Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


пятница, 27 марта 2015 г.

Рогдай знакомится с девушкой Виолеттой

Фрагмент повести «Эпизоды из жизни Рогдая, или постижение Бэкмологии»



Посетив в Санкт-Петербурге все места из намеченного им плана, Рогдай отправился домой. Возвращался в Москву он на поезде. В одном купе с ним ехала хорошенькая девушка, с ней он непроизвольно разговорился. Девушка сама заговорила первой, просто и ненавязчиво представилась, проявила заинтересованность в общении.

Звали девушку Виолетта, она навещала в Санкт-Петербурге свою бабушку, с которой давно не виделась. Виолетта рассказала, как любит ездить к ней; они общаются, гуляют по городу, пекут пироги... Особенно Виолетта любит слушать истории о ее наполненной событиями прошлой жизни, известных людях, с которыми бабушка была знакома, неспокойном времени, что ей пришлось пережить.

– Бабушка у меня очень образованная, раньше преподавала в петербуржском университете, написала несколько научных книг, а сейчас пишет книгу своих воспоминаний.

Рогдай с большим интересом слушал девушку – та рассказывала просто и в то же время очень образно – он даже мог представить себе сухую опрятную старушку, сидящую за массивным еще дореволюционным столом и работающую над своими мемуарами.

– А вы чем занимаетесь, что вас привело в Санкт-Петербург? – спросила Виолетта.

Рогдай сначала хотел сказать ей что-то отвлеченно-бездельное, вовсе не вдаваясь в подробности командировки, но девушка так внимательно слушала его, проявляла искреннее соучастие – и как-то так само собой получилось, что поведал он ей всю историю о неудачно сложившемся проекте. Видимо, необходимо было ему перед кем-то выговориться, чтобы произошедшее с ним лучше систематизировалось и правильно разложилось по полочкам памяти.

– Вот теперь думаю, не стоит ли мне сменить род занятий, – завершил свой рассказ Рогдай.

– Ну, что вы, это должно быть так интересно работать на передовом крае науке, – успокоительно сказала девушка, – вам просто необходимо немного отдохнуть, возможно, сменить место работы. Знаете, когда у меня что-то не получается, я бросаю все дела и иду в парк, долго там гуляю, любуюсь на природу. Потом звоню своей подруге, и если она не занята, приглашаю ее к себе домой, мы начинаем готовить всякие вкусные вещи, садимся за стол и долго-долго разговариваем об интересных вещах. А на следующий день отложенное дело само собой решается.

– Возможно, вы и правы, – задумчиво пробубнил Рогдай. – Я еще не принял никакого решения. Просто не хотелось бы снова попасть в подобную ситуацию.

– Вот и надо хорошенько отвлечься, прежде чем принимать окончательное решение, – приободрила его Виолетта. – Как говориться, «утро вечера мудреней», никогда не стоит поддаваться первому эмоциональному порыву, особенно в случае неудачи. С вашей стороны, вы все сделали правильно – вам не в чем себя винить.

– Моей главной ошибкой было то, что я не удосужился выяснить, что же на самом деле стоит за этим проектом, почему вообще он возник, и имеет ли он какую-либо перспективу. Хотя, с другой стороны, именно благодаря всей этой неопределенности у меня была возможность полностью сосредоточиться на создании системы – ведь меня никто не отвлекал, я мог спокойно учиться, реализовывать все свои догадки и мысли. В итоге получилась система, за которую мне не стыдно, и может быть в будущем я смогу использовать ее некоторые ее элементы. Да и опыт, надо сказать, я приобрел хороший.

– Вот видите, нет худа без добра, – улыбнулась Виолетта. – Я всегда стараюсь настроить себя на позитивное мышление. Мне и бабушка часто говорит: «Думай о лучшем, тогда и жить будет легче».

Рогдай задумался над ее словами. Подобные мысли высказывали многие, раньше ему часто приходилось слышать фразу «все к лучшему» и подобные ей.

«На таких фразах мы по сути формируемся, вырастаем, встаем на ноги, – размышлял он про себя. – Хотя сама по себе фраза ничего не означает. По ней выходит, ты – просто пылинка, жертва обстоятельств, вся твоя жизнь есть нелепая случайность, недоразумение, и все, что с тобой связано, есть воплощение случайности. Нет, во всем этом есть какая-то серьезная ошибка. Мы придумываем себе правила, а затем постоянно заставляем себя им следовать только потому, что они уже есть, и совсем не задумываемся, верно или нет мы поступаем, не пытаемся увидеть ситуацию под другим углом».

