммуникативной активности. Тематическая направленность групп и их набор, в которых индивид участвует, может дать более или менее полное представление об интересах и жизни индивида. В случае если, например, он предпочел не раскрывать разделы информации о личных предпочтениях и ограничился указанием даты и места рождения и места учебы.

Гораздо больший «простор» для личностной самопрезентации предоставлен на странице сайта знакомств. Так, персональная страница на сайте Love.mail.ru имеет следующие разделы: фотография, «основное», «автопортрет» и «альбомы». Раздел «основное» представлен следующими подразделами: «Обо мне», «знакомства», «типаж», «интересы», «автомобиль» и «сексуальные предпочтения». Данные разделы предлагают гораздо больше возможностей для описания личных предпочтений индивидуума. Помимо наличия подробного описания интересов, жизненных приоритетов, любимых занятий, любимой музыки, сексуальных предпочтений страница Love.mail.ru дает возможность представить на суд других участников «автопортрет», список из нескольких десятков вопросов личного плана, таких как: «ваше образование», «какой самый ценный совет вы получили в жизни», «какое качество вы больше всего цените в людях», «ваша любимая музыкальная группа», «любимое блюдо», «любимый город», «как долго вы можете прожить без общения». Такая форма подачи информации о личных предпочтениях диктует наличие яркой особенности сайтов знакомств: на персональных страницах этих сайтов происходит не самопрезентация личности, а скорее самоконструирование, так как подробные списки вопросов позволяют, не имея большой фантазии, «создать» интересную личность, либо указать привлекательную, но неверную информацию.

Другой особенностью персональной страницы сайта знакомств является возможность конструирования физического типажа человека (указание роста, веса, цвета волос, телосложения), который можно подтвердить личными фотографиями. В то же время нельзя не отметить, что на персональной странице сайта знакомств блок анкетных данных отличается гораздо меньшей подробностью, чем на странице социальной сети (указывается дата рождения, по желанию в разделе «автопортрет» указывается образование, в качестве места работы, как правило, сообщается лишь должность, а не место работы, отсутствует раздел об образовании, воинской службе, карьере).

Меньше всего на персональных страницах сайтов знакомств реализован динамический аспект страницы: на них отсутствует «стена» (wall) Facebook и «заметки», отслеживание временных изменений возможно лишь по смене фотографий и внесению изменений в личные данные. Коммуникация на сайте знакомств осуществляется преимущественно в реальном времени, поскольку целью самого сайта является обеспечение возможности завязать знакомство (нередко кратковременное) с представителем противоположного пола с последующим знакомством в реальной жизни. Пожалуй, этим и вызвано смещение акцента на конструирование телесного компонента личности и максимальной презентации сферы личных пристрастий, которые позволяют делать выводы о совместимости/несовместимости с данным индивидом.

Персональная страница сайта знакомств практически лишена социальной составляющей характеристики индивида, будучи сконцентрированной, на индивидуальном аспекте личности. Отсутствует категория «друзей», «групп» или сообществ по интересам, чаще всего отсутствует указание места работы и учебы. Единственными маркерами социальной дифференциации является участие во внутренних конкурсах красоты на сайте, в результате которых индивид получает определенную известность, а также статус привилегированного пользователя, который можно получить за отдельную плату.

Наконец, третьим типом персональных страниц является страница персонального дневника типа livejournal.com. Персональная страница имеет следующие разделы: «недавние записи», «записи друзей», «информация о пользователе», «избранные записи». Раздел «информации о пользователе» представлен достаточно подробной рубрикацией на подразделы, такие как «личные данные», «о себе» (автобиография или автохарактеристика), «интересы» (список ключевых слов), «друзья» и «сообщества». Потенциал самопрезентации в разделе личных данных Живого Журнала можно оценить скорее как невысокий: во-первых, потому что отсутствует подразделение интересов по группам (музыка, кино, книги и т.д.), и, во-вторых, потому что сам раздел пользовательской информации не является центральным на странице и не входит в фокус страницы.

Основным способом самопрезентации в Живом Журнале является ведение дневника, в котором пользователь волен писать все, что угодно. Такая возможность самопрезентации довольно коварна: для людей глубоко креативных коммуникативное пространство без ограничений представляет собой оптимальное пространство личностной самореализации. Тем не менее, для людей со средним или низким креативным потенциалом коммуникативное пространство без организующих его рубрик становится «прокрустовым ложем».

Особенностью персональных сайтов типа Живого Журнала является предзаданная выраженная речевая презентация личности. Если индивид не обладает хорошими коммуникативными навыками, самовыражение в Живом Журнале может, по меньшей мере, быть неоптимальным, а как максимум – доставлять сложности. Живой Журнал, очевидно, предназначен для личности с ярко выраженными коммуникативными способностями, привыкшей перерабатывать окружающий мир через речь, личности, для которой в высшей степени справедливым является девиз «говорю, следовательно, существую».

Подводя итог рассмотрению трех разных типов коммуникативных оболочек, а именно страницы сайта знакомств, страницы социальной сети и страницы личного дневника, можно сделать вывод о наличии у каждой из них своего личностного фокуса.

Страницы сайта знакомств фокусируются на презентации внешних данных и личных пристрастий, мотиваций и установок индивида, практически игнорируя динамический аспект личности и сильно снижая роль социальной составляющей личности. Эти страницы акцентированы на компоненте телесного самоощущения, эмоциональной и мотивационной сферах личности.

Страницы личного дневника, очевидно, имеют явный фокус на сознательно-перцептивную сферу личности, выраженную прежде всего речью, поскольку повествование о событиях жизни является главной конституирующей силой личного дневника. В личном дневнике также представлена социальная компонента презентации личности, выраженная в указании количества друзей и сообществ, в которых состоит индивид. Тем не менее, слабо представлены анкетные данные, а возможности самоконструирования (указание предпочтений, личных девизов) следует охарактеризовать как ограниченные.

Страницы социальных сетей дают представление о компоненте телесного самоощущения, эмоциональной и мотивационной сфере, а также предоставляют возможность оценить речевую компоненту личности. Кроме того, страницы социальной сети имеют выраженный социальный акцент в презентации личности – личность «подается» через факты об образовании, карьере, местах пребывания индивида. Виртуальная личность в социальной сети имеет динамический аспект, представленный обновляющимися медиаматериалами, заметками и сообщениями на «стене».

Можно сказать, что с точки зрения презентации компонентов личности страницы социальных сетей дают наиболее сбалансированную картину, однако информация в каждом из разделов не столь подробна, как, например, на странице сайта знакомств, а возможности речевой самореализации личности, в отличие от персональных дневников, ограничены количественно и вытеснены из фокуса страницы.

Таким образом, можно сделать выводы, что виртуальная личность получает различную реализацию в разных коммуникационных средах, среди которых нами были рассмотрены страницы сайтов знакомств, страницы социальных сетей и страницы личных дневников. Социальная сеть дает наиболее взвешенное, но и наиболее общее представление о виртуальной личности, сайт знакомств делает акцент на телесно-сексуальной, эмоциональной и мотивационной сферах личности, а личный дневник фокусируется на речевой деятельности индивида, делая ее призмой восприятия мира и самого индивида. Тот факт, что немало людей в настоящее время пользуются не одной коммуникативной средой в сети Интернет, позволяет говорить о том, что различные коммуникативные среды могут служить своеобразными «линзами» для углубленного анализа отдельных сторон виртуальной личности.


Психология межличностных отношений и Интернет


Выделяют следующие основные виды общения в Сети:

1. Общение в режиме реального времени on-line (чаты, ICQ):

-         диалоговая коммуникация – с одним собеседником (выбирается определенный канал для такого общения)
-         полилоговая коммуникация – с большим количеством людей одновременно;

2. Общение off-line, при котором сообщения к адресату приходят с отсрочкой:

-         с одним собеседником (электронная почта)
-         со многими людьми – участниками телеконференции (конференции, ньюсгруппы, блоги).

Главной притягательной особенностью общения в Сети является анонимность. Возможность варьировать степень анонимности в общении обладает, как показывает практика применения Интернет, немалой притягательной силой. Часто скрываются настоящее имя, возраст и социальный статус, инвертируется пол, истинные факты биографии подменяются или дополняются вымышленными, неадекватным образом представляются сведения об опыте, квалификации, компетентности, имеющихся знаниях, умениях, навыках и т.п., вместо реальных описываются социально одобряемые личностные качества, в том числе одобряемые лишь в узком социуме/идиокультуре/андерграунде (например, киберпанков, музыкальных фанатов, игроков в компьютерные игры и т.д.)

Здесь уместно упомянуть об одном весьма показательном эксперименте, проведенном Кеннетом Джергеном, Мэри Джерген и Уильямом Бартоном в далеком 1973 г., когда ни о какой виртуальности человечество и не подозревало. Они пригласили 8 незнакомых человек разного пола провести час в абсолютно темной комнате. Участникам эксперимента было заявлено, что нет никаких правил, регулирующих их поведение по отношению к другим. По истечении часа участников поодиночке выведут из комнаты и никакой возможности встретится в будущем у них не будет. Одновременно была набрана еще одна, контрольная группа, участники которой находились не в темной, а в освещенной комнате. Участники контрольной группы просто сидели и беседовали. Но в экспериментальной группе возникло стремление к интимности и нежности. Они меньше разговаривали, но больше говорили «о самом главном». 90% участников намеренно прикасались к кому-нибудь, 50% обнимали соседей. Не понравилась анонимность очень немногим, большинство были очень довольны и предлагали повторить эксперимент бесплатно. Знали бы участники и устроители эксперимента, что вскоре люди сами будут платить деньги за подобное времяпрепровождение. А если серьезно, то экспериментаторами ненамеренно с большой степенью приближения был смоделирована ситуация виртуального социума. По сути, мне остается только прокомментировать условия эксперимента, которые спровоцировали подобное поведение

Пользователи Интернет высоко ценят возможность компенсировать и нейтрализовать в ходе опосредствованного Интернетом общения те препятствия, которые нередко делают болезненными непосредственные контакты: действительные либо мнимые недостатки собственной внешности, дефекты речи (напр., заикание), некоторые свойства характера (застенчивость и др.) или психические заболевания (скажем, аутизм). При высокой степени анонимности общения такого рода недостатки нетрудно скрыть, а в случае назойливых расспросов на чувствительную тему общение может быть прервано. Данная особенность, тесно связанная с анонимностью, может достаточно сильно влиять на успешность виртуального общения.

