Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


четверг, 31 июля 2014 г.

Приговоренные к успеху

Ни для кого не секрет, что общество сегодня всецело ориентировано на вещные блага как на главное мерило качества жизни. Произнесенная 24 сентября 1999 года фраза «мочить в сортире» была воспринята российским населением как планка, выше которой теперь подниматься не имеет никакого смысла. Во главе угла был поставлен культ успеха. Какой ценой он достигнут – никого не интересует.

Желая достичь успеха в жизни, многие воспринимают его как явление, не требующее объяснений. Самый распространенный шаблон: «Успех в жизни человека – это всегда известность, всеобщее признание, любовь и богатство». В воображении рисуют большой дом на берегу моря, с роскошной обстановкой, стены которого увешаны различными наградами и обложками журналов с лицом одного и того же человека, которое он видит каждый раз как смотрит в зеркало. Если говорить об успешности, подразумевая финансовые высоты, то, несомненно, человек, достигший карьерного роста, высокого финансового уровня, считается успешным. Человек успешен в плане зарабатывания денег. Если он занимает высокое социальное положение, то, конечно же, он успешен и здесь. Но это не дает ответа на вопрос, что такое успех в общем смысле и кто такой успешный человек. Помимо успешного зарабатывания денег и высокого социального положения, существуют еще и другие грани успеха, которые все вместе и составляют понятие всеобщего глобального успеха. Ведь бывает, и достаточно часто, что на 100% успешный, в финансовом плане и с точки зрения окружения и общественной морали, человек – глубоко несчастен в личной жизни. Но это уже не интересные обывателю нюансы. Основополагающими в успехе подавляющее большинство населения сегодня считает деньги и власть.

Итак, культ успеха прочно проник в нашу жизнь. Мы стремимся не только к карьерным достижениям, высоким заработкам, но меряем успехом личную жизнь и качество воспитания детей. Ребенок превращается в глобальный проект, который надо реализовать. «Сверхродители» стремятся достигнуть определенных вершин, а траты на образование и здоровье чада воспринимают как инвестиции.

Конечно, неискушенные, неокрепшие юные души податливы и пластичны, поэтому нравы, царящие в обществе, незамедлительно накладывают свой отпечаток на психологию детей. Там, где возникает экзистенциальный вакуум, начинают разрастаться деструктивные проявления, которые в своих организованных формах образуют антикультурную среду. Дети, попадая под влияние суррогатных ценностей, оказываются втянутыми в те или иные антикультурные течения. На бытовом уровне ценностно-смысловая дезориентированность часто проявляется в радикальности взглядов, категоричности суждений, ожесточенности и враждебном настрое.

Однако такие мелочи вряд ли способны повернуть социальную машину вспять. Культ успеха – как новая национальная идя России – зомбирует и направляет всех без исключения. Даже те, кто всячески пытается сохранить прежние культурные ценности, традиции духовности вынуждены подстраиваться под новые стандарты, чтобы не быть раздавленными безжалостным социумом.

Альтернатива культу успеха в ближайшем будущем явно не просматривается. Любое возражение на этот счет парируется крайне просто: ты вначале стань успешным, покажи, на что способен, а потом уже будешь выдвигать возражения. Иными словами, презирать деньги вправе только люди, сумевшие заработать и имеющие деньги в достаточном количестве. Как говорит народная мудрость: «Только тот, кто добился успеха, имеет право сказать, что не в деньгах счастье. Когда о том же говорят те, у кого их нет, это звучит как “виноград зелен”, в басне Эзопа», и, следовательно, другого выбора, кроме бега в толпе претендентов на успех, просто нет.

Прислушиваются только к мнению успешных людей, а те вряд ли станут рубить сук, на котором сидят. Таким образом, круг замыкается – идея успешности становится абсолютной ценностью нашего времени.

Как и любое социальное явление культ успеха подвергается критике. Вот несколько примеров типичных почти беззубых  выступлений такого толка.

Культ успеха
Они готовы идти по головам, забывая, что их шаблонная голова, которая набита чужими идеями и мыслями, куда более хрупкая, нежели они думают.

Жертвы успеха. Как же стало модно использовать слово «успех»: все к нему рвутся, читают одинаковые книги-бестселлеры по манипуляции людьми, невербальной коммуникации, мотивации, «как стать богатым» и т.п. Начитавшись этих книг, они начинают действовать по ним, считая свои мысли особенными, думая, что теперь им подвластны другие люди. Но упускают главное. Они забывают, что если данные книги — бестселлеры, значит, их прочло большое количество людей, а из этого следует, что советы, данные в книгах, уже не уникальны, идеи второсортны. Вместо простого и непринужденного общения они начинают анализировать и пытаться считывать движения собеседника. На этот бессмысленный анализ уходит все их внимание, и они не в состоянии услышать собеседника, именно услышать, а не слышать, и общение, как таковое, уходит на второй план, а на первый восходит иллюзорное желание считывать эмоции и мысли собеседника. Общение с такими людьми просто невыносимо.