Раньше подобная мысль не приходила Рогдаю в голову. Он не стал ее разворачивать перед Виолеттой – зачем портить девушке настроение, да и время для дискуссии было неподходящее.

– И все же, мне следовало немного побеспокоиться и узнать, что происходит перед моим носом, – сказал ей Рогдай. – Тогда не было бы разочарованья, и отношение к людям не пришлось бы переоценивать.

Девушка быстро отреагировала:

– Но ведь нельзя все заранее предусмотреть, всегда останется некая неопределенность, которая и может сыграть с вами злую шутку.

«Да, это правда, – подумал Рогдай. – А девушка кроме того, что привлекательна, совсем не глупа».

– Давайте как-нибудь встретимся, сходим в кафе, погуляем в вашем парке, – сказал Рогдай. – Я расскажу вам, чем все закончилось. В ближайшее время я, по-видимому, буду искать новую работу, а как устроюсь на новом месте, спокойно сможем пообщаться.

Виолетта в явном замешательстве сплела пальцы рук в замок, затем улыбнулась ему и нерешительно произнесла:

– Я не возражаю.

Будто запнувшись, она расцепила пальцы, порывисто положила обе руки на стол и с определенным волнением несколько повышенным голосом сказала:

– Мне будет интересно узнать, что с вами случится дальше. Мы с вами обязательно встретимся, когда у вас все наладится с работой.

Дальше она, неотрывно глядя на Рогдая, стала говорить, что у него все будет хорошо, он обязательно найдет работу по душе, все, непременно, образуется. Рогдай слушал ее, улыбался и машинально кивал. Ему и самому на мгновение захотелось взять пример с этой славной девушки и уговорить себя думать о настоящем и будущем только позитивно. На душе вдруг стало спокойно, тепло и уютно – как в раннем детстве от ласковых слов матери.

За окном мерно проплывали сельские строения, равнины и перелески, поезд убаюкивающе погромыхивал на стыках, с каждой минутой все ближе и ближе приближая их к дому. Они выпили горячего чаю, и каждый достал книжку, припасенную на такой случай. Рогдаю не читалось, он мысленно вернулся к фразе «все к лучшему». Он подумал, сколько еще подобных фраз засело в наших головах. Ведь под любую ситуацию придуман подходящий стереотип, для любого действия имеется оправдание или осуждение. Мы даже не замечаем все те автоматизмы, нормы и правила, которыми наполнена наша жизнь. А ведь именно они – причина большинства наших проблем. Нас воспитывают, чтобы мы были послушными, не выделялись среди окружающих; нам говорят, что так будет лучше для всех – и потом мы дружно восторгаемся или гневно осуждаем тех, кто вышел за рамки общепринятого и общедозволенного. Да, именно таким образом и должно быть построено общество; всеми нами куда проще управлять, если с самого детства каждому из нас внушать, что такое хорошо, а что такое плохо.

Рогдай посмотрел на свою соседку, она тихо дремала, видно устав от поездки и разговора с ним. Рогдай закрыл глаза и попытался ни о чем не думать.

Как Рогдай впервые посетил Санкт-Петербург

Фрагмент повести «Эпизоды из жизни Рогдая, или постижение Бэкмологии»


Еще проходя обучение в университете, Рогдай нередко задумывался, чем бы ему лучше заняться в жизни. Интереса к бизнесу у него не было, тяга к познанию подталкивала пойти по научное стезе, но разнообразие интересов – литература, театр, кино, склонность к путешествиям – не позволяло окончательно сделать выбор и сосредоточиться на чем-то конкретно.

После окончания университета Рогдай все же решил начать свою трудовую деятельность с освоения искусства программирования. Такое решение пришло к нему не случайно. В детстве у него обнаружились способности к математике, ему легко давалось решение сложных логических задачек, он быстро освоил премудрости построения алгоритмов и написания несложных программ. Рогдаю не терпелось ближе познакомиться с компьютерами, о колоссальных возможностях которых много говорили, и повсюду предрекалась скорая революция в науке и технике благодаря их использованию. Правда, в то время шанс увидеть компьютеры своими глазами, а тем более поработать на них, представлялся далеко не каждому. К большим компьютерам, установленным в серьезных организациях, имел доступ только весьма ограниченный круг специалистов, а персональные компьютеры только-только начали появляться и стоили больших денег.