Следующая особенность Интернет-общения, расширяющая возможности пользователей сети, – это возможность «быть в одно и то же время в разных местах», т.е. Интернету не свойственно единство пространства и времени, как это характерно для реальной жизни. Относительно общения это можно проиллюстрировать как возможность общаться с людьми из других стран, часовых поясов в одно и то же время, сидя за своим компьютером.

Вытекающей из названных особенностью является так же и психологическая безопасность. Вследствие анонимности и безнаказанности в сети проявляется и другая особенность, связанная со снижением психологического и социального риска в процессе общения, отсутствием внешней невербальной оценки – аффективная раскрепощенность, ненормативность поведения и некоторая «безответственность» участников общения. Человек в сети может проявлять и проявляет большую свободу высказываний и поступков (вплоть до оскорблений, нецензурных выражений, сексуальных домогательств), так как риск разоблачения и личной отрицательной оценки окружающими минимален.

Кроме анонимности, выделяются следующие особенности виртуального общения:

-         Своеобразие протекания процессов межличностного восприятия в условиях отсутствия невербальной информации. Как правило, сильное влияние на представление о собеседнике имеют механизмы стереотипизации и идентификации, а также установка как ожидание желаемых качеств в партнере.
-         Добровольность и желательность контактов. Пользователь добровольно завязывает контакты или уходит от них, а также может прервать их в любой момент.
-         Затрудненность эмоционального компонента общения и, в то же время, стойкое стремление к эмоциональному наполнению текста, которое выражается в создании специальных значков для обозначения эмоций или в описании эмоций словами (в скобках после основного текста послания).

Среди причин обращения к Интернету выделяется возможность реализации качеств личности, проигрывания ролей, переживания эмоций, по тем или иным причинам фрустрированных в реальной жизни. Подобная возможность обусловлена вышеперечисленными особенностями общения посредством сети – анонимностью, нежесткой нормативностью, своеобразием процесса восприятия человека человеком. Желанием переживания тех или иных эмоций объясняется, вероятно, и стремление к эмоциональному наполнению текста.

Необходимо заметить, что основополагающая особенность виртуального общения – это все-таки физическая непредставленность До сих пор большинство сред коммуникации в Интернете – текстовые. Это означает, что единственный источник информации о собеседнике в виртуальной коммуникации – это его текстовые сообщения. В процессе общения в Интернете, в отличие от реального общения, исходно полностью отсутствуют индикаторы социальной позиции человека и невербальное поведения в том числе и «паралингвистические (вспомогательные) средства: тембр речи, акцентирование части высказывания, силы голоса, дикции, жестов, мимики».

Джон Сулер в своей работе «Люди превращаются в Электроников» выделил кроме прочих и такую особенность виртуального общения: «Это так не похоже на настоящий мир и так для него странно – в киберпространстве можно постоянно иметь под рукой (клавишей) вечные летописи того, что ты говорил, кому и когда. Так как все сетевые интеракции основаны только на документах - то есть происходят в письменном виде - мы можем даже осмелеть настолько, что скажем, будто взаимоотношения между людьми ПО СУТИ задокументированы и что реальность можно в любой момент времени записывать в ее цельности… Но хоть велик соблазн лелеять мысль о сохраненном тексте как об объективной записи частички живых эмоций, не менее телячий восторг охватывает от осознания величины пропасти между эмоциональными реакциями на одну и ту же запись, перечитанную при разных обстоятельствах. В зависимости от состояния души мы наделяем написанное слово всеми мыслимыми значениями и намерениями».

Таким образом, объединив и проанализировав все вышеизложенное можно прийти к выводу, что:

1. с появлением программ типа ICQ появился и качественно новый способ общения через Интернет, который характеризуется возможностью как общения в режиме реального времени, так и с отсрочкой, а так же возможностью общаться сразу с несколькими собеседниками, ведя беседу с каждым из них тет-а-тет.

2. к основным особенностям виртуального общения можно отнести:

-         анонимность;
-         физическая непредставленность участников общения;
-         затрудненность эмоционального компонента общения;
-         отсутствие единства пространства и времени, т.е. возможность быть в одно и то же время в разных местах, а также возможность общения с людьми из других часовых поясов;
-         характер общения – почти исключительно письменный;

По полученным исследователями данным видно, что идеал реального собеседника  и идеал виртуального собеседника значительно не отличаются, т.е. в целом идеальный собеседник идеален и для виртуальной, и для реальной среды; это значит, что люди и там, и там хотели бы общаться с практическими одинаковыми собеседниками: доминирующими и дружелюбными (хотя необходимо отметить, что для виртуального собеседника характерно немного большее дружелюбие и меньшее доминирование в сравнении с идеалом реального собеседника).

Виртуальное общение имеет те же критерии успешности, что и реальное, однако затрудняет полное, интегрированное восприятие собеседника, что может только осложнять взаимодействие. Каким бы успешным ни казалось общение пользователям, они не могут в процессе общения создать интегрированный образ собеседника. А так же в процессе общения через Интернет пользователи реализуют базовую потребность в безопасности через возможности, которые предоставляем им компьютерная сеть и лишь в ограниченном количестве может обеспечить реальный мир.


Феномен чатов


Чат – это специфическая форма общения в Интернет, называемая IRC (Internet Relay Chat), или просто chat (беседа, болтовня). Это, когда в одном месте, на каком-то сайте происходит встреча двух или нескольких пользователей в реальном времени. Сайт выполняет роль доски, на которой пишут послания и передают друг другу.

В большинстве публикаций Интернет-ресурсы рассматриваются как нечто исключительно утилитарное и узкоспециализированное. Интересует, что в мире творится – почитайте сетевую прессу, хочется посмеяться – на юмористические сайты, беллетристика нужна – электронные библиотеки к вашим услугам. Соответственно отношения «пользователь-ресурс» локализованы во времени, необходимом на удовлетворении своих потребностей.

Если следовать такому подходу, разумно предположить, что чаты обслуживают потребности в новых знакомствах и общении. Однако в таком случае общение в чате заканчивалось бы сразу после того, как знакомство состоялось и перенесено в реальный мир. «Общение по проводам» можно понять, если «ты сейчас далеко-далеко, между нами снега и снега», но в чате иногда общаются люди, живущие не только в одном городе, но и в одном доме.

Чаты – ресурс не фрагментарный, а универсальный, пользование им не утилитарно, а самоценно, они самодостаточны. Коммуникативную нагрузку чат, безусловно, несет, но восполнение потребности в расширении круга общения является безусловно важной, но все-таки не единственной функцией чата. Часто гораздо притягательней для посетителей чатов оказывается удовлетворение потребности в самовыражении, если хотите, в творчестве.

При использовании большинства интернет-ресурсов позиция рядового пользователя исключительно потребительская. Между тем сегодняшняя культурная ситуация, как это отмечает большинство исследователей, характеризуется предельной пассивностью пользователя – от него не требуется даже конструирование образов (как, например, при чтении книг), он получает все в готовом виде с этикеткой «употреблять не разжевывая». Однако потребность в самовыражении через творчество является базовой потребностью человека. И Интернет, задуманный исключительно как средство получения информации, в итоге стал средой, едва ли не культивирующей творчество. Можно вспомнить «домашние странички», разнообразнейшие творческие конкурсы в Интернете, но достаточно просто обратить внимание на то, что с ростом популярности ресурса растет и его «завязанность» на самовыражении потребителей (электронная переписка с создателем, гостевые книги, форумы).

Доступным, демократичным и предлагающим максимальные возможности для самовыражения ресурсом Интернета является именно чат. Именно он-лайновость чатовского действа роднит его с действом театральным. Как и в театре, в чате притягательно именно то, что творчество происходит на твоих глазах, как и театр, чат существует только «здесь и теперь». Подобно тому, как любой театральный спектакль «в записи» что-то безвозвратно теряет, впечатление от прочтения любого скопированного лога лишь бледная тень тех эмоций, которые испытывали участники.

Но и сравнение с театром весьма условно. В чатовском действе, в отличие от театра, участвуют все присутствующие. Пожалуй, наиболее близкой к чату формой самовыражения является средневековый карнавал в его интерпретации Михаилом Бахтиным – «... карнавал не знает разделения на исполнителей и зрителей. ... Карнавал не созерцают, – в нем живут и живут все... в этом отношении карнавал был ... как бы реальной (но временной) формой жизни, которую не разыгрывали, а которой жили на самом деле (на срок карнавала)». Вот мы и добрались до самого главного. Первичная функция чата не коммуникативная, даже не игровая, а бытийная. Чат – это не клуб знакомств и не представление, это реальная жизнь, проживаемая в иначе организованном мире. Посетители чата не общаются в нем, они в нем живут. Поясним эту мысль.

Прежде всего, в отличие от театрального и карнавального представления, чат не локализован во времени, он бесконечен, его девиз – «Show must go!» В популярных чатах народ присутствует всегда, а в силу того, что пользователями являются люди, проживающие в самых разных часовых поясах, действо обычно не прекращается в любое время суток. Как и сама жизнь, чат существует сам по себе, в определенной степени независимо от участников. При входе ты попадаешь в уже существующую реальность, которая продолжит существование и после твоего ухода. Во-вторых, чат – это не только игра. Игровой, карнавальный характер чата является важнейшей, но не единственной составляющей этого феномена. Да, в чатах действуют образы, но за каждым образом стоит реальный человек и рано или поздно каждый стремится пробиться к личности, стоящей за заинтересовавшей его маской. Тогда карнавальный характер общения замещается или дополняется общением, которое можно назвать доверительным.

Обитатели чата не общаются в нем – они в нем живут. По сути, это реальная жизнь, только в ирреальном мире. Любой человек, увлекшийся чатами, оказывается в состоянии одновременного сосуществования в двух мирах. Причем карнавальный мир чата часто оказывается более привлекательным, нежели мир реальный. Если в реальной жизни ты затравленный во дворе толстый прыщавый «книжный» подросток, то в мире виртуальном ты имеешь возможность сделаться красивым, умным, взрослым и обожаемым женщинами мужчиной. И это будут не твои иллюзорные мечты, так как чат – это не акт только твоего творения; подтверждения этому ты получаешь «извне», все это проживается и проигрывается в социуме.