Из успеха сделали бренд. Везде учат быть успешными, проводят тренинги, лекции, вебинары. А кто все это проводит и этому обучает, кто пишет книги об успехе? Обычные люди, которые просто хотят заработать. Успех — это хороший товар, который продают и культивируют. Там где спрос, всегда появится предложение. Стремление к успеху сродни онанизму.

Чтобы стать успешным, прежде надо стать человеком и приучить себя любить думать. Не книги какие попало читать, а думать научиться. Читающие бездельники.

Творцы больших корпораций и небольших фирм не мотивировали себя книжками об успехе, они просто думали, работали и создавали; они не захламляли и, не увлекались чужими мыслями и советами.

Если бы и был реальный рецепт «как стать успешным», то никто бы его не сказал, тем более человек, который этого самого успеха добился, потому что ему это просто невыгодно и ненужно.
Источник:  «Егоров Павел» http://nikkiewart.net/?p=2371

Диктатура успеха и потребители счастья
Общество потребления, в котором живут наши современники, исподволь трансформирует культуру и начинает диктовать свои законы. Один из основных законов этой новой диктатуры – поклонение культу успеха и благополучия. Современному обществу не нужны страдальцы и неудачники, ему нужны красивые, счастливые и успешные люди. Каждый, кто хочет считать себя его полноценным членом, просто обязан быть успешным и счастливым. Людям уже мало, чтобы было «не хуже чем у других», они тяготятся обычным ходом вещей, ведь нужно успешно конкурировать в обществе. Но чем настойчивее они гонятся за успехом, тем более он становится недостижимым: современная экономика построена на концепции бесконечного роста потребностей. Как верно подметил французский писатель Паскаль Брюкнер, успех и счастье в наше время превратились в повинность. Современный обыватель должен быть успешен одновременно в любви и семейной жизни, в делах и карьере, в общественной и частной жизни, в сфере физической и духовной, да еще и всегда получать «полное моральное удовлетворение».

Повсеместный спрос на счастье сформирован, и в ответ на него неизбежно появляется предложение. Когда психология превращается в услугу для «потребителей счастья», мы невольно становимся заложниками рынка с его настойчиво навязываемым изобилием. Вот и видим повсеместно предлагаемое готовое к употреблению «счастье» в виде профанирующих профессиональную психологию и психотерапию, но массово популярных курсов «личностного роста», «привлечения денег» и «влияния на других». Закономерен парадокс: чем меньше оправдываются ожидания от подобных курсов, тем сильнее потребность в новых «комплектах счастья» – более «мощных», «суперэффективных», гарантирующих «100% результат». Конечно, профессиональных психологов и психотерапевтов, с их «обычными» консультациями, нелегко найти среди таких кричаще ярких и неординарных «продавцов счастья». Здравого смысла, и сформированного «зрелого» отношения к работе с психологом (вместо «научите как жить» – «мне пора что-то осуществить в своей жизни») может оказаться недостаточно. В этом случае, можно обратиться за помощью в профессиональные психологические сообщества, которые обучают, супервизируют, поддерживают, соответственно, знают и могут рекомендовать своих специалистов.

Андрюшин В.В., Директор Альянса Помогающих Практик, член Правления EEAET. Санкт-Петербург
http://av.appme.ru/text/396/

Наталья Иченко: Человеческое ралли
Жизнь как гонка за успехом
В обществе во все времена существовали некие каноны, по которым «должен» жить каждый. Сегодня большое внимание уделяется успешности человека. Во многих семьях с детства развивается культ успеха: ребенку внушается, что нужно всегда стремиться быть лучше других, успешнее других, богаче, умнее, перспективнее. Более того, установка на успех и достижения сегодня активно продвигается во внешней среде через кино, телевидение, глянцевые журналы. В итоге вся жизнь превращается в гонку за успехом. А смыслом ее становятся деньги, положение в обществе, материальные блага.

Стремление к совершенству и благополучию само по себе прекрасно, но до тех пор, пока оно не становится сверхценностью и не начинает управлять всей жизнью. Когда в нашей жизни остается место не только достижению вершин, но и собственно жизни: друзьям, семье, родным, наконец, собственным интересам, не связанным с продвижением себя по социальной лестнице.