Рогдай устроился работать в один институт и принялся усердно осваивать премудрости загадочной профессии. Довольно быстро ему стало ясно, что возможности компьютеров сильно преувеличены. Тогда он вывел для себя простую истину: чем больше неизвестности вокруг явления, тем сильнее работает воображение; чем более фантастической и необычной оказывается сообщаемая информация, тем больше шансов вызвать к ней интерес, обратить на нее внимание людей.

По мере накопления опыта в работе, интерес к компьютерам и программированию у Рогдая постепенно стал пропадать, и он уже стал задумываться об открытии новых горизонтов для себя. Но как-то перед окончанием рабочего дня его вызвал к себе в кабинет начальник.

– Я вижу, что у тебя есть неплохие аналитические способности, и программирование для тебя не составляет большого труда, – сказал начальник. – Поэтому я хочу предложить тебе разработать специальную программу для автоматизации производства, благодаря которой может быть получен огромный экономический эффект.

Далее начальник обрисовал широкие перспективы, открывающиеся перед Рогдаем после создания программы, и пообещал ему всяческую поддержку при выполнении работы.

– Это твой шанс быстро подняться по служебной лестнице, и если захочешь, получить научную степень, – произнес в заключение начальник. – Только времени на размышления совсем нет – если откажешься, я вынужден буду отдать работу другому.

Слова начальника Рогдай воспринял довольно скептически. Он почему-то не видел себя в роли создателя великих технологий, способных осчастливить человечество. Сомнения возникали и насчет его компетентности, и по поводу самого проекта – не верилось, что в одиночку он в состоянии будет справиться с проблемой. Дать свое согласие на участие в авантюре – а именно так он расценил сделанное ему предложение – Рогдай решил прежде всего потому, что, объект автоматизации находился в Санкт-Петербурге, куда он давно намеревался съездить. Также он хотел в реальном деле закрепить полученные теоретические знания – и такая возможность перед ним открывалась.

Убежденный в собственном благоразумии, Рогдай на следующий день дал начальнику положительный ответ и принялся планировать свою предстоящую поездку в город на Неве, изучая список архитектурных достопримечательностей и музеев.

Как он и предполагал, работа над проектом началась с командировки. В Санкт-Петербурге ему предстояло провести несколько дней, выясняя требования руководства и анализируя работу предприятия. По прибытии на место его направили к главному технологу, который крайне удивился, что ему самому ничего не известно о планируемых работах.

– Не могли поставить меня в известность, – выразил свое недовольство технолог. – Наверняка, опять начались какие-то аппаратные игры. Каждый раз, когда начальство наверху что-то замышляет, цеха начинает лихорадить, а результатов как всегда – ноль.

Его кабинет располагался прямо над цехом, весь был завален бумагами, по одной его стенке были навалены горы пухлых папок, перевязанных бечевкой, вдоль другой стены стоял ряд видавших виды стульев, на которые, вероятно, садились рабочие во время совещаний. Технолог нисколько не церемонился в отношении Рогдая – по всей видимости, нестрогая внешность молодого человека не произвела на него должного впечатления. Он тяжело вздохнул, небрежно указал Рогдаю на стул, и они приступили к производственному разговору. Общий язык был найден быстро, под конец беседы технолог даже оживился, его глаза зажглись энтузиазмом и надеждой.

Первая поездка в град Петров для Рогдая сложилась удачно. Он увидел все памятные места, посетил Кунсткамеру, побывал на знаменитой Стрелке, посидел на набережной в окружении сфинксов и грифоны у Академии художеств. Тому способствовала и погода – стоял конец апреля, город был наполнен весенней свежестью, ожиданием праздника и цветения.

Потом Рогдай потратил много месяцев на сложную и изнурительную работу, и в результате создал довольно хитроумную систему, которой и сам был доволен. Во время работы начальник его почти не беспокоил, иногда только заходил в комнату и, узнав, как идут дела, подбадривал. Когда система была вчерне готова, Рогдай доложил ему о необходимости начала испытаний. Начальник словно не ожидал подобного развития событий.

– Неужели все сделал? – с удивлением спросил он. – Быстро у тебя все это получилось, ничего не скажешь! Давай тогда я свяжусь, с кем надо, и сообщу тебе о дальнейших действиях.