Карнавальный характер чатовского действа становится возможным благодаря уникальным возможностям чатовского бытия. А эти возможности во многом есть следствие технической скудности средств для самовыражения. Недостатки обратились в достоинства. Дефицит возможностей в конечном итоге сделал эти возможности практически безграничными. И вот каким образом!

Реальная жизнь ставит огромное количество как индивидуальных, так и социальных препятствий для успешной коммуникации. Индивидуальные – понятны: у вас могут вызывать антипатию внешность собеседника, его стиль одежды, манера поведения и т.п. Социальным же препятствиям несть числа – большая разница в возрасте, социальном статусе, национальные предубеждения. Препятствовать общению могут просто обстоятельства встречи (трудно себе представить пару, флиртующую на похоронах). Наконец, существуют нормы поведения, регламентирующие почти все и вся. Впрочем, тема социальных ограничений, налагаемых обществом на человеческую интеракцию, достаточно детально рассмотрена в работах Фрейда и его последователей.

При общении в чатах мы наблюдаем совершенно иную картину. Отсутствие возможностей для визуального контакта имеет своим следствие не только глобальную нехватку выразительных средств, но и полную анонимность, которая в чатах культивируется. Все посетители пользуются только «Никами» (от английского «nickname» – прозвище), псевдонимами. Человек, зашедший в чат под своим именем и фамилией, будет в лучшем случае выглядеть белой вороной.

Фактически смена имени есть тот обряд, который знаменует собой переход в иное состояние. Ситуация смены имени сводится к общему стремлению приобщиться к известному социуму, либо выйти из социума. Фактически смена реального имени на карнавальное призвана фиксировать выход из реального и примыкание к некоторому виртуальному социуму. Интересно, что в русской культурной традиции существовало несколько ситуаций смены имени – когда человек вступал в жесткое дисциплинарное пространство (поступление в солдаты, семинарию), либо когда человек посвящал себя театру, цирку и другим видам искусства, то есть попадал в стихию карнавальности и игры.

Таким образом, при полном отсутствии телесности и негласно обязательном отречении от своей реальной личности, человек вынужден творить образ, надевать карнавальную маску. Вливаясь в виртуальный социум, человек получает полную свободу в сотворении самого себя и имеет возможность вылепить себя таким, каким захочет. Собственно, часто нельзя говорить о том, что в чатах общаются реальные люди, в чатах живут созданные ими образы.

Свобода творения образов безгранична. Жванецкий когда-то сожалел в одной из своих миниатюр – «Я никогда не буду узбеком». В чате человек может стать не только узбеком, но, к примеру, без всяких проблем за 2 минуты совершить самую дешевую и безболезненную операцию по смене пола и существовать в чате женщиной, причем все окружающие будут воспринимать его именно так и никак иначе. Можно быть кем угодно – собачкой, рысью или разумным компьютером, – все зависит от твоей фантазии. Надо ли говорить о том, какой простор открывается для разнообразнейших мистификаций, которые в чате весьма распространены.

Вторая составляющая безграничных возможностей, предоставляемых чатами, также проистекает из «растворенной телесности» – отсутствия тела как такового. Возможность работы с телом, да и с окружающим пространством при полном отсутствии телесности предоставляют человеку полную свободу действий – можно без всяких проблем написать не только: «Бизон курит», но и «Бизон воспарил к потолку и просочился сквозь стену» и второе действие будет не менее реальным, чем первое.

Что же касается социальных норм, то практически абсолютная анонимность и свобода действий приводят к тому, что как таковые они изначально просто-напросто отсутствуют. В большинстве чатов более чем либеральная свобода нравов и дозволено практически все, что встречает осуждение в реальной жизни. Но следует заметить, что мы не случайно написали «изначально отсутствуют». Как и в любом социуме, в Сети со временем происходит формирование определенных правил поведения в обществе, которое получило название «нетикет» (сетевой этикет). Как и следовало предположить, первым сработал принцип «твоя свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается нос соседа». Первые появившиеся нормы касаются обеспечения общественной безопасности. В некоторых чатах прямо запрещены использование ненормативной лексики в репликах и никах, и высказывания, прямо оскорбляющие других «собеседников».

Однако не следует думать, что чаты «медленно дрейфуют» в сторону общепринятых общественных норм. Во-первых, даже в этих чатах регламентируются только твои «прилюдные» действия. Во-вторых, «пуританских» (по чатовским меркам) чатов отнюдь не большинство, и чаты, где никаких ограничений нет (либо они весьма формальны), живут и процветают. Более того, существуют изначально «аморальные» чаты.

Развертывание коммуникации в ином пространстве, замена реальных людей виртуальными образами, абсолютная свобода моделирования ситуаций при неразвитости и зыбкости социальных норм – все эти факторы стимулируют игровой, карнавальный характер чата. По сути, чат – это пьеса, разыгрываемый без всякого сценария актерами-импровизаторами с постоянной сменой действующих лиц, так как это представление не знает разделения на исполнителей и зрителей.

Упразднение всяческих барьеров между людьми и отмена большинства норм и запретов обычной, внекарнавальной жизни создает особый идеально-реальный тип общения.

Попытаемся ответить на вопрос – а что мешает людям реализовать свои коммуникативные потребности в реальной жизни, не подменяя улыбку смайликом, а жесты ремарками?

Причин много. Прежде всего, в Сети круг общения человека расширяется лавинообразно и возможность встречи с близким по духу человеком увеличивается на порядок. Кроме того, вследствие анонимности исчезают многочисленные социальные барьеры в виде возраста, внешности, социального положения, манер и тому подобного. А ведь именно они служат критериями, по которым мы даже неосознанно «отбраковываем» человека при самом первом, визуальном контакте. Надо ли говорить, сколько духовно близких нам людей остаются вне нашего внимания и насколько увеличивается возможность знакомства с потенциально близким человеком в виртуальности?

Понятно, что в виртуальности многих барьеров просто не существует, но по причине того, что свято место пусто не бывает, в виртуальности визуальный принцип отбора заменен принципом, который в реальной жизни детерминирует не начальное, а дальнейшее развитие отношений и определяет, станет ли простое знакомство чем-то большим. Имеется в виду сходство установок, убеждений и ценностей. Если они подобны нашим, то велика вероятность возникновения не только взаимного расположения, но и эмоциональной близости.

И из этого вытекает самая важная особенность доверительного общения в Сети – оно очень часто эмоционально окрашено. Людей связывает не просто совместное времяпрепровождение, а совершенно искренняя дружба или даже любовь. Подобный характер отношений определяется многими факторами. Во-первых, резкое увеличение числа социальных контактов в 20 столетии имело своим следствием и обратную сторону – количественный рост сказался на качестве и снизилась «глубина» отношений между людьми. Подавляющая часть наших социальных связей утилитарна, их возникновение и содержание функционально, а на близкие отношения зачастую просто не остается времени.

Жизнь современного человека эмоционально обеднена, что вырабатывает различные механизмы компенсации. К примеру, иногда расцвет массовой культуры в современном обществе связывается именно со слабой насыщенностью эмоциональной жизни, а боевики, фильмы ужасов, эротика и т.п. являются не чем иным, как суррогатной компенсацией. Посмотрел боевичок, адреналин в кровь пошел, состояние нормализовалось. Общение в виртуальном социуме часто выполняет ту же функцию (хотя это и не является единственной функцией такого общения), однако, в отличие от приведенного примера с массовой культурой, чувства, переживаемые в Сети, отнюдь не являются суррогатом.

Не последнюю роль в том, что в современном мире именно Сеть стала мощнейшим средством для ликвидации «эмоциональной бедности» сыграло то, что в виртуальности человек большей частью полностью выключен из суеты реальной жизни. Войдя в чат, человек оставляет за экраном монитора большую часть своих социальных ролей. Это значит, что исчезает детерминированность поступков, поведения. Человек делает не то, что должен, а то, что хочет, по сути, он свободен в реализации своих желаний. Удовлетворение утилитарных потребностей в Сети проблематично – в чатах нет ни деловых партнеров, ни продавцов-покупателей и человек решает здесь свои не материальные, а духовные проблемы.

Но не стоит все списывать только на некоммерционализированность Интернета. Даже если удастся включить Интернет в сферу функционирования свободного рынка, человеческие контакты в Сети вряд ли повсеместно приобретут характер деловых связей. Существуют особенности виртуальных коммуникаций, которые прямо провоцируют их эмоциональный характер.

Даже назвавшись в «приватности» своим реальным именем, человек остается не более чем образом, «строчками на экране монитора». От реального человека остаются только мысли, эмоции и т.п. в меру способностей переданные в письменном виде. В силу этого его собеседник не имеет о своем визави никакой информации, даже первичной, считываемой при визуальном контакте. В виртуальном же социуме абсолютное большинство знакомств – это случайные знакомства. Поэтому каждый встреченный человек в Сети – это изначально ТАЙНА, ЗАГАДКА. Непонятное же всегда притягивает, загадка требует отгадки. И если человек открывается, причем только тебе, то это придает отношениям определенную интимность.

Весьма значимо и такое следствие анонимности, как отсутствие ответственности. Случайность встреч плюс всегда существующая возможность в любой момент прервать связь и навсегда исчезнуть в не имеющей границ Сети позволяет людям вести себя несколько иначе, чем в реальности. Как правило, этот фактор позволяет собеседникам быть более откровенными, открытыми, чем в реальности. Возникает эффект «разговора в поезде», когда незнакомым людям выворачивают душу наизнанку, потому что понимают, что при малейшем желании возможности встретиться после разговора уже не будет. Следствием подобной откровенности становится атмосфера интимности, возникающая между собеседниками, которая способствует зарождению любви.

Можно возразить – если карнавальность действительно присуща только чатам, то доверительное общение может возникнуть (и возникает) практически на всех ресурсах, где есть возможность знакомства людей и их последующего общения. Так оно и есть. Но имеется одно «но».