Риски от погони
Стремление выглядеть процветающим и успешным нередко доходит до абсурда. Желание соответствовать внешнему фасаду благополучия толкает людей брать огромные кредиты, которые становятся для них долговой ямой.

Амбициозные цели часто не соответствуют реальным возможностям человека. После череды неудач возникает депрессия, недовольство собой и собственной жизнью.

Некоторых людей мучают высокие достижения других. Тех, кто их имеют, часто преследуют страхи потерять все то, чего они достигли. Постоянное напряжение и тревога доводят человека до состояния глубокого стресса.

Профессиональные и личные отношения начинают переполнять конкуренция и соперничество. Многие из нас уже давно живут в режиме сравнения собственной жизни с жизнью друзей и стремлением их превзойти: иметь более высокооплачиваемую работу и высокую должность, более красивую жену или статусного мужа, более дорогую машину и квартиру и многое другое. Это стремление быть лучше не утихает с каждой достигнутой вершиной, а, напротив, разгорается с новой силой.

В отношениях между мужчиной и женщиной культ успеха мешает выражать тепло и любовь. Появляется страх, что любые нежные чувства могут быть расценены партнером как слабость, а «слабость непозволительна успешной независимой женщине», и тем более «непозволительна успешному мужчине».

Таким образом, чрезмерный акцент на успешности и благополучии может привести к хроническому напряжению, стрессам, дефициту человеческой близости и одиночеству. Более того, становясь заложниками этой модной тенденции, мы теряем внутреннюю свободу, к которой так стремились.
http://www.yugregion.ru/society/blogs/56848.html

Люди SOP, или О новом сектанстве
Эти люди почти безупречны. В своей безупречности они похожи друг на друга как близнецы. Или как бройлерные цыплята на птицеферме. Движения, мимика и даже образ мыслей двадцатилетней девушки и сорокалетнего мужчины – почти одинаковы. Потому что они принадлежат к секте SOP – Success Oriented People.

Корпоративный дресс-код стал их стилем. Их лексика напоминает автоматический перевод с английского. Интонации, даже в разговоре с родными, – те же, что и на презентации для какого-нибудь инвестиционного комитета. С акцентом на продвигаемой идее. А главное – на продвижении себя.

Они всё делают правильно. Они знают, как правильно – этому универсальному знанию их учат на бизнес-тренингах. Если делать все правильно – обязательно добьешься успеха. В этом смысл и цель – планомерно и неуклонно двигаться вверх по карьерной лестнице.

Помню, в конце девяностых зашел ко мне в квартиру продавец гербалайфа. Тогда я впервые познакомился с подобной мимической маской, с этими шаблонными интонациями и жестами. Гербалайфовцы у нас были пионерами, передовым отрядом SOP.

Я сидел напротив парня в плотном сером костюме и белоснежной рубашке, смотрел на его жесты, на движения губ и не понимал смысла слов. Будто он говорил на чужом языке. Может быть, потому, что жесты были неестественными, заученными. И речь не подтверждалась живым блеском глаз, привычными и понятными эмоциями.

Был полдень жаркого июльского дня. На лбу молодого человека блестели капельки пота. Но пиджак и рубашка оставались застегнутыми на все пуговицы.

– А почему вы не рассказываете своими словами? – спросил я продавца, – У вас же есть свой опыт, вы же сами пьёте эти лекарства? И родственники, наверное пьют. Расскажите, что именно вы принимали, какие у вас ощущения?

– Мы ценим ваше время и стараемся дать максимум важной информации. Конечно, я использую наши прекрасные продукты. Я многим обязан нашей компании. С вашего разрешения я продолжу...

И молодой человек продолжил положенный ритуал.

С тех пор SOP у нас сильно продвинулись, внедрились и распространились, но сектантский характер их мировоззрения не изменился. Вместо промывочных гербалайфовских лекций – инициации в различные степени посвящения на курсах MBA, вместо единственного серого костюма – гардеробы, иерархия наручных часов и автомобилей, как индикаторы успешности.

Но суть не изменилась: адептам SOP дают простые правила, простую модель сектантского счастья. Если будешь следовать этой модели, будешь делать все по правилам – тебя ждет успех. Не примешь правила, посмеешь любить, воспитывать детей, писать стихи – станешь лузером, выпадешь из мира SOP.

Из мира несчастных успешных зомби.
Деркачев, http://www.odnako.org/blogs/lyudi-sop-ili-o-novom-sektanstve/

***

Что же предлагают нам взамен критики культа успеха? Ровным счетом ничего! Имеем дело лишь с негативными эмоциями. А кому они нужны, и своих предостаточно!