Явился он в комнату Рогдая только спустя две недели. Выглядел начальник немного растерянным.

– Какие-то осложнения? – спросил его Рогдай. – Может, нужна моя помощь?

– У нас всегда возникают проблемы на ровном месте, – быстро отреагировал начальник, – то одно, то другое, не можем мы жить без трудностей. В общем, собирайся, поедешь в Питер представлять свое детище, на месте и выяснишь, что там к чему. Иди, оформляй командировку, я уже позвонил, кому надо.

По тому, как начальник старательно отводил от него глаза, Рогдай понял – произошло что-то непредвиденное, о чем его не хотят ставить в известность. Он сказал себе: «Судя по всему, у этого функционера ничего выпытать не удастся. Узнаю все на месте».

К следующей своей поездке в Санкт-Петербург Рогдай готовился с расстановкой, имея ясное представление, куда ему обязательно следует попасть и какие места надо посетить. Он заранее все выяснил и в командировку отправился, имея четкий план действий.

Как он и ожидал, на предприятии его встретили не слишком радушно. К технологу его не повели, а сразу направили в конференц-зал, где уже сидело кучкой несколько человек; они тихо переговаривались между собой. Технолога среди них не было. Подошли еще несколько человек, они поздоровались с присутствующими и сели рядом с ними. Потом появился грузный мужчина в очках в окружении небольшой свиты – судя по всему директор. Они направились к первому ряду и уселись напротив трибуны. Все вокруг сразу же засуетились, на трибуну поднялся молодой человек и объявил начало заседания.

Суть дела сводилась к тому, что на предприятии затевалась какая-то реорганизация, планировалась закупка импортного оборудования и технологий, и оттого у всех было много дел по согласованию, кто и чем будет заниматься. До Рогдая очередь дошла, когда все основательно от дебатов устали. Его представили и пригласили на трибуну доложить о своих успехах. Рогдай уже давно догадался, чего ему следует ожидать от собравшихся, поэтому сделал максимально скупой доклад, вкратце обрисовав назначение созданной им системы и как она работает. Слушали его все внимательно, не проронив ни слова. Когда он закончил, в зале поднялся один человек и задал Рогдаю несколько технических вопросов. Суть их сводилась к одному – учитывает ли его система определенные технологические особенности.

– Послушайте, уважаемые, – обратился к залу Рогдай, – я прибыл сюда не для того, чтобы принять участие в совершенно не интересном мне шоу. Если у вас нет интереса к созданной мной системе, скажите об этом прямо, и нет нужды задавать вопросы, на которые вы не получите ответов, о чем прекрасно знаете. Я привез сюда систему не для того, чтобы услышать, насколько плоха или несвоевременна моя система. Я и без вашего собрания прекрасно понимаю о необходимости ее испытания и последующей доработки. Конечно, в системе учтены далеко не все особенности и требования вашего производства. Однако она создавалась с учетом возможностей ее настройки и дальнейшего наращивания. Таким образом, предъявляемые вами сегодня требования могут быть в будущем учтены. Главное, чтобы у вас было доброжелательное отношение к самой системе, а такового у собравшихся в этом зале я не вижу. Так стоит ли продолжать весь этот цирк? Не честнее и не проще ли будет сказать прямо, что вы больше не нуждаетесь в продолжении работы, которую я делал для вас многие месяцы? Не думаю, что я заслужил подобного приема, который вы все мне здесь устроили.

В зале на несколько мгновений воцарилась полная тишина. Когда общее оцепенение прошло, директор что-то шепнул сидящему рядом с ним помощнику, тот кивнул другому, затем директор с помощниками встали и торопливо вышли из зала. Было совершенно ясно, что совещание окончено. Рогдай сошел с трибуны и стал ждать, что произойдет дальше. К нему подошел человек и пригласил проводить его на выход.

В этот день у Рогдая оставалось еще время, чтобы посетить расположенный неподалеку музей. Он не спеша зашагал в его сторону, с интересом разглядывая архитектуру города. Рогдай испытывал не только облегчение, но и радость: наконец-то закончились его постоянные сомнения, терзания и волнения по поводу организации и кодирования системы, которая, похоже,  с самого начала нужна была только ему одному.