Практически всегда доверительность возникает, развивается и заканчивается в так называемых приватных средствах интернет-коммуникации, которые предназначены только для двоих и закрыты от всех остальных – e-mail, ICQ и др. Но только в чатах подобные средства («шепот», «приват») встроены в ресурс изначально и существует возможность перейти на доверительную ступень, оставаясь в общем пространстве действа, не покидая его. И это не случайно.

Дело в том, что в чатах наиболее комфортные условия для того, чтобы доверительные отношения могли реализовываться не только «путем взаимной переписки», но и в социуме, а близкие, эмоционально окрашенные отношения объединяли не только двоих, но целую группу людей. Стабильность состава «завсегдатаев», взаимное переплетение доверительных отношений, очень часто в итоге оборачивается тем, что «сумма разрозненных индивидов» становится теплой компанией друзей.

Именно в доверительном общении, которое в чатах возникает не только «за кадром», но и в «открытом эфире», реализуется вторая социальная функция чата – коммуникативная. Чат становится не только любимой и захватывающей игрой, но и местом (часто – единственным), где человек может встретить дорогих и близких ему людей.

Хотя обе функции чата – и коммуникативная, и творческая взаимопереплетены, тем не менее чаще всего именно в «карнавальном» общении человек оценивает людей и производит «первичный отбор» тех, кто ему интересен. Таким образом, карнавальность является весьма значимым условием формирования «виртуальных компаний», которые в дальнейшем общении активно используют уже как карнавальное, так и доверительное общение, свободно переходя от задушевных разговоров к карнавальному шоу.

А так как подобных социальных групп в пространстве чата может быть множество и они большей частью взаимопересекаются, то мы можем говорить о формировании на базе чатов полноценных социумов в виртуальном пространстве с общей идеологией, культурными традициями, своеобразной историей и т.п. Но виртуальные социумы – это уже совсем другая история...


Виртуальная самопрезентация


Участие в Интернет-коммуникации может оказывать влияние на реальную идентичность различными способами. Во-первых, благодаря существованию в Интернет множества различных сообществ, а также благодаря тому, что он сам по себе является социальной реальностью, Интернет предоставляет новые по сравнению с реальной жизнью возможности принадлежности к определенным социальным категориям.

Во-вторых, такие особенности Интернет-коммуникации, как анонимность и ограниченный сенсорный опыт, порождают уникальную возможность экспериментирования с собственной идентичностью. Более конкретно, анонимность позволяет пользователям Интернета создавать сетевую идентичность, которая часто отличается от реальной идентичности. Пользователи Интернета используют эту возможность очень по-разному.

Участие в телеконференции обеспечивает принадлежность и поддержку; наряду с этим, помощь другому пользователю, обратившемуся в телеконференцию за помощью, вносит вклад в становление определенного содержания идентичности – помогающего, компетентного человека. Участие в телеконференции может, таким образом, порождать позитивную социальную идентичность.

Виртуальная самопрезентация может вносить вклад в становление определенного содержания социальной идентичности не только за счет принадлежности к определенному виртуальному сообществу, но и за счет противопоставления себя этому сообществу, намеренно девиантного, конфликтного поведения. Примером такого поведения является явление, известное как «trolling» – послание в конференцию провокационных сообщений. Пользователя, посылающего подобные сообщения, называют «troll», что переводится двумя способами – и как «тролль», и как способ рыбной ловли, который заключается в забрасывании приманки и протаскивании ее по дну в ожидании, что рыба на нее клюнет. Пользователь, заподозренный в том, что он - «тролль», вызывает агрессию других пользователей, и, как правило, его вскоре отключают от пользования данной телеконференцией.

Существуют пользователи, которые прибегают к намеренно антинормативным, оскорбительным высказываниям, за которые их определенно отключают. Тогда они входят в сообщество снова, и ситуация повторяется.

Можно предположить, что в основе девиантного поведения лежит желание обрести социальную идентичность через противопоставление себя некоторому социальному целому. Подобное девиантное поведение может быть связано с диффузной, неопределенной идентичностью, и представлять собой стратегию преодоления диффузной идентичности, при которой человек предпочитает выбрать негативную социальную идентичность, чем быть никем или чем-то неопределенным.

Помимо новых возможностей принадлежности к социальным категориям, сетевая коммуникация, благодаря таким своим особенностям, как анонимность, невидимость и безопасность, порождает другое следствие – она дает пользователям возможность создавать сетевую идентичность полностью по своему выбору. Невидимость означает возможность изменения внешнего облика, полностью редуцировать невербальные проявления и, в конечном итоге, почти абсолютного управления впечатлением о себе.

Наиболее яркие проявления экспериментирования с идентичностью – виртуальная «смена пола» и девиантное поведение в Сети; оба эти явления очень широко распространены в Интернете.

Очевидно, что выбор способа самопрезентации в Сети зависит от типа личности. Некоторые пользователи Сети выдвигают на первый план одни свои признаки, а другие признаки намеренно скрывают. Некоторые представляют такие «факты» относительно себя, которые являются скорее желаемыми, чем действительными. Некоторые презентируются в Сети просто непосредственно. Другие предпочитают, чтобы о них не было известно вообще ничего. Регистрируется феномен существования нескольких сетевых идентичностей.

Как связана виртуальная самопрезентация с реальной идентичностью пользователя?

Утверждается, что самопрезентация в Сети представляет собой осуществление желаний – силы и могущества, красоты, принадлежности, и т.п. Поэтому, с одной стороны, виртуальная самопрезентация может отражать желания, неудовлетворенные в реальной жизни, то есть, быть прямым следствием реальной идентичности. С другой стороны, виртуальная самопрезентация, помимо удовлетворения неосуществленных или неосуществимых по разным причинам в виртуальности желаний, может быть связана с техническими особенностями коммуникации в Интернете. Все это может определять то, что виртуальная самопрезентация может быть другой по форме по сравнению с реальной самопрезентацией, а также определять ее большую выразительность и часто даже намеренную конфликтность, связанную с тем, что никто не хочет быть полностью анонимным и в результате абсолютно никем не замеченным.

Быть полностью анонимным в реальной жизни – абсолютно невидимым, без имени, идентичности или межличностного взаимодействия вообще – не хочет никто. Девиантное поведение – это способ реакции на анонимность, отражающий стремление быть замеченным, хотя бы даже в негативной форме, чем быть абсолютно анонимным, незамеченным, невидимым, то есть, никем. В конструктивной форме реакция на анонимность и недостаток выразительных средств в виртуальной коммуникации проявляется в том, что сетевые идентичности наделяются утрированными, очень выразительными атрибутами силы, могущества, красоты и т.п.

В виртуальной коммуникации, благодаря невидимости пользователя, не выражены те признаки, которые связаны с внешним обликом и служат основой социальной категоризации в реальном общении. Предпочтение полностью новой идентичности в сетевой коммуникации может быть связано с неудовлетворенностью результатами социальной категоризации в реальном общении и желанием избавиться от нее. Желание иной самопрезентации может выражать неудовлетворенность реальной идентичностью, а именно, теми ее сторонами, которые в виртуальной коммуникации отсутствуют – пол, возраст, социальный статус, этническая принадлежность, внешняя привлекательность. Возможность «убежать из собственного тела» является одним из главных факторов, мотивирующих участие в виртуальной коммуникации.

В этом случае виртуальная самопрезентация может быть осуществлением мечты, неосуществимой в реальности, мечты о силе и могуществе или о принадлежности и понимании. В виртуальной коммуникации становится возможным выражение запретных в реальности агрессивных тенденций, высказывание взглядов, которые невозможно высказать в реальности даже самым близким людям, выражение подавленных в реальности сторон своей личности, удовлетворение запретных в реальности сексуальных побуждений, желания контроля над другими людьми, манипулятивных тенденций.

Таким образом, виртуальная самопрезентация может служить выражением подавленной части своей личности или удовлетворять потребность в признании и силе. Удовлетворяя потребность в признании и силе, люди создают такую виртуальную самопрезентацию, которая соответствует их идеалу «Я» и замещает плохое реальное «Я».

Преимущество общения через Интернет заключается а анонимности, в том, что индивиду не обязательно быть самим собой. Он можете выбрать для себя любую роль, надеть любую маску и его собеседник возможно никогда не узнает, кто за этой ролью, маской. Он может стать любимым положительным героем или злодеем, проигрывая положительные или отрицательные качества своей натуры. И как Зорро он будет появляться и исчезать в любой момент времени, который определит он сам. Таким образом, индивид начинает чувствовать себя более раскрепощенно и непосредственно, чем в реальной жизни, где он скован определенными социальными ролями.

Однако кроме неудовлетворенности реальной идентичностью, отличающаяся от реальной идентичности виртуальная самопрезентация может создаваться по ряду других причин. Создание сетевой идентичности, которая отличается от реальной, может объясняться тем, что люди не имеют возможности выразить все стороны своего многогранного «Я» в реальной коммуникации, в то время как сетевая коммуникация им такую возможность предоставляет. Множественность и изменчивость идентичности в виртуальной коммуникации отражает множественность, идентичности в современном обществе в целом. Наиболее подробно гипотетические мотивы создания сетевой идентичности, отличающейся от реальной, описаны на примере виртуальной «смены пола» – выдавания себя в виртуальной коммуникации за представителя противоположного пола.

Виртуальная «смена пола» очень широко распространена в Интернете. Она может быть связана с различными факторами, причем вовсе не обязательно с гомосексуализмом или трансвестизмом. Помимо уже приведенных причин (желания контроля над другими людьми, выражения подавленной части своей личности, которые человек не может выразить в реальности), приводятся следующие возможные причины смены пола:

  1. Некоторые мужчины могут принимать женскую роль, чтобы исследовать отношения между полами.
  2. В некоторых случаях «смена пола» может отражать диффузную половую идентичность.
  3. «Смена пола» – это просто некий новый опыт, возможный благодаря анонимности сетевого общения. Она может объясняться просто стремлением к приобретению любого нового опыта. Киберпространство предоставляет беспрецедентную возможность экспериментировать, отказаться от экспериментирования, если это необходимо, и затем экспериментировать снова. В нем смена пола – очень простое действие.

Таким образом, виртуальная самопрезентация, отличающаяся от реальной идентичности, может создаваться также для того, чтобы испытать новый опыт – именно в этом контексте понятие «экспериментирования с идентичностью» наиболее уместно; то есть, сетевая идентичность, отличающаяся от реальной идентичности, не только выражает нечто, уже имеющееся в личности, но может быть и стремлением испытать нечто ранее не испытанное.