Оппозиция правящему режиму практически развалилась. И дело здесь не в том, что «наши» «мочат в сортире» инакомыслие. Просто критика, не подкрепленная разумной программой собственных действий, всегда обречена на провал.

***

Делаем соответствующие утилитарные и всем понятные выводы. Деньги – это эквивалент любой трудовой деятельности. И это необходимая часть оценки. В противном случае человек не в состоянии оценить свое место в обществе. Любовь к деньгам стимулирует трудовую деятельность.

Богатство – не единственное мерило значимости. Есть другие личные качества: профессионализм, доброта, честность, мужественность и т.д. Однако без успешности доброта, профессионализм и мужество ничего не стоят и не принесут никакой пользы окружающим. Это чисто эфемерные понятия. Как можно проявлять доброту, если у человека не будет за душой ни гроша? Гладить по головке умирающего от голода ребенка?

Идея успеха создает два класса, класс победителей и класс побежденных. Все хотят подняться наверх социальной пирамиды. Но для того, чтобы существовал острый верх пирамиды, у нее должен быть широкий фундамент, и этот фундамент составляют неудачники. Благодаря им и существует верх. И, следовательно, резкое экономическое неравенство является генетическим свойством самой системы.

Равенство и братство – это лозунги, а не реальные вещи. В жизни никакого равенства нет и никогда не было. Равенство – это абсолют, к которому человечество может лишь стремиться. Но оно его никогда не достигнет.

Здесь необходимо вмешательство в плане направления деятельности в правильное русло. Так, «труд» может быть криминальным. Он тоже приносит деньги, но это «грязные» деньги и обществом презираются. Отсюда необходимость их отмывки, которая тоже стоит денег. К кризисам в экономике приводят не деньги, а мошенничество в финансовой сфере экономики, что в итоге выражается в излишней массе денег. Таким образом, пресекать надо не любовь к деньгам, а криминальную деятельность, приводящую к необеспеченной массе денег.

Успех – это деньги и власть. Но для чего нужны деньги и власть? Они нужны, чтобы иметь больше денег и еще больше власти. Когда борец за успех добивается богатства, он не может остановиться на достигнутом, не только потому, что это необходимо для самоутверждения, но и потому, что других жизненных целей кроме этой экономическое общество не предоставляет. Поэтому периодически надо говорить о незаслуженном факте невнимания лучшей части общества к духовным ценностям и переключении интеллигенции на ценности утилитарные.

Изменяет общество и формирует индивидуальную судьбу сама система, корпоративная система, и если эту формулу постоянно повторять, она становится частью общественного сознания. Успех или поражение зависит, в конечном счете, только от вас. Проигравшие, обвиняя систему, а не себя, вызывают только неприятие и раздражение. Само наличие жертв подрывает уверенность борцов за успех. Для них не только критика, но даже простое сомнение в системе опасно, оно может лишить оптимизма. Оправдан или не оправдан этот оптимизм, это не важно.

Если вы проиграли, это означает, что ваша тактика и стратегия жизни, как бизнеса, была неверна. Но вы можете добиться успеха, если сделаете правильные инвестиции времени и денег, правильные инвестиции в здоровье, которое является вашим капиталом, мотором успеха. Вы должны следить за диетой и делать физические упражнения.

Ваше экономическое и физическое здоровье зависит только от вас. Если вы проиграли, это ваша вина, вы можете винить только себя. Если жизнь вам кажется мрачной, то это не потому, что она действительно мрачна, а потому, что вы настраиваете себя на эту волну. Если вы будете убеждать себя, что все прекрасно, ваша жизнь и станет в вашем ощущении прекрасной. Успех зависит только от вас, надо только верить в свою способность его добиться.

И далее идут практические рекомендации, как добиться успеха. Вот наиболее распространенные из них.

Ставьте перед собой конкретные цели. Задумайтесь о цели, достижения которой вы хотите добиться. Прислушайтесь к внутреннему голосу и эмоциям. Поставленную цель необходимо сделать достижимой, привлекательной. Слишком трудная, отдаленная цель кажется нам абсолютно недостижимой, и у нас опускаются руки. Нужно наметить несколько последовательных, посильных этапов на пути к цели. Постепенно осуществляя каждый этап, мы приобретаем уверенность в себе и в своих силах.