Самое первое путешествие Рогдая, которое закончилось разочарованием

Фрагмент повести «Эпизоды из жизни Рогдая, или постижение Бэкмологии»


Рогдай с самого детства испытывал тягу к познанию. Ему хотелось понять устройство этого мира, проникнуть в его тайны, а в юности появилось еще желание совершенствовать себя – чтобы осваивать всё новые возможности. Интернета в бытность его ребенком еще не было; книги, которые удавалось достать, хотя и были весьма неплохими, но ответов на многие вопросы не давали; учителя за пределы установленной программы особо не выходили, так что целостного мировоззрения у Рогдая в юности не сформировалось. Понимая, что вопросов у него в голове скопилось больше чем ответов, он собирался продолжать свое самообразование, изучая разные науки и путешествуя по миру.

Первое свое путешествие Рогдай решил совершить в Крым. Раньше в Крыму ему бывать не приходилось, и вообще, на море он никогда не был, так что поезда обещала быть познавательной и приятной.

Поездив по полуострову и осмотрев большинство крымских достопримечательностей, Рогдай остался увиденным вполне доволен. Ему понравились Ливадийский дворец, Ласточкино гнездо, Успенский пещерный монастырь; он взобрался на гору Ай-Петри. У него оставалось еще несколько свободных дней, и он остановился на несколько дней в Феодосии, чтобы перед возвращением домой просто покупаться и позагорать.

Он снял на краю города комнату у старого татарина, которого звали Равиль, и на следующий день отправился на пляж. Но на пляже ему не удалось позагорать недолго, так как внезапно небо заволокло тучами, и пошел дождь. Рогдай решил спрятаться от дождя где-нибудь в городе, и когда он добежал до первого навеса, дождь прекратился. Рогдай подумал, что нет смысла возвращаться на пляж, и пошел осматривать город. Город ему понравился, особенное его центральная часть. Когда он очутился на местном базаре, где торговали не только фруктами и овощами, но всякими безделушками, у Рогдая вдруг возникло желание из своего первого путешествия привезти друзьям сувениры. Но денег у него с собой не было, поэтому он отправился домой, решив вернуться на базар на следующий день. Придя домой, он ничего не сказал Равилю о своих планах сделать покупки на базаре. Тот особо ни о чем и не расспрашивал, накормил Рогдая жареной рыбой, выловленной из моря ранним утром, они выпили за пустым разговором бутылку невкусного крымского вина, и пошли спать каждый в свою комнату.

На другой день Рогдай, взяв с собой побольше денег, отправился на базар. На базаре к нему почти сразу подошел мужчина средних лет и очень вежливо пригласил ознакомиться с ценными артефактами, которые можно приобрести. Он подвел Рогдая к лавке, на которой стояли всякие керамические изделия, и тот стал осматривать сувениры.

– Уважаемый, – обратился мужчина к Рогдаю, глядя прямо ему в глаза, – все, что стоит на прилавке, не имеет никакой ценности и не достойно вашего внимания. Я хочу показать вам нечто, что украсит любой приличный дом.

Он достал из сумки обшарпанный кувшин, на первый взгляд ничем не привлекательный.

– Вот, – продолжил мужчина, – этот древний артефакт был найден мной на раскопках древнего поселения, которое недавно обнаружили недалеко от города. Я не хочу, чтобы он попал в руки исследователей, которые обязательно продадут его за рубеж. У меня трое маленьких детей, их надо кормить, и поэтому я решил продать находку доброму русскому человеку, а в вас я вижу такового.

Рогдай внимательно осмотрел кувшин, и убедился в том, что он старый и, по всей видимости, ценный.

– Я готов купить у вас этот кувшин, – сказал Рогдай. – Но не знаю, хватит ли у меня денег.

Мужчина назвал сумму, которой у Рогдая не было, и Рогдай хотел уже было отойти от лавки, дабы подыскать более дешевые предметы, но мужчина доверительно положил ему руку на плечо и сказал:

– Хорошо, давайте все, что у вас есть. Мне срочно нужны деньги, поэтому я не стану торговаться. Считайте, что это будет мой подарок вам.

Рогдай отдал мужчине все свои деньги и отправился с кувшином домой. Придя домой, он сразу же показал свое приобретение Равилю, которого застал за  развешиванием во дворе мокрых сетей для просушки. Тот вытер руки о штаны, взял кувшин и принялся крутить его в руках.

– Ты купил эту вещь у человека на рынке? – спросил Равиль, и далее он довольно точно описан внешность мужчины, у которого Рогдай приобрел кувшин.