Известно, что стремление к подобному экспериментированию с идентичностью, желание пробовать себя во все новых и новых ролях, испытывать новый опыт – особенность открытой идентичности, то есть, такого состояния идентичности, для которого характерен поиск альтернатив дальнейшего развития. Таким образом, множественность виртуальных идентичностей может быть связана с открытостью реальной идентичности.

Oписанные выше виды соотношения реальной идентичности и виртуальной самопрезентации относятся к влиянию реальной идентичности на виртуальную самопрезентацию. Однако существует и возможность обратного влияния – влияния виртуальной идентичности на реальную идентичность. Одна из его форм – включение принадлежности к определенному сетевому сообществу в реальную социальную идентичность.

С другой стороны, можно предположить, что участие в виртуальной коммуникации вносит вклад в становление определенного содержания личной идентичности. Вот один из примеров подобного влияния виртуальной идентичности на реальную. Студент колледжа, который в реальности отличался крайней необщительностью, застенчивостью, неуверенностью в себе, начал играть в одну из сетевых ролевых игр. В игре он познакомился с девушкой-игроком, между ними завязались романтические отношения. Вскоре он достиг в игре больших успехов, настолько, что его выбрали полководцем одной из армий в решающем сражении. Он был поражен оказанным ему доверием. Постепенно он понял, что может представлять ценность в глазах других людей, может быть успешным и добиваться своих целей. Он стал более уверенным в себе, более общительным. Это привело к тому, что у него появились друзья в реальной жизни. То есть, существует возможность изменения реальной идентичности за счет виртуальной идентичности. В приведенном примере речь идет скорее об изменении персонального аспекта идентичности, чем об изменении социального ее аспекта.

Таким образом, между виртуальной самопрезентацией и реальной идентичностью существуют отношения взаимовлияния. Оценка потенциальных следствий этого взаимовлияния (психологических, социально-психологических, социальных ), как и любая оценка вообще, неотделима от ценностного выбора самого исследователя. Так, например, возможность экспериментирования с собственной идентичностью в Сети можно оценивать с точки зрения расширяющихся перспектив самопознания, а можно – с позиций «ухода» от реального социального взаимодействия в бессознательном страхе потери самого себя.


Виртуальные романы


Если «виртуальная дружба», по сути, мало чем отличается от приязненных отношений в реальной жизни, то «виртуальная любовь» – более самобытное и интересное явление, не случайно «виртуальные романы» вызывают пристальный интерес и у журналистов, и у самих «виртуалов». Редкая сетевая конференция со свободно задаваемыми темами для обсуждения обходится без дебатов по поводу этого явления. Одна из причин столь пристального внимания – это то, что, наряду с интернет-зависимостью, «виртуальные романы», достаточно сильно отличающиеся от реальных, обычно вызывают состояние тревожности – интуитивное понимание «инаковости», «отличность» переживаемого состояния от знакомых и уже испытанных чувств вызывают непонимание («Что же со мной происходит?») и, как следствие, тревожность.

Не будем брать на себя смелость определять природу этого чувства – любовь ли это, влюбленность, страсть, разнополая дружба или что иное. Мы можем только определить его некоторые характеристики, демонстрирующие «отличность» виртуальных романов от реальных.

Во-первых, концентрированность, спрессованность во времени этого чувства. Как правило, виртуальный роман развивается очень быстро, то, на что в реальности уходят месяцы, в Сети укладывается в дни. Однако и заканчиваются такие романы весьма скоротечно. В чисто «виртуальном» виде, без встреч в реальности, виртуальный роман редко продолжается более полугода. «Концентрированность» сказывается не только на динамике романов, но и на характере этого чувства. Чаще всего виртуальный роман – это состояние крайнего эмоционального возбуждения, граничащего с эйфорией. В качестве примера приведем несколько самоописаний таких романов.

У меня виртуальный роман был только однажды, и уж я постараюсь такого не повторять.... это сумасшествие... когда ты в ожидании чуда просматриваешь список присутствующих в ожидании человека и готова выкинуть комп из окна каждый раз, когда у него падает связь, а если он может ходить в инет только с работы, а у тебя совещание??? и вообще... в какой то момент начинаешь исключительно остро чувствовать каждый метр вас разделяющий, а таких о-го-го как много... да... просто потрясающи ощущения когда вам таки удается пообщаться, но их так мало... единственное на что у меня хватило сил, это запретить себе появляться днем в отеле... я знаю что, возможно, ему было еще сложнее, он обиделся, может даже оскорбился, но я до сих пор уверена что сделала единственный правильный выбор, иначе бы мы оба сошли с ума... просто к тому моменту любую радость встречи отравляли мысли о том, что может порваться связь и мы практически бессильны перед расстоянием.

Боже, мы понимали друг друга с полуслова, казалось, будто мы знакомы 1000 лет. Мы говорили с ним обо всем и наши мысли, вкусы, взгляды на жизнь просто поразительно совпадали. Никогда не забуду, как он разложил все мои страхи по полочкам и угадал все мои мечты. Короче, что я рассказываю??? – у тебя, наверняка, была такая же идиллия. Так вот, когда я начала понимать, что крыша моя медленно, но верно покидает свое законное место, я вдруг узнаю, что ему 16 лет.

У меня легкий шок! Я не могла поверить, что 16-летний парень может писать ТАКИЕ письма... Когда я прочла его стихи и прослушала одну песенку, я вообще выпала в осадок. 16 лет????? Тогда я, наверно, нахожусь в младшем школьном возрасте. Короче, долго я держалась (не хотела растлевать несовершеннолетних), но когда я прочла очередное письмо – я просто разревелась... поверь, я человек совсем не плаксивый. Плачу, только когда лук режу, а тут такое из-за какого-то письма... В общем, выслушала я мамин диагноз – «дура»), и настрочила ему 1 строчку «Я тебя люблю». Ну после этого и «пошла вода в хату»! Его реакция оказалась просто ошеломляющей! Мы писали друг другу по 2 раза в день, перезванивались, обменивались фотками. Хотя, знаешь, мне было параллельно, как он выглядит. Хоть Квазимодо-звонарь – я втрескалась по самые уши  Я слушала те слова, которые всегда хотела услышать, мне писали просто офигенные стихи. Да плюс к этому – еще и реагировали на каждую мою мысль объективно и с искренним интересом. Эти письма наркотиком стали. Если вдруг письмо не приходило – я просто задыхаться начинала.

Спецификой виртуальных романов по сравнению с реальными является и их «всеохватность». Виртуальная влюбленность (дальнейшее развитие этого чувства уже индивидуально) – это чрезвычайно распространенное в Сети «заболевание», нечто вроде «виртуальной кори», которой в легкой или тяжелой форме переболели практически все. Редкий новичок, начавший регулярно общаться в виртуальном социуме, не ловил себя на том, что его интерес к человеку приобретает черты романтической увлеченности.

На многих чатах имеется возможность обсуждения различных тем в режиме конференций. Тема «виртуальных романов» является одной из самых распространенных. Контент-анализ сообщений в такой дискуссии дает следующие результаты – порядка 60% респондентов прямо признаются, что переживали виртуальные романы, порядка 35%, декларируя свое отношение к этому явлению, умалчивают о своем личном опыте (не забывайте, что обсуждение происходит публично) и только порядка 5% утверждают, что понятие виртуального романа им незнакомо.

Каковы же причины столь нестандартного воздействия виртуальной коммуникации на человеческие эмоции? На наш взгляд, можно выделить общекультурную доминанту, обуславливающую этот процесс и несколько специфических характеристик, присущих только виртуальности, которые играют роль своеобразного катализатора эмоционального всплеска

Под общекультурной доминантой мы понимаем социокультурную ситуацию, сложившуюся к концу 20 века в результате социальной революции, связанной с колоссальными изменениями форм, способов и образцов жизни человека.

Все эти изменения стали возможным благодаря начавшемуся еще в прошлом столетии процессу трансформации опыта сознания, фундаментальных сдвигов в формах человеческого мышления. Двадцатый век прошел под знаком окончательной секуляризации сознания – вспомним ницшеанское «Бог умер!». Вера в бога сменилась верой в технический прогресс, однако возрастающая значимость рационального начала в жизни человека имела своим следствием обеднение начала эмоционального.

В абсолютном большинстве случаев именно наука стала основой мировоззрения – наука, а не религия, а это значит, что в интересующем нас аспекте была разорвана одна из нитей, связывавшая человека со сферой смысла, которая задавала спектр эмоционального напряжения человека. За последней чертой ничего нет, на человека повеяло холодом и экзистенциальным одиночеством. То, что впервые было осознано и поставлено как тема кальвинизмом – одиночество человека перед богом и невозможность коллективного спасения, на новых основаниях было постулировано и в 20 веке. Человек проходит свой путь один и каждый ответственен за него, только теперь не стало той высшей инстанции, которая спасает и наблюдает.

Наряду с этим процессом шел и распад традиционного общества, в результате которого трансформировались эмоциональные компоненты социальных связей. В результате чего человек превратился в подобие винтика, вписанного в социальную жизнь, организованную по образу гигантской мегамашины (Л.Мэмфорд). Эмоциональная сфера доиндустриального общества была разрушена, а новой, общей для всех, матрицы так и не появилось. При отсутствии прежней жесткой детерминированности ее приходится создавать индивидуально, методом проб и ошибок. Проблемы «эмоциональной нищеты» вследствие изменений, произошедших в сфере культуры, рассмотрены в работах Э. Дюркгейма, Р. Мертона, Э. Фромма и других исследователей.

Наряду с этим в 20 столетии мы наблюдаем рост урбанизации, распад традиционных форм семьи, частую смену работы и места жительства, ставших нормой. Все это привело к изменению ритма жизни и увеличению числа социальных контактов. Однако количественный рост сказался на качестве - при увеличении числа социальных контактов, снизилась их глубина, эмоциональная окрашенность. Подавляющая часть наших социальных контактов утилитарна, их возникновение и содержание функционально, а на эмоциональные привязанности зачастую просто не остается времени. Человек все чаще и чаще сталкивается со стрессовой ситуацией, порожденной одиночеством и обеднением эмоциональной жизни. Как следствие – особую актуальность, особенно в больших городах, приобрела тема одиночества – причем не только для пожилых людей, но и людей в возрасте максимальной социальной коммуникативности.