Для того чтобы добиться успеха надо много трудиться. Одним из основных способов по достижению успеха является упорный труд. Вы обязаны взять на себя ответственность за реализацию своей цели и начать неустанно работать. Чтобы достичь успеха, на него надо работать каждый день и всю жизнь. Работайте все то время, пока вы находитесь на работе. Не тратьте время попусту.

Будьте хозяином своих мыслей. Следите за тем, что говорите, ведь слова оказывают влияние не только на вас, но и на окружающих. Помните, что наша жизнь — это во многом то, что мы о ней думаем. Именно негативная оценка происходящего, а не действительное положение дел – главная причина нашего беспокойства. Не позволяйте негативным чувствам овладеть вами. Сосредотачивайтесь на позитивном.

Повышайте свою квалификацию. Учитесь. Расширяйте свой профессиональный опыт. Самосовершенствуйтесь. Чем больше вы будете знать, и уметь, тем шире будут ваши профессиональные возможности. Используйте чужие знания и опыт. Вы сэкономите массу усилий и, в конечном итоге, время, если возьмете за правило регулярно пополнять багаж знаний или использовать личный опыт других людей.

Планируйте свое рабочее время. Это инструмент, используемый каждым успешным человеком, который сделает и вашу работу более качественной и эффективной. Составляя планы, человек определяет себе фронт работы. Он знает, что ему необходимо сделать, когда и для чего.

Не бойтесь препятствий, возникающих на вашем пути. Неудача делает вас более сильным, более эластичным и более решительным. Когда вы терпите неудачи, то единственное правило, которого вы должны придерживаться, чтоб добиться успеха, – вы должны на один раз больше встать, чем вы упали. Если жизнь послала вас в нокдаун, вы должны встать и продолжить свой путь. Если вы не встали, вы проиграли. До тех пор, пока вы намерены вставать, вы двигаетесь к достижению успеха.

Общайтесь с успешными людьми. Найдите наставника, введите в свою жизнь, в свой круг общения людей позитивных, успешных и целеустремленных. Если вы будете общаться с неудачниками, нытиками, жертвами – вы и сами станете такой же жертвой — жертвой обстоятельств, других людей. Вы становитесь похожим на тех, с кем общаетесь.

Хочешь, не хочешь, а окружение оказывает огромное влияние – и самое главное, что окружение влияет на ваш образ мышления, Ваши стремления и идеалы. Не зря же в народе прижились такие выражения как: «С кем поведешься, от того и наберешься», «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу кто ты».

***

На деле с успешностью по-русски все обстоит не так уж просто.

Реплика в русском Интернете: «Недавно беседовал со своим знакомым, чрезвычайно успешным, и казавшийся мне человеком, добившимся всего, о чем я мог только мечтать. Он мне: «Понимаешь, я могу заработать очень много и зарабатываю! Но я не вижу сутками жену, не вижу, как растут мои дети, у меня есть все, но у меня нет времени этим пользоваться. Все подчинено зарабатыванию денег, которые я уже и не знаю, на что тратить. И зачем мне это?! Жизнь проходит мимо меня, и в тоже время не могу остановиться, все будут видеть во мне неудачника!» И возникает мысль, что его успех – это как приговор на всю оставшуюся жизнь.

Да, путь к вершине –  это бесконечная борьба, вечный страх ошибиться, не успеть, опоздать, это вечная неудовлетворенность, которая подгоняет подобно хлысту: все выше, и выше, и выше. О том, чтобы на мгновение остановиться и насладиться достигнутым, уже и речи быть не может. Нет времени.

Раньше приговаривали к лагерям, теперь – к успеху. Особенность российской политики – безальтернативность, тебе всегда навязывают единственно возможный жизненный путь. В этом и есть суть тоталитаризма, какой бы маской его не прикрывали. Поэтому российский культ успеха неслучайно замешан на фразе «мочить в сортире» и ей подобным. Всем нам «сверху» посылают недвусмысленное сообщение: «Делать, как я сказал!»

Доктрина культа успеха проживет так же долго, как и сталинско-брежневский социализм. Оспаривать такой незамысловатый прогноз вряд ли стоит. Ведь инертность социума – не случайность, а закономерная характеристика его выживания. Революции хороши время от времени, но не чаще, чем раз в 50 лет. Поэтому всем сомневающимся в разумности новоиспеченной установки на жизненные ценности следует всерьез побеспокоиться о собственной психике и поискать действенные замены навязанному упрощенно-обывательскому подходу к конструированию своей действительности. Ведь умный человек – это не тот, кто находит объективные оправдания собственному бездействию. Ум нам дан для создания желаемой реальности и преодоления ради этого объективных трудностей, какими бы непреодолимыми они ни казались поначалу. Но решить эту задачу смогут лишь единицы.