– Да, этот тот самый человек, – сказал Рогдай, – вы его хорошо знаете?

– Этого человека знают все в нашем городе, – ответил Равиль. – Он недавно вышел из тюрьмы, и теперь снова принялся за старое.

Равиль рассказал, за что посадили ловкого продавца. Это был мошенник со стажем, обычно промышлявший обманом туристов. Кувшин, по всей видимости, изготовил и искусственно состарил его дядька, известный в округе мастер на все руки. Рогдай сильно расстроился от рассказа хозяина; ему не столько было жалко выброшенных на ветер денег, сколько он укорял себя за проявленное безрассудство. Ему тут же вспомнилось, как отец нередко наставлял мать, что не следует ничего покупать с рук, и тем более у незнакомых людей.

– Я найду завтра этого человека и заставлю его за все ответить, – в порыве воскликнул Рогдай.

– Боюсь, тебя ждет разочарование, – остановил его Равиль, – теперь он на несколько дней заляжет в своей берлоге, прекрасно понимая, что его попытаются найти. Тебе лучше оставить эту затею.

Рогдай вынужден был согласиться с Равилем, разумность его слов не вызывала никаких сомнений. Он поблагодарил хозяина, и тут же у него возникло сильное желание поскорее уехать из города, где ему впервые по-настоящему пришлось ощутить собственную глупость и беспомощность. Он отправился в свою комнату собирать вещи.

Собрав вещи, Рогдай вышел во двор, сел на лавочку под раскидистым кустом винограда и принялся размышлять. Будучи человеком еще совсем молодым, он слабо себе представлял, какое разнообразие характеров и ролей его окружает. Раньше ему никогда не приходилось сталкиваться профессиональными обманщиками, и теперь он будет знать, что это такое. Рогдай не оправдывал себя, осознавая, что причиной произошедшего с ним были его неосмотрительность и отсутствие опыта. Размышляя над ситуацией, он вдруг отчетливо понял, что с подобными людьми ему еще не раз предстоит столкнуться, и каждый раз они будут придумывать нечто новое. Мелькнуло интуитивное ощущение своего бессилия что-либо исправить или изменить, и от этого становилось ни по себе.

Пока он размышлял обо всем произошедшем с ним, стемнело, с моря подул ветер, и на дворе стало прохладно. Рогдай встал и пошел к себе в комнату сделать последние приготовления, чтобы завтра рано утром покинуть город и завершить свое первое путешествие.


пятница, 13 марта 2015 г.

Закон подлости в разных интерпретациях

«Если какая-нибудь неприятность может случиться, она случается», — этот закон Мерфи, иностранный аналог русского «закона подлости», пожалуй, является самой известной закономерностью жизни, действие которой каждый из нас успел на себе испытать. Но если бы все на этом закончилось, жизнь была бы скучна и неинтересна. Закон, благодаря силе ума и чувству юмора ученых и инженеров, способных замечать малейшие взаимосвязи между явлениями, оброс множеством следствий и вариаций.


1. Соседняя очередь всегда движется быстрее. /Наблюдение Этторе/

2. Если ничто другое не помогает, прочтите, наконец, инструкцию! /Аксиома Кана и Орбена/

3. Начинать поиски надо с самого неподходящего места. /Закон поиска/

4. Всегда не хватает времени, чтобы выполнить работу как надо, но на то, чтобы ее переделать, время находится. /Закон Мескимена/

5. Решение сложной задачи поручайте ленивому сотруднику — он найдет более легкий путь. /Закон Хлейда/

6. Тем, кто любит колбасу и уважает закон, не стоит видеть, как делается то и другое. /Колбасный принцип/

7. Работа в команде очень важна. Она позволяет свалить вину на другого. /Восьмое правило Фингейла/

8. Вам всегда будет не хватать либо времени, либо денег. /Следствие Лермана/

9. Первые 90% работы отнимают 10% времени, а последние 10% — оставшиеся 90% времени. /Правило сроков выполнения проекта/

10. Когда бы вы ни постригли ногти, спустя час они вам понадобятся. /Закон Уиттена/

11. Пришла нужда постучать по дереву — обнаруживаешь, что мир состоит из алюминия и пластика. /Закон Флагга/

12. Всякая работа легка человеку, который не должен ее делать. /Закон Холта/

13. Кто может — делает. Кто не может — учит. Дополнение студентов: Кто не может учить — учит как учить. /Закон Дж. Б. Шоу/