В силу всех вышеперечисленных факторов жизнь современного человека эмоционально обеднена. Механизмы компенсации этого явления могут быть самыми различными. К примеру, некоторыми исследователями, расцвет массовой культуры в современном обществе связывается именно со слабой насыщенностью эмоциональной жизни, а боевики, фильмы ужасов, эротика и т.п. являются не чем иным, как суррогатной компенсацией, основное назначение которой чисто утилитарно - повысить уровень адреналина в крови. На наш взгляд, общение в виртуальном социуме часто выполняет ту же функцию (хотя это и не является единственной функцией такого общения), однако, на наш взгляд, в отличие от приведенного примера с массовой культурой, чувства, переживаемые в Сети, отнюдь не являются суррогатом.

Между тем, пожалуй, самым распространенным аргументом противников «виртуальных знакомств» является именно суррогатность, неполноценность такого рода контактов. Дескать, настоящие чувства и эмоции переживаются исключительно в реальной жизни, а все, что не реально, неполноценно по определению. И в этом мнении есть определенный резон, действительно, возможна ли полноценная эмоциональная связь или тем более любовь межу людьми, если при их общении задействовано только одно из пяти человеческих чувств - зрение, да и то не по прямому назначению, а опосредовано выполняя функцию слуха?

Вопрос, конечно же, риторический. Истинность виртуальных чувств не подлежит сомнению, однако показательно отмеченная в нем специфичность виртуального общения.

Между тем вопрос – как объяснить эмоциональную насыщенность «доверительной» формы виртуального общения пока остается без ответа. В самом деле, общекультурная «эмоциональная бедность» действительно имеет место быть, однако что мешает ликвидировать ее в реальной жизни? Почему эмоциональная близость часто возникает именно в виртуале, причем не только у одиноких и несчастливых в реальной жизни людей?

Дело именно в специфичности виртуального общения. Можно выделить несколько факторов, способствующих, а иногда и прямо провоцирующих возникновение эмоциональной близости и привязанности.

Исследования социальных психологов установили, что существуют две детерминанты, обуславливающие возникновение первоначального влечения к человеку.

Первая – это «близость функциональной дистанции». То есть приязнь возникает между людьми, которые живут, учатся или работают неподалеку и часто сталкиваются в повседневной жизни. Как это не тривиально, но социологами установлено, что романтические поиски любви на краю света имеют очень мало общего с реальностью.

На первый взгляд, это скорее аргумент «против» виртуальных контактов, ведь не секрет, что виртуальные социумы состоят из людей, разбросанных по всему земному шару. Однако на самом деле обычно «виртуалы» встречаются со своими виртуальными друзьями много чаще, чем с друзьями реальными. Очень часто (особенно в начальный период) эти встречи происходят едва ли не каждый день и чаще, чем с "виртуальными знакомыми" общаются только с самыми близкими людьми.

Здесь надо сделать очень важную пометку – если виртуальный социум и напоминает коммунальную квартиру, обитатели которой сталкиваются между собой ежедневно, то это очень многонаселенная квартира. Фактически у человека, влившегося в виртуальный социум, количество социальных контактов увеличивается на порядок. Его коммуникативные возможности расширяются почти беспредельно, каждый день приносит несколько новых знакомств. В реальной же жизни круг возможных знакомств весьма и весьма ограничен, особенно при устоявшемся стиле жизни.

Второе обязательное условие возникновения расположения и взаимной приязни – это физическая привлекательность. Как показали исследования Элайн Хатфельд, для возникновения влечения между незнакомыми ранее людьми только одна вещь действительно имела значение на начальном этапе – физическая привлекательность. Чем привлекательнее человек, том больше он вам нравится и тем более вы склонны продолжить знакомство, причем этот принцип характерен как для мужчин, так и для женщин. По сути, физическая привлекательность служит критерием первичного отбора, на подсознательном уровне выбраковывая неинтересные для нас экземпляры еще до знакомства, и впоследствии мы идем на контакт и тем более закрепляем его только с теми, кто прошел через это «первичное сито».

Понятно, что в виртуальности первичный отбор по этому критерию просто не существует. Вследствие изначальной невидимости собеседников внешность человека в период знакомства не имеет никакого значения. Но так как свято место пусто не бывает, в виртуальности визуальный принцип отбора заменен принципом, который в реальной жизни детерминирует не начальное, а дальнейшее развитие отношений и определяет, станет ли знакомство дружбой. Имеется в виду сходство установок, убеждений и ценностей. Если они подобны нашим, то велика вероятность возникновения не только взаимного расположения, но и эмоциональной близости. Часто «прилюдное» общение в виртуальном социуме служит возможностью выделить из общей массы интересных вам (только не внешне, а внутренне) людей и перейти к более близкому знакомству.

Таким образом, в реальности для того, чтобы мы перешли к оценке человека как такового, его личности он должен удовлетворить двум условиям – находится в непосредственной близости от нас и часто с нами контактировать и быть для нас физически привлекательным. Надо ли говорить, сколько духовно близких нам людей остаются вне нашего внимания, и насколько увеличивается возможность знакомства с потенциально близким человеком в виртуальности?

Среди факторов, способствующих распространению виртуальных романов можно упомянуть еще один, роднящий их с романами курортными. В обоих случаях человек полностью выключен из суеты реальной жизни. Войдя в чат, человек оставляет за экраном монитора большую часть своих социальных ролей. Это значит, что исчезает привычная детерминированность поступков, поведения. Человек делает не то, что должен, а то, что хочет, по сути, он свободен реализации своих желаний. И в полном соответствии с положениями фрейдизма, в первую очередь реализуются сексуальные желания. Тем более что социальная среда к подобным желаниям не только терпима, но и прямо их провоцирует. Свобода нравов в Сети более чем либеральна и флирт в виртуальных социумах вездесущ и проявляется во всем, от тематики шуток до прямой специализированности виртуальных социумов на альковной тематике. Количество серверов знакомств, дискуссий о любви и всяческих «Интим-чатов» и «Романтических чатов» огромно.

Реальный человек может быть женат и счастлив в браке, но к его виртуальному воплощению это применимо весьма условно. Поэтому, подобно тому, как «у королев не бывает ног», «виртуалы» не бывают несвободны. Между прочим, вопрос «Является ли виртуальный роман реальной изменой» стал в виртуальности весьма значимой морально-этической проблемой. И любое решение, как и механизмы поведения, являются сугубо индивидуальными. Кто-то заведомо отрицает всякую связь виртуала с реальностью, подводя под это идейную базу или просто считая, что в виртуальности все «понарошку». Другие же, следуя изречению «изменяя в мыслях, ты уже изменял» намеренно избегают самой возможности «виртуальных романов». Очень часто для этого используется намеренно негативная самопрезентация. К примеру, одна очень интересная «виртуалка» как-то призналась, что намеренно ведет себя эпатирующе, дабы "не «накосить» массу малолетних кавалеров.

Специфика переноса отношений в реальность
Виртуальные романы могут иметь самые разные последствия. Известно множество семейных пар, которые нашли друг друга в Сети, причем даже расстояние не являлось помехой и люди уезжали к любимому на Сахалин. Известны и разводы, случившиеся из-за того, что один из супругов узнавал о виртуальном романе другого. Иногда люди сами уходили из семьи, предпочтя виртуальную любовь реальному браку. Однако большинство виртуальных романов заканчиваются ничем. Ибо, большинство виртуальных романов – это любовь-страсть, а она по определению не может быть долгой. Это состояние верно описано Б.Шоу: «Когда двое находятся под влиянием самой неистовой, самой безрассудной, самой обманчивой и самой кратковременной из страстей, им приходится заверять друг друга, что они останутся в этом возбужденном, ненормальном и изматывающем состоянии до тех пор, пока смерть не разлучит их». Увы, но это так. Бурные эмоции чувственной любви сменяются ровным и устойчивым отношениями, которые Хатфилд назвала «любовью-дружбой». Так как любовь-дружба существует между людьми, которые в реальной жизни связаны определенными обязательствами и обстоятельствами - совместное проживание, дети и т.п., а в Сети люди не связаны ничем, кроме взаимного интереса, то рано или поздно к влюбленным приходит понимание того, что в состоянии страсти вечно жить нельзя, а в чисто виртуальном виде, без перевода в реал, виртуальный роман изначально не имеет будущего. Поэтому через некоторое время (обычно через несколько месяцев из-за уже упоминавшейся «спрессованности» времени в Сети) виртуальный роман исчерпывает сам себя, а пережившие эмоциональный взрыв его участники либо прекращают контакты, либо переходят к обычным отношениями, практически лишенными романтической окраски, за исключением, пожалуй, общих воспоминаний. Однако виртуальный роман в чистом виде, несмотря на свою распространенность, все-таки не столь типичен. В большинстве случаев, влюбленные пытаются перенести его в реальный мир, прилагая для этого иногда просто титанические усилия.

Как и следовало предполагать, чаще всего эти встречи и оказываются концом романа. И дело даже не в том, что ваш «прекрасный принц» может оказаться без белого коня потому, что от его вида лошади шарахаются. Как правило, о внешности друг друга участники встречи имеют хотя бы приблизительное представление – обмен отсканированными фотографиями происходит еще на этапе становления виртуального романа. Дело в том, что при личной встрече вы всегда увидитесь с совершенно иным человеком, и касается не только виртуальных романов. Любое ваше знакомство в Сети в реальности придется едва ли не начинать заново.

Мало того, что в Сети вы видите не человека, а его виртуальную ипостась, так и восприятие этой ипостаси сугубо индивидуально. Проще говоря, в Сети каждый строит свой образ собеседника, причем в силу недостатка средств самопрезентации этот образ редко соответствует реальности. Однако все вышесказанное не следует понимать банально и сетовать на неспособность всех «виртуалов» понять человека. Даже на неосознанном уровне подобное притягивается к подобному и часто уже после формирования устойчивых близких отношений обнаруживается, что в массе своей они возникают с людьми, близкими вам по возрасту, образованию, социальному положению и т.п. Сходство тезаурусов скрыть невозможно.

