Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


суббота, 15 ноября 2014 г.

Самообучающейся организации

«Самая большая ложь бизнес-образования – это утверждение, что цель бизнеса – зарабатывать деньги»
Питер Сенге

Интервью с профессором MIT Sloan School of Management Питером Сенге

Питер Сенге (Peter Senge), профессор MIT Sloan School of Management (MIT), – ведущий эксперт в области самообучающейся организации (learning organization) и системного анализа, автор книги «Пятая дисциплина». Влияние идеи самообучающейся организации на современный менеджмент огромно: после всплеска популярности в начале 90-х наследие Сенге стало частью стандартной управленческой теории, многократно повторенной и пройденной в бизнес-школах, распропагандированной консультантами, разобранной и переписанной в многочисленных книгах и статьях. Именно его книги и, в первую очередь, «Пятая дисциплина» сделали эту идею частью мейнстрима. В начале 90-х он был, пожалуй, если не самым респектабельным, то уж точно самым модным мыслителем в области бизнеса. Дальше, казалось бы, Питер Сенге должен был пойти по проторенной «бизнес-гуровской» дорожке – создание мощного консалтингового бизнеса, на все лады склоняющего словосочетание «обучающая организация», затем выезды во всемирные туры с лекциями, публикация книг и так далее. Но ничего этого не было. Он предпочел позицию независимого исследователя и сегодня работает не столько с коммерческими компаниями, сколько с некоммерческими организациями и государственными институтами. При этом он гораздо реже других бизнес-гуру появляется на широко разрекламированных и, не надо забывать, чрезвычайно прибыльных для выступающих «форумах для лидеров бизнеса». Что, однако, не мешает ему входить в первую десятку большинства рейтингов, обычно занимая обычно места от третьего до шестого.

***

Основная цель моей работы – интегрировать системное мышление и работу с интеллектуальными моделями в практику управления. Я всегда считал, что этот процесс потребует нескольких поколений, даже не лет.

.. идеи всех тех людей, кто стоит за моделью самообучающейся организации, используются довольно активно. Но нельзя забывать, что это не просто методология или набор технических инструментов, которые можно внедрить в течение нескольких месяцев или даже лет. Для настоящего перехода к такой модели требуется изменение образа мышления, а это процесс гораздо более длительный. Одно из основных препятствий – базовые свойства нашего сознания, языка, культуры. Мы привыкли рассматривать все процессы линейно и по-настоящему замечаем только причинно-следственные связи. Системное мышление требует принципиально другого подхода – рассмотрения вещей в их циклической взаимосвязи, а не в линейной зависимости типа «А произошло потому, что ранее случилось Б». Многие кризисы в компаниях происходят как раз из-за того, что менеджеры обращают внимание на эти поверхностные связи, не учитывая более глубокие системные отношения. В восточных культурах базовая модель познания устроена по-другому: там в центре находятся циклические процессы. Именно поэтому меня всегда интересовали индийская и китайская традиции, которые способны существенно обогатить нашу систему научного знания.

Тот тип человека, который соответствует самообучающейся организации, – это как бы заново открытая концепция человечности, существовавшая до формирования современной западной культуры. Это прежде всего преодоление отчуждения между духом и телом, между сознанием и подсознанием. Такое единство есть в восточных культурах или у так называемых первобытных народов в разных уголках Земли. Их культура построена на фундаментальной предпосылке единства человека с природой, человека и общества. Сегодня западный человек вынужден задавать себе вопрос: «Что это значит – жить с другими людьми?» Возьмите деревню. Она не может существовать сотни лет, если у людей нет представления о том, как жить вместе. Сегодня весь мир превратился в глобальную деревню, но мы совершенно не представляем себе, как собираемся жить друг с другом. Сущность того типа человека, который сейчас должен возникнуть, это, вероятно, объединение и гармонизация разных измерений: «Человек – Природа», «Тело – Дух» и «Человек – Другой человек».

..согласно Достоевскому, мы очень часто считаем общественные институты выразителями истины в последней инстанции, и затем они приобретают огромную власть, основанную на нашей вере. Вспомните, проблема, которой он занимался всю жизнь, – Христианство и Церковь (в качестве института, будь то Католическая церковь или Русская православная церковь). В общем, это вопрос того, как общественные учреждения присваивают себе право на абсолютную истину. Для моего интеллектуального формирования было очень важно, что Достоевский противопоставил подобному абсолютизму свою идею неопределенности как необходимого условия для развития человека. Он был одним из тех мыслителей, кто по-настоящему принял неопределенность. Жизнь в таком состоянии, в парадоксе, в тайне была для него как раз тем, что открывает людям возможность подлинного роста. И эта его идея тесно связана с главным принципом обучающей организации. Ведь основная предпосылка последней – люди должны отказаться от мысли о том, что у них уже есть готовый ответ. Что где-то есть босс, который уже знает ответ, и остается только следовать его указаниям. В этом смысле самообучающаяся организация – это структура, где люди становятся взрослыми, где они принимают на себя ответственность за фундаментальную неопределенность жизни, за результат своих действий. Все это очень близко идеям Достоевского.

Я думаю, что самая большая ложь современного бизнес-образования – это утверждение, что цель бизнеса – зарабатывать деньги. На самом деле при таком отношении к задачам невозможно построить по-настоящему долговечную организацию. Несмотря на то, что все стремятся зарабатывать больше денег, они все же не так важны для людей. Ведь если спросить себя, что для меня более важно: деньги или мое собственное здоровье, здоровье моей семьи, то мы сразу поймем, что при столкновении с более фундаментальными ценностями материальные немедленно отходят на второй план. В действительности, прибыльность – это не цель бизнеса, а необходимое условие для продолжения работы.

- С вашей точки зрения, за время, прошедшее с момента выхода книги «Пятая дисциплина», бизнес-сообщество удалилось или приблизилось к заявленному там идеалу самообучающейся организации? Или ответ более сложен?

- Я думаю, что ответ: и то, и другое. Оно одновременно приблизилось и удалилось. Я не считаю возможным говорить о бизнес-сообществе как о чем-то едином и целом. Это сообщество, как и вся наша жизнь, состоит из течений, часто движущихся в противоположном направлении. Поэтому на одном уровне, особенно в малых и средних компаниях, многие наши идеи по-настоящему применяются иногда даже не в изолированном, а в довольно целостном виде. Гораздо сложнее происходят перемены в самых крупных, давно сформировавшихся компаниях. И, с другой стороны, можно увидеть движение в противоположном направлении: стало больше страха, больше краткосрочного, фрагментированного принятия решений. Причина такого положения – старая, сложившая система менеджмента больше не работает, но большинство людей, ее практикующих, вряд ли радикально изменятся за одну ночь. Вместо этого они будут стараться использовать старые методы с еще большим рвением, вкладывая в них массу усилий, идя на еще более жесткие меры, еще больше «отжимая» сотрудников и концентрируясь на краткосрочных задачах.


Комментариев нет:

Отправить комментарий