Итак, критика культа успеха – это пустая трата времени. Критика тоталитаризма – это поход с рогаткой на медведя. В обоих случаях имеет место попытка оправдания собственной несостоятельности. Оптимистичная точка зрения такова: система тоталитаризма и культа успеха имеет так много слабых мест, что возможности для творчества у дезомбированного индивида здесь просто неограниченны.

Помним: зомбированный индивид мнителен и склонен к депрессивности, утрачивает способности к аналитическому мышлению, притягивает к себе конфликтные ситуации.

Процесс собственного дезомбирования предусматривает несколько этапов. Первый этап – детальное ознакомление с проблемой, которая вызывает беспокойство. Данная публикация может поспособствовать в прохождении этого этапа. Рассмотрим конспективно, с чем приходится иметь дело.

Мыслить прямолинейно – удел обывателя. Поэтому он постоянно впадает в крайности. В СССР такой крайностью был тотальный контроль со стороны компартии всех сфер жизни. В постсоветское время отказались о политического контроля – его сменил контроль экономический. Та же прямолинейность мышления, но в другом ракурсе. Произошедшая трансформация общества вполне закономерна.

Не составляет труда понять, что поставить все в зависимость от денег – прекрасный ошейник для граждан. Однажды одев его, снять потом вряд ли уже удастся. Приходится постоянно «крутиться», чтобы не лишиться средств к существованию. Когда за все приходится платить, полученными деньгами надо грамотно распорядиться, собственность необходимо все время отстаивать, сентенции типа «не хлебом едины» полностью перестают восприниматься. О каком гармоничном развитии вообще может идти речь, когда во главу угла поставлены товарно-денежные отношения, если все связи между гражданами и государством строятся на основе купли-продажи!?

Казалось бы, заставить всех мыслить экономически – благо для общества. Почему? Аргументация на этот счет представлена в многочисленных публикациях наших ведущих экономистов. Но выдвинутые аргументы при ближайшем рассмотрении перестают выглядеть убедительно.

Экономист далек от психологии, и его знания о пирамиде потребностей Маслоу весьма ограниченны. По факту имеем прямолинейную схему мышления с абстрагированием от факторов (верхняя часть пирамиды), с которыми непонятно, что делать. Сконструированный «человек экономический» получился слишком идеальным с сильно упрощенными критериями оценки успешности. И в действительности получаем ситуацию, которая оказывается не такой гладкой, как рисуют теоретики-экономисты.

Есть немало талантливых людей, которые не желают заниматься бизнесом, не хотят все мерить деньгами. Творческая деятельность, а особенно научная, далеко не всегда согласуется с конъюнктурой рынка. Результаты творчества порой не удается уложить в рациональные схемы купли-продажи. Многие новые подходы и изобретения опережают свое время и непонятны обывателю, тем не менее они крайне важны для человечества. Как все это согласовать с рыночной экономикой?

Смешанная экономика, казалось бы, решает проблемы финансирования перспективных разработок, талантов, а также отчасти учитывает, что не все люди способны мыслить сугубо экономически. Однако чтобы смешанная экономика работала, нужны гибкость управления и высокая социальная культура. А в России такой культуры нет.

Нам усиленно навязывают мысль, что причиной развала СССР была неэффективность социалистической экономики. Но как тогда интерпретировать то факт, что в 1985 году М.С. Горбачев взял курс на развитие кооперативного движения, построение смешанной экономики? Политические функционеры, обладая всей полнотой власти, не могли справиться с задачами перестройки, постановки экономики на рыночные рельсы? Вряд ли. У них были все административные и политические возможности. Если они решили встать на путь демонтажа СССР, значит тому были серьезные причины. Одной из таких причин нам видится отсутствие в верхних эшелонах власти соответствующей социальной культуры. Социальная культура – это система социально значимых знаний, ценностей, традиций, норм и правил поведения, посредством которых люди организуют свою жизнедеятельность в обществе, а также творческая деятельность по их созданию и развитию.

Командно-административная система имеет мало общего с культурой, на базе которой можно строить смешанную экономику. Единственное, как можно использовать тоталитаризм – это создать на его базе тоталитаризм иного типа. Что и было сделано.

Вместо идеологической власти была установлена власть экономическая с жесткой концентрацией личной власти, практичным торгом с наиболее могущественными социальными силами, алчной бюрократией и культом успеха в качестве суррогата национальной идеи.

Все ресурсы и крупные инфраструктурные проекты сосредотачиваются в руках олигархов, связанных с властью неформальными отношениями. Мелкие инфраструктурные проекты – магазины, студии, мастерские и т.п. – отдаются на откуп народу. Стратегически важными они не являются и на распределение власти влияния не оказывают.

Нет ничего странного, что под жестким контролем вездесущей жадной бюрократии малый и средний бизнес в России, если и развивается, то слабыми темпами. Е случайно также наличие кучки олигархов, сосредоточение всей власти в руках одной партии, отсутствие сильной оппозиции.

Рождение тоталитаризма экономического толка – с всеобъемлющим централизованным контролем экономики, унификацией, односторонней регламентацией – вполне закономерное явление. Иного варианта трансформации России просто не могло быть.

Смена одной формы тоталитаризма на другую, естественно, произошла очень быстро. В 90-е годы социальная структура российского общества была буквально  взорвана появлением нового класса крупных собственников. Этот социальный высший слой был в спешке создан Гайдаром и Co. как субъект частнособственнического развития страны и как гарант невозможности возврата к прежней системе. На этот класс делалась главная ставка на выборах президента 96-го года, когда его наиболее видные представители были приближены к Кремлю. Этот класс был создан: а) быстро, с помощью ваучерной приватизации и залоговых аукционов, являвшихся удобной формой раздачи собственности; б) на добывающих отраслях и отраслях «черного передела». Какую же элиту мы получили?

В России не сложилась идеология крупного капитала. В рамках молниеносной приватизации не могла сформироваться культура длительного накопления и приумножения богатства за счет собственного труда и способностей, как это было в протестантизме, идеологически обеспечивавшем наступление капитализма на Западе. Некоторые боссы российского бизнеса в 90-х не успели даже сменить костюмы, в которых ходили на партсобрания.

Спешное распределение национального богатства породило мощную коррупционную составляющую процесса обогащения крупных собственников. Сырьевой характер частного сектора позволял благоденствовать, не вступая в жестокую конкурентную гонку. У наших нуворишей отсутствовал опыт классовой борьбы, поисков социального консенсуса и регулирования производственных отношений, а интересы наемных работников они не принимали во внимание.

Жизнь и благополучие российских буржуа всецело зависит не столько от их личностных потенций и экономической конъюнктуры, сколько от способности наладить контакт с новой политической элитой страны. Практика лоббизма и «откатов» здесь гораздо важней управленческих способностей и индустриальной стратегии.

Получив всего за несколько лет значительные, но необременительные богатства, финансово-производственная олигархия в первую очередь озаботилась подбором соответствующего положению антуража. Под номером один идет уровень потребления и образ жизни. А общественность всерьез переживает, заткнет ли Абрамович за пояс султана Брунея или отложит на потом.

Доминирование правящего класса оформляется и в приоритете его идеологии. Иррациональная вера в успех, культ богатства, стандарты обеспеченной жизни благополучно оттесняют традиционные ценности, связанные с семьей, нравственным и физическим здоровьем, личностным развитием. Успех в новой трактовке измеряется стандартно: деньги, карьера, известность. Все правильно – рынок определяет ценность человека. Вспомним Эриха Фромма: «Если качества, которые может предложить человек, не пользуются спросом, то у него НЕТ ВООБЩЕ никаких качеств...» Успех на рынке определяется спросом на человека, что тождественно популярности. Отсюда бесконечный промоушен и публичное мелькание, эквивалентные общественной значимости субъекта. Это хорошо поняли даже политики.

Те, кто хочет сносно жить, должны любой ценой зарабатывать деньги и думать только о собственном благополучии – другого выбора у них нет. А чтобы не возникало иных потребностей, все было сведено к отношениям купли-продажи, т.е. деньги стали мерилом всяких взаимодействий между людьми. Даже дружеские отношения и любовь получили характерную денежную окраску.

Как средство против чувства усталости от нового образа жизни человеку предусмотрительно был навязан культ успеха, т.е. беспредельное стремление к благополучию. Пропаганда художественно утонченно показала, что к успеху стремятся абсолютно все: бандиты, чиновники, олигархи, лавочники и т.д. Правда, у каждого свое представление о способах достижения успеха, но это не столь важно. Главная идея – о важности успеха для каждого человека – была удачно вмонтирована в подсознание масс. Народ принял новую программу поведения, и в России наступил почти рай. Каждому, наконец, стало понятно, к чему ему следует стремиться, в чем смысл жизни. Тех, кто не смог принять новый формат социальных отношений, объявили неудачниками, или лузерами, – к ним быстро оформилось чувство брезгливости, ими стали пугать подрастающее поколение.

Культ успеха, подогреваемый гламуром, – это грандиозная пропагандистская находка, для власти беспроигрышная во всех смыслах установка.

Слово «успех» имеет мощнейший позитивный смысл. По значимости успех затмевает такие понятия как свобода выбора, социальная справедливость, равенство и т.п.

Нет ничего предосудительного в том, что человек хочет стать успешным. Не считается зазорной открытая зависть к добившимся успеха людям.

Стремление к успеху символизирует гламур. Современный гламур –  это культ вечной молодости, вечного удовольствия, роскоши и праздности. А откуда берутся деньги на атрибуты роскоши и статуса, никого не волнует. Суть русского гламура – стремление через внешнюю роскошь подчеркнуть свой статус. Путин надевает пиджак от Patek Philippe, чтобы обрести респектабельность в глазах Запада. Рязанская школьница покупает на местном рынке подделку под Луи Виттон, носит накладные ресницы и мечтает о силиконовой груди. Поп-звезда делает очередную пластическую операцию по омоложению, покупает дом в Голливуде. Все они стремятся к одному: продемонстрировать свой жизненный успех. Жизненный успех в нынешнем обществе – это, прежде всего, деньги. Деньги на себе не поносишь. Поэтому покупаются статусные шмотки, позолоченные айфоны и люксовые тачки. Этой гонке нет конца. Идеал гламура всегда недоступен.

Еще одна цель гламура – продемонстрировать презрение к окружающим, которым не удалось добиться такого же положения,  и вызвать их зависть. Обывателя раздражают светские вечеринки с реками шампанского, тоннами стразов и бесконечно длинными лимузинами. «Зажрались совсем» – завистливо ворчит он, жадно всматриваясь в телевизор.

Каким бы алчным, жестоким, лживым ни рисовали олигарха, в народе все равно не будет абсолютной ненависти к нему. Укравший сотни миллионов у государства коррупционер ни у кого не вызывает сильной негативной реакции. Ставя себя на его место, почти каждый подсознательно ощущает, что поступил бы точно так же. Все хорошо понимают, что цель оправдывает средства, и для достижения успеха все средства хороши – главное не быть пойманным. Если хочешь жить богато, обязательно придется рисковать, порой совершать противоправные действия.

По заявлению пессимиста-оппозиционера, при нынешнем режиме каждый находящийся у власти функционер всеми правдами и неправдами хочет урвать себе кусок потолще и пожирнее. Таким заявлением он рассчитывает на понимание и поддержку со стороны тех, кому судьба не дала шанса принять участие в дележе общего пирога. Однако поначалу массовые выступления против «жуликов и воров» закончились практически ничем. И этот результат далеко не случаен. Протестующие, с одной стороны – борцы за справедливость и демократию, а с другой – лузеры,  не сумевшие занять место поближе к кормушке. Такая двусмысленность становится возможной во многом благодаря привитому в народе культу успеха. Любой обыватель вправе сказать, то цель оппозиции – произвести ротацию власти, чтобы начать обогащаться самой. Иными словами, никакой принципиальной разницы между нынешней властью и корыстной оппозицией не существует, и те и другие по сути слеплены из одного теста.

Насилие, осуществляемое экономической властью, воспринимается как «сладостное насилие», ибо речь идет о том, чтобы, «отоварив» свои специфические возможности и свои убеждения, часть интеллигенции (в сущности, давно уже превратившаяся в духовный плебс потребительского общества) получает искомые материальные блага. Понимая, что качественное различие материальных и духовных благ ее изобличает, новая интеллектуальная элита сводит их к различию товаров и услуг и, идентифицируя себя в качестве поставщика рыночных интеллектуальных услуг, предлагает вытравить из общественной памяти само понятие интеллигенции, зачислив его в разряд традиционалистской лексики. Подобная капитуляция светской интеллигенции в целом подготовлена несколькими столетиями секуляризации, и в общем вписывается в логику последней.

Рынок есть такая специфическая система отбора, которая неумолимо бракует всех кротких, нищих духом, несущих в душе страх Господний. Рынок есть система, несущая материальные и духовные блага наиболее состоятельным – тем, у кого больше денег. Поэтому и церковь, превратившись в институт рыночного общества, неминуемо переориентируется на «наиболее приспособленных».

В условиях рынка не может нормальный человек не стремиться стать успешным. Если кому-то претит успешность, не иначе он болен, слаб, труслив, чрезмерно осторожен. В любом случае процесс постоянной выбраковки неудачников запущен, и каждый знает, что, перестань он «крутиться», ярлык лузера непременно навесят и на него.