«Почувствовать другую душу по проводам» действительно вполне возможно, однако при личной встрече вам придется иметь дело не с душой, а с ее носителем. А мысли и чувства – хотя и важная, но только одна из человеческих составляющих. А образ уже создан, образно говоря, плащ принца уже сшит, но на владельце он трещит по швам. Причем не факт, что отношения обязательно не сложатся, просто вы не сможете отделаться от впечатления, что в Сети вы общаетесь с одним человеком, а в реальности – с другим.

Кстати, не всегда человек в реальности оказывается хуже, возможны всякие варианты, иногда реальный человек может оказаться интереснее своего виртуального образа. Но, как правило, это относится к людям, отношения с которыми еще не имеют надлежащей длительности и глубины. Именно поэтому, если ваш интерес к человеку выходит за рамки виртуальности, опытные обитатели виртуальных социумов советуют не тянуть с переходом в реальность и делать это желательно еще на этапе, когда в отношениях только наметилась близость, дружеская или любовная и образ еще не сформировался и не устоялся. В таком случае реальная и виртуальная составляющая будут дополнять друг друга, и вы избежите раздвоенности восприятия.

Социальные последствия
Итак, близкие эмоциональные контакты в Сети не только возможны, но и довольно распространенны и не то что с каждым годом, а с каждым месяцем количество вовлеченных в них людей увеличивается. Социальные последствия этого явления уже сейчас значимы и эта значимость неизбежно будет возрастать. И последствия этого явления, безусловно, неоднозначны. Как положительный фактор стоит отметить терапевтическое воздействие подобных контактов. Круг общения человека расширяется, причем часто это общение эмоционально окрашено. Но в отличие от большинства других механизмов социальной компенсации «эмоциональной недостаточности» виртуальное общение дает человеку не суррогат эмоций, а подлинные эмоции, чувства и переживания. Бесспорно, новизна этого явления привносит тревожность – «что же со мной происходит?», однако переход виртуальных контактов в разряд обыденных вещей – вопрос времени. Кроме того, что жизнь человека становится эмоционально насыщеннее, участниками виртуальных коммуникаций (особенно молодежью) «малой кровью» приобретается жизненный опыт. Причем этот опыт усваивается в концентрированном виде, приобретение же подобного опыта в реальной жизни сопряжено с большими, нежели в виртуальности, сложностями. Многие участники виртуальных коммуникаций отмечают, что опыт, приобретенный в Сети, в частности, опыт общения с противоположным полом, оказался им очень полезным в реальной жизни.

Для значительной части людей (особенно для людей с физическими недостатками и т.п.) виртуальные отношения являются, едва ли не единственной возможностью действовать в социуме на равных с другими и иметь нормальный круг общения. Сложно умалить значение виртуальных контактов и для людей с разнообразными комплексами. Бесспорно, реализация комплексов в Сети привносит проблемы и неудобства для других «виртуалов», но реализация их в реальной жизни нанесла бы несравненно больший вред.

Однако у каждой палки два конца и у рассматриваемого мной социального явления имеются и негативные последствия. Как и следовало предположить, эти последствия - оборотная сторона преимуществ виртуальности. В виртуальности наладить близкие отношения с человеком, безусловно, легче, чем в реальности. И для определенной части пользователей эта легкость делает виртуальность притягательней реальности - дружба и любовь в виртуальности требуют от человека несравненно меньших моральных и материальных затрат и ответственности, чем в реальной жизни. И хотя виртуальные отношения не дают многого, что могут дать реальные, тем не менее часть людей идет по пути наименьшего сопротивления и практически ограничиваются «виртуалом». Все это ведет к некоему компьютерному эскапизму и, безусловно, является одним из видов «интернет-зависимости», которая уже давно тревожит психологов, социологов и других представителей социальных наук.




Неравенство в сетевых сообществах межличностного общения


Следует выделить одну важную особенность «больших виртуальных социумов». Таких стабильных социумов, которые существуют годами, и только поколения меняются, очень и очень немного, это, скорее, исключение, нежели правило. А правило таково – достигнув изрядной популярности, большие виртуальные социумы прекращают свое существование, раздираемые внутренними противоречиями.

Причина конфликтности и нестабильности заложена изначально. Дело в том, что при количественном росте посетителей ресурса существование его в качестве одной социальной группы невозможно. Выделяется множество групп, которые поначалу разделяют общую идеологию, считают себя единым сообществом и т.п. Но именно что поначалу.

Рано или поздно, но начинаются внутренние трения, конфликты, завершается все это «войной кланов», В лучшем случае верх одерживает одна группа, а проигравшие покидают социум, в худшем – социум прекращает существование. Почему возникает эта повышенная агрессивность? Здесь уместно вспомнить «теорию групповой синтальности» Р. Кэтелла. Он вводит в теорию групп понятие «синергии». Суть его вот в чем. Каждый индивид, вступая в группу, привносит в нее определенное количество индивидуальной энергии, предназначенной для развертывания групповой активности. Общее количество этой энергии, имеющейся у группы, Кэтелл и называет «синергией». Часть ее (синергия сохранения группы) расходуется на сохранение существования группы в качестве некой целостности, оставшееся количество (эффективная синергия) направляется на достижение целей, ради которых группа создана. И если в обычной жизни часта ситуация, когда на решение внутригрупповых противоречий уходит большая часть синергии, и на достижение целей мало что остается, то в виртуальных социумах ситуация обратная – «эффективной синергии» просто не на что расходоваться. В итоге происходит энергетический перегрев – вся энергия направляется внутрь группы, которую просто разрывает.

Именно поэтому у больших стабильных социумов, избегнувших развала вследствие внутренних проблем, можно выделить две характеристики:

  1. Достаточно жесткую систему управления социумом – слишком активные и с сомнительной лояльностью члены социума, совокупная энергия которых может угрожать существованию социума, просто-напросто из него изгоняются, дабы удержать в норме давление внутри социума.
  2. Традиции в этих социумах не просто поддерживаются, но педалируются, им уделяется первостепенное значение.


Одно из наиболее распространенных заблуждений, существующих в Интернете состоит в том, что в Сети все равны. Однако это далеко не так. Неравенство (стратификация) в Интернете достаточно распространено. Наиболее ярко стратификация в сетевых сообществах межличностного общения просматривается в телеконференциях. В телеконференциях, которыми и в начале XXI века пользуются многие из членов Интернет-сообществ, стратификация прослеживается достаточно явно. Неравенство расстояний между статусами участников телеконференций представлено на следующей измерительной линейке:

-         Системные администраторы (администраторы сервера)
-         Администратор сетевых новостей
-         Модераторы форума
-         Модераторы подфорумов
-         Пользователи

Рассмотрим социальные статусы участников сетевых сообществ межличностного общения с точки зрения их властных полномочий и соответственно, разделения по стратам. Контроль над поведением пользователей на сайтах, осуществляют системные администраторы. Системные администраторы обладают высшей ступенью власти и являются наиболее квалифицированными в техническом отношении из участников сообщества.

Администраторы на Интернет-форумах – это добровольные блюстители порядка, осуществляют свои властные функции на регулярной основе. Администраторы сервера самостоятельно принимают решения о том, какие телеконференции доступны на их сервере, решают вопросы доступа пользователей к тем или иным информационным ресурсам, соответствия модераторов их функциональным обязанностям. Администраторы Сети осуществляют мониторинг поведения участников конференций на регулярной основе.

В результате исследования была получена следующая информация. Почти половина администраторов и вебмастеров (52%) анализируют посещаемость сайта(ов) с помощью независимых счетчиков посещений, другая половина (48%) администраторов и вебмастеров самостоятельно анализируют лог-файлы своих серверов. Большинство опрошенных (77%) анализировали посещаемость сайтов ежедневно. 63% администраторов и вебмастеров уделяют до 20 минут в день анализу посещаемости сайтов.

Анализ посещаемости сайтов пользователями и принятие по результатам проведенного анализа соответствующих решений, является проявлением властных функций со стороны системных администраторов и демонстрирует неравенство расстояний между статусами администратора, модератора или пользователя.

Другим базисным видом стратификации, отличающим системных администраторов сайтов от рядовых пользователей, является профессиональная стратификация. Выяснилось, что 88 процентов системных администраторов, держащих домены в зоне .ru, предпочитает использовать операционные системы и веб-сервера одного типа. При этом выбор типа сервера определяется не экономическими причинами или же соображениями престижа торговой марки, а в первую очередь факторами надежности компьютерной системы.

Приведенный выше показатель выбора типа операционной системы относится к числу объективных показателей принадлежности к социальной группе профессионалов в компьютерной сфере. Необходимо отметить, что страта системных администраторов допускает перемещение индивидов из более низких страт в свой социальный слой.

На более низкой социальной ступени в сетевых сообществах находятся администраторы групп новостей (newsmaster). Если системные администраторы контролируют функционирование всего сервера, то администраторы групп новостей отвечают за функционирование электронных конференций. В некоторых сетевых сообществах обе эти функции исполняет один и тот же человек.

Администратор сетевых новостей может решить все проблемы, которые могут возникнуть у участника конференции. Только администратор сетевых новостей может переназначить модератора, только он может запретить доступ к серверу новостей тому или иному пользователю и еще много других возможностей, которыми обладает только администратор. Поэтому человек, выполняющий данные функции, должен обладать всеми качествами присущими модератору и даже больше. Но администратора не выбирают и тем более не переизбирают. Таковы правила сетевой коммуникации.

Некоторые из телеконференций модерируются. Это означает, что существует некий реальный человек, называемый «модератором», который занимается тем, что следит за содержанием отправляемых в конференцию сообщений. Модератор имеет право полного контроля над содержанием телеконференции и возможность «выкидывания» нарушителей из конференции.

Необходимо отметить, что необязательно у конференции должен быть специально выделенный модератор. Имеются конференции, в которой нет явно выраженного модератора: Конференцию в основном модерируют сами авторы: если им не нравятся чьи-то высказывания, они просят администратора их удалить. Чат тоже устроен разумно: можно отключить и не получать сообщения человека, который вам неприятен. Сообщество саморегулируется, и люди стараются изгонять из своих рядов тех, кто делает гадости.