14. Любой приказ, который может быть неправильно понят, понимается неправильно. /Армейская аксиома/

15. Люди согласны сделать работу любой сложности, когда необходимость в этом уже отпала. /Закон добровольного труда Зимерги/

16. Эксперт — любой человек не из нашего города. /Правило Марса/

17. Опыт растет прямо пропорционально выведенному из строя оборудованию. /Постулат Хорнера/

18. Никогда не удается делать что-то одно. /Закон Хардина/

19. У самого интересного экспоната не бывает таблички с названием. /Закон зоопарков и музеев Джоунса/

20. Ни один талант не может преодолеть пристрастия к деталям. /Восьмой закон Леви/

21. Человек, имеющий одни часы, твердо знает, который час. Человек, имеющий несколько часов, ни в чем не уверен. /Закон Сегала/

22. То, что вы храните достаточно долго, можно выбросить. Как только вы что-то выбросите, оно вам понадобится. /Правило взаимозависимости Ричарда/

23. Утерянное всегда находишь в последнем кармане. /Закон Буба/

24. Нельзя заранее правильно определить, какую сторону бутерброда мазать маслом. /Закон своенравия природы/

25. Горячая колба выглядит точно так же, как и холодная. /Первый закон работы в лаборатории/

26. О коррупции в правительстве всегда сообщается в прошедшем времени. /Уотергейгейтский принцип/

27. Наиболее высоконравственны обычно те, кто дальше всех от решения задач. /Принцип Алинского/

28. Среди экономистов реальный мир зачастую считается частным случаем. /Наблюдение Хонгрена/

29. По разумным причинам ничего не делается. /Закон О’Брайена/

30. На каждое действие есть равная ему противодействующая критика. /Постулат Харриссона/

31. Кто платит меньше всех, больше всех жалуется. /Закон профессиональной практики Дрю/

32. Неважно, что кто-то идёт неправильно. Возможно, это хорошо выглядит. /Первый закон Скотта/

33. Небьющаяся игрушка полезна для того, чтобы разбивать ею другие. /Закон Ван Роя/

34. Все великие открытия делаются по ошибке. /Закон Янга/


35. Что бы с вами ни случилось, все это уже случалось с кем-то из ваших знакомых, только было еще хуже. /Закон Мидера/

вторник, 10 марта 2015 г.

Потребности, мотивы, цели на примерах


Потребность – это состояние индивида, создаваемое испытываемой им нуждой в объектах, необходимых для его существования и развития, и выступающее источником его активности.

Мотив – это:

1) побуждение к деятельности, связанное с удовлетворением потребностей субъекта;
2) осознаваемая причина, лежащая в основе выбора действий и поступков личности.

Целью называют любое предвосхищение будущих полезных для организма результатов.

Потребность
Мотив. Почему, ради чего?
Цель
физиологические потребности: голод
еда, прием пищи
приготовить борщ
физиологические потребности: жажда
желание утолить жажду
купить бутылку с водой
физиологические потребности: половое влечение
желание познакомиться с привлекательной девушкой
пойти в клуб
физиологические потребности: половое влечение
желание привлечь к себе внимание
сделать татуировку
безопасность: избавление от страха и неудач
желание избежать наказания (негативная мотивация)
не воровать
безопасность: избавление от страха и неудач
желание избежать неприятностей (негативная мотивация)
выполнить задание
безопасность: обеспечение семьи
повышение зарплаты
переход на другую работу
безопасность: избавление от страха и неудач
мотивация избегания неудач: остаться красивым (богатым)
пластическая операция
безопасность, комфорт
мотивация достижения: стать красивым (богатым)
занятие спортом
безопасность
сокрытие изнасилования (пойти на преступление ради сокрытия другого преступления)
убийство
безопасность, комфорт
корыстные мотивы: стремление извлечь из совершенного преступления для себя или близких выгоду имущественного характера либо намерением избавить себя или близких от материальных затрат
безвозмездное присвоение чужого имущества
уважение, принадлежность к родственной группе
стать крутым
купить iPod
познание
посетить музеи, достопримечательности
поездка в Париж
познание, саморазвитие
желание получить образование
поступить в университет
уважение: достижение успеха, одобрение, признание
стремление получить высокий социальный статус
занять место руководителя
самоутверждение
месть
убийство
самоутверждение
доказать себе свою состоятельность
подняться на Эльбрус