Таким образом, следующую ступень в социальной иерархии электронных конференций занимают модераторы. Модератор форум-сервера – это человек, отвечающий за порядок в своем форуме или форумах сервера, стремящийся поддержать и развить интерес к данной теме и, возможно, но не обязательно, являющийся экспертом в вопросах, обсуждаемых в данном форуме.

В документе «Общие сведения о UseNet» приводится следующее определение: «Модератор – это ответственное лицо, либо назначенное, либо выбранное на основании голосования (тайного или открытого), основной задачей которого является слежение за тем, чтобы статьи, отправляемые в модерируемую группу, находящуюся в ведомстве указанного лица, соответствовали тематике группы и не несли в себе оскорбительных суждений и материалов. Также в круг его обязанностей входит выполнение ряда действий, в случае нарушения установленного порядка. Модератором может быть лицо, свободно владеющее тематикой модерируемой им группы, обладающее тактичностью, обязательностью, категоричностью суждений, являющееся психологически уравновешенным и справедливым по отношению к другим пользователям UseNet».

Модерирование осуществляется на любом сайте сетевого общения. Степень модерирования варьируется в широких пределах: от жесткого контроля за высказываниями участников, до весьма либерального. Лучший модератор обладает качествами хамелеона – мягко вовлекает участников в процесс общения; искусно подбадривает их для взаимодействия друг с другом; позволяет общению протекать естественно, с минимальным вмешательством; умеет хорошо использовать молчание; снова проигрывает утверждения респондентов, что дает более очищенные мысли и объяснения; остается полностью неавторитарным и неосуждающим. Кроме того, модератор тонко руководит обсуждением, когда это необходимо, и вмешивается, чтобы справиться с различного рода трудными участниками, которые могут снижать продуктивность группового процесса.

Что представляют основные процедуры рационализации властных полномочий, осуществляемые в дискурсивных практиках модераторов конференций? Таких основных процедур три.

Первая процедура – рутинизация, то есть сведение ситуации к простым непротиворечивым логическим схемам, клише, которые не нуждаются в особых интерпретациях, путем наклеивания ярлыков.

Вторая процедура – идеализация и стереотипизация (подведение элементов ситуации и ее участников под идеальные типы, стереотипы. Например, модератор делит участников конференции на активных, пассивных, случайных.

Третья процедура – символизация и ритуализация. В данном случае символ – знак, который указывает на нечто, имеющее смысл для участников конференции сетевого социума. Символы позволяют людям единообразно реагировать на социальные объекты, явления. В случаях модерируемых конференций за каждое нарушение в качестве такого символа выступает знак (+), размещаемый рядом с именем (ником) участника конференции. Три таких знака приводят к исключению пользователя из общей дискуссии.

Возникает вопрос, о критериях принятия решений модератором по тем или иным вопросам. Поскольку не существует общих сетевых законов, ориентируясь на которые модераторы должны принимать решения, все определяется субъективно на основе своих, сугубо личных, суждений. Таким образом, дискурсы модератора накладываются на ход общения в конференции.

Неурегулированность социальных норм, на которых базируется то или иное решение модератора нередко приводит к межличностным конфликтам. Между пользователями сети часто возникают споры о поведении того или иного модератора, и, конечно же, о том, нужны ли вообще модераторы. Иногда для обсуждения этических норм при принятии решений модераторами, даже создаются специальные группы новостей. Эти группы зачастую бывают одними из самых популярных, так как почти каждый считает себя обиженным действиями какого-либо модератора или просто присутствием таковых в сети.

Однако, подобное обсуждение справедливости использования модераторами своих властных полномочий возможно не везде. В правилах поведения в некоторых из конференций прямо записано, что сообщения, обсуждающие политику модератора или поведение других участников конференции, запрещаются. В этом случае, если участник конференции не удовлетворен действиями модератора, то он можете обратиться к модератору лично с помощью электронной почты, либо обратиться с жалобой к системному администратору (эхо-координатору соответствующего уровня в Сети).

Стоит повториться, что модераторов выбирают, и это происходит довольно часто, намного чаще, чем их назначают системные администраторы или администраторы групп новостей. Кроме того, модераторов конференций можно переизбирать. Однако, заметим, что это происходит очень редко, потому, что в большинстве случаев, модератор неплохо справляется со своими обязанностями.

Но если модератор действительно постоянно своими решениями создает социальную напряженность в конференции, то еще одним способом решения проблемы взаимоотношений между пользователями, а также обоснованности применения тех или иных видов властных полномочий, является обращение к администратору сетевых новостей (newsmaster). Это последняя инстанция решения возникающих проблем.

Как отмечалось выше, вакансии модераторов периодически открываются. Индивид может стать модератором форума одним из трех способов:

  1. Выбрать раздел форум-сервера, который пока никем не модерируется;
  2. Предложить администратору сервера создать новый форум неосвещенной на данном сервере тематики;
  3. По договоренности с модератором крупного форума разбить его на несколько подфорумов и модерировать один из них.

Мотивация индивидов, желающих на общественных началах заниматься модерацией форумов конференций пользователей Сети, достаточно разнообразна. Модераторами конференций часто становятся:

-         индивиды, увлекающиеся вопросами, обсуждаемыми в форуме в качестве хобби или же профессионально;
-         индивиды, являющиеся владельцами сайтов, которые не имеют своих форумов, но по тематике близки к существующим телеконференциям;
-         коммуникабельные люди, стремящиеся расширить круг своего общения и желающие делиться своими знаниями и опытом.

Необходимо отметить, что существование социальных статусов участников конференций хотя и носит объективный характер, однако не закреплено юридически в масштабах всей Сети. В каждой конференции имеются свои правила поведения, в которых закрепляются существующие страты.

Тем не менее, для того, чтобы различные сообщества пользователей могли функционировать, существуют общепринятые нормы работы в сети Интернет, направленные на то, чтобы деятельность каждого пользователя сети не мешала работе других пользователей. Фундаментальным принципом их действия является следующее положение: правила использования любых ресурсов сети Интернет (от почтового ящика до канала связи) определяют владельцы этих ресурсов и только они.

В большинстве телеконференций и чатов существуют группы постоянных участников, которые считают себя хозяевами на данной виртуальной «территории». К каждому чужаку они относятся с подозрением и в случае нарушения им неписаных обычаев и традиций принимают меры воздействия. Среди этих мер наиболее радикальной является блокирование всех сообщений от любого, кто пользуется услугами провайдера, который обслуживает нарушителя.

Одним из основополагающих принципов функционирования сетевых сообществ является принцип самоорганизации. Социальная стратификация в данном случае возникает по поводу доступа к информационным ресурсам и, соответственно, властных полномочий.

Ответственность за информацию всегда пропорциональна возможности ее контроля. Выход видится в развитии саморегулирования поставщиков контента на основе соблюдения морально-этических норм, в выработке корпоративной морали инфообщества: саморегуляция в демократическом обществе является более действенным средством, нежели прямой контроль.

Таким образом, в настоящее время поведение членов сетевых сообществ регулируется в первую очередь существующими в Сети обычаями и социальными нормами, а отклонения в поведении гарантируется порицанием или игнорированием общения с данным членом сетевого сообщества. В отличие от традиционного права здесь отсутствует специальная группа людей, осуществляющая принуждение. Вместе с тем, технически не исключена возможность в обозримом будущем обеспечения контроля государства за поведением членов сетевых сообществ.

Стратификация пользователей Интернет на сайтах межличностного общения возможна и в рамках локальных, географически близких сетевых сообществ. К примеру, в начале 2001 года в США существовал сайт SchoolRumours.com, на котором школьники нескольких калифорнийских школ делились слухами друг о друге. Создатели сайта так и остались неизвестными, однако существование этого ресурса вызывало беспокойство у администрации школ, поскольку на сайте появлялись послания, сопровождающиеся непристойными рисунками, а также злословием учащихся. За две недели на сайте побывало 67 тысяч посетителей.

Среди прочего, на сайте существовал раздел «Чудик вашей школы». Многие школьники, попавшие в этот раздел по вине своих одноклассников, получили нервное расстройство, вплоть до серьезных нарушений психики. Учитель одной из школ рассказывал, что одну из его учениц после появления слухов о ней на этом сайте преследовали мысли о самоубийстве, и ее друзья с трудом удержали ее от сведения счетов с жизнью. Другая школьница, одноклассники которой опубликовали на сайте ее адрес и телефон, ежедневно была вынуждена выслушивать по телефону совершенно незнакомых ей людей, охотно готовых обсудить ее моральный облик.

Анонимность, лежащая в основе создания и функционирования локальных сетевых сообществ, подобных упомянутому американскому сайту SchoolRumours.com способствует асоциальному поведению индивидов. Юношеский максимализм, помноженный на отсутствие в Интернете традиционных норм, регулирующих социальное поведение личности, способен в определенных условиях приводить к определенных ситуациях к суициду, а также к различным формам внешне немотивированной агрессии школьников и студентов. Такого рода процессы требуют дальнейшего изучения с целью выработки рекомендаций как для самих участников локальных сетевых сообществ (обязательное размещение на аналогичного рода сайтах кодексов поведения и т.д.), так и для родителей и учителей.

Таким образом, стратификация в рамках локальных сетевых сообществ межличностного общения может не только закреплять сложившиеся в офлайновом мире внутригрупповые страты, но и способствовать формированию общественного мнения вокруг тех или иных групп, а также индивидов. Можно прогнозировать, что влияние стратификации, оформившейся в виртуальном пространстве на стратификацию в реальном мире будет расти особенно, в молодежной среде и в социальных группах, раздираемых противоречиями.

В основу данного прогноза могут быть положены следующие основания:

-         виртуальное пространство обеспечивает достаточно простой доступ к любым материалам информационного характера, на которых может базироваться внутригрупповая стратификация;
-         достаточно просто в виртуальном мире формализовать расположение внутригрупповых социальных статусов на стратификационных измерительных линейках;
-         то, что индивиды имеющие доступ к ресурсам сети Интернет объединяются в одну страту, а индивиды, не имеющие доступа остаются в другой страте, способствует как процессу формализации отношений внутри страт, так и процессу противостояния между упомянутыми стратами.

Существование неравенства в Сети радует не всех пользователей. Однако без осуществления властных полномочий со стороны организаторов сетевых сообществ, они могут достаточно быстро прийти к хаосу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий