Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


пятница, 3 апреля 2015 г.

Опасное путешествие Рогдая в Приднестровье

Фрагмент повести «Эпизоды из жизни Рогдая, или постижение Бэкмологии»


После возвращения из Санкт-Петербурга продолжать работать на старом месте Рогдай не собирался. От одного вида здания института у него появлялось легкое недомогание; возможно, он устал от сильного напряжения за последние месяцы, а возможно, не хотел больше общаться со своим начальником, человеком слабым и беспринципным.

Написание программ особых трудностей у Рогдая не вызывало, но программирование его само по себе не увлекало, и поэтому он хотел испытать себя на других поприщах. Однако пока Рогдай не почувствовал наступления в его жизни переломного момента, когда непременно надо идти дальше, пробовать себя в чем-то новом. Он склонялся к тому, чтобы еще раз попробовать себя в качестве программиста – возможно, в иных условиях он сумеет получить более впечатляющие результаты.

Идея, прежде чем искать новую работу поехать куда-нибудь отдохнуть, пришла к Рогдаю сразу же по возвращении домой. «Надо непременно использовать представившуюся возможность – когда еще представится случай отдохнуть», – подумал он. Оставалось только выбрать маршрут. Он взял атлас, чтобы пофанатазировать, куда лучше всего поехать, и тут позвонил его друг Петр, предложив поехать с ним и его женой на машине на юг. Так как никаких планов у Рогдая еще не было, предложение, совершенно случайно совпавшее с его намерениями, ему сразу понравилось.

Петр был на пять лет старше Рогдая. Познакомились они в университете, Рогдай активно посещал семинары, которые Петр вел для младших курсов. Как-то после занятий разговорились, знакомство быстро переросло в дружбу. К мнению Петра Рогдай всегда прислушивался.

Через два дня друзья уже мчались на машине Петра по шоссе в южном направлении. После недолгих обсуждений решили поехать в Молдавию в район Приднестровья. Предвкушение попить молодого вина всех воодушевило, да и просто было интересно – раньше никто из них в тех местах не был.

Они провели два незабываемых дня в Киеве, затем доехали до Дубоссар, где им сказали, что лучше всего отдыхать в Григориополе, но в этот сезон ввиду ожидаемого наводнения туда ехать опасно. Услышав слово «опасность», молодые люди с возбуждением стали обсуждать, не стоит ли им поехать навстречу приключениям. Оказалось, что каждому хотелось испытать острых ощущений, воспользовавшись неожиданно представившимся шансом своими глазами увидеть силу стихии. Наводнение им представлялось как нечто грандиозно масштабное, одновременно волнующее, возбуждающее и вызывающее животный страх, тем самым гипнотически притягивая к себе. Мыслей, что приключение может привести к неприятным последствиям, ни у кого не возникло, риск казался минимальным, т.к. в любую минуту опасную зону затопления можно будет оперативно покинуть.

Друзья обосновались на берегу Днестра, прямо напротив расположенного на другой стороне реки Григориополя. В районе Григориополя Днестр не широк, имеет довольно сильное течение, вода в нем желто-коричневая, спуск к воде очень крутой, почти отвесный. От берега почти сразу начинался сад грецких орехов, а в метрах ста от них возвышалась дамба – большой земляной вал, метров в двадцать, а то и более. В двух минутах ходьбы от их стоянки была переправа. От переправы шла грунтовая дорога, переваливающая через земляной вал, резко уходя вверх у его подножия. За дамбой простирались бескрайние поля, на которых колхозники  выращивали помидоры.

Рогдай со своим другом быстро приноровились ловить раков, они вытаскивали их руками из норок, нарытых в отвесных берегах реки. Засовываешь руку в глубокую нору, пока не натыкаешься на острые клешни, которыми рак тут же пытается тебя ущипнуть. Кое-как захватив его, тащишь наружу и, на свет появляется страшное существо серовато-коричневого цвета, шевелящее всеми своими усами и конечностями. Раки больно щипались – пальца их рук повсюду покрылись болезненными порезами.

В день их прибытия, уровень в реке был в еще норме. Вода стала заметно подниматься на третий день. Друзья с интересом ожидали, что произойдет дальше. Настроение у всех было приподнятое.

– Как ты думаешь? – спросил Рогдай. – Насколько поднимется вода?

– Сложно сказать, поживем – увидим, – ответил Петр. – Не исключено, что к завтрашнему дню уровень начнет падать. Не может же так быть, чтобы где-то образовался столь большой избыток воды, способный затопить всю эту огромную территорию.

Объем уже прибывшей воды, действительно, казался колоссальным, не верилось, что она будет пребывать и пребывать. Однако каждый день уровень воды поднимался на метр-полтора. Течение значительно усилилось, река наполнилась корягами, бутылками и другим мусором, быстро проплывающими мимо стоящих на другом берегу наблюдателей за происходящим. Когда уровень реки поднялся настолько, что в воде можно было разглядеть мелкие проплывающие предметы, Рогдай сказал:

– Думаю, надо поскорее сворачиваться и уезжать, пока не поздно.

– Время еще есть, – спокойно ответил Петр. – Пройдет еще не меньше суток, пока вода не начнет выходить из берегов. Давай дождемся, пока не станет окончательно ясно, что надо сворачиваться.

Друзья то и дело подходили к берегу и внимательно наблюдали за разыгравшейся стихией. Их возбуждение нарастало. Наблюдателей на другой стороне вдруг не стало. На их берегу людей значительно поубавилось, судя по виду проходящие мимо них людей, те торопились поскорее с этого места убраться. Жена Петра предложила начать собираться. Рогдай с Петром стали неторопливо укладывать вещи в автомобиль. Кода почти все вещи были собраны, Петр сел за руль и начал заводить машину – та не заводилась. Он вылез из автомобиля, открыл капот и принялся ковыряться в моторе. Рогдай подошел к нему, поинтересовавшись, что случилось. «Сейчас посмотрим, – сказал Петр. – Вроде бы все в норме, попробую еще раз завести».

Машина снова не завелась, друзья тревожно переглянулись. Рогдай спросил:

– Что думаешь, сможешь завести?

– Не знаю, – ответил тот. – Как всегда, неприятности случаются в самый неподходящий момент – закон Паркинсона. Ума не приложу, что делать.

Жена встревожено посмотрела на Петра, но ничего не сказала.

– Если не сможешь завести, надо вытаскивать машину на буксире, – заключил Рогдай.

– Другого варианта у нас, похоже, нет, – согласился Петр.

– Тогда я пойду искать подходящий транспорт, а вы постарайтесь подкатить машину к дороге у дамбы, – подытожил Рогдай.

Он быстро пошел в направлении переправы, смотря по сторонам, нет ли поблизости какого-либо транспорта. Местность выглядела безжизненной. У переправы вода уже начала выходить из берегов. Рогдай быстро вбежал на дамбу и с ее высоты стал внимательно оглядывать поля. Где-то вдалеке он заметил одинокий трактор. До него по его оценке было не менее полутора километров. Рогдай спустился с дамбы и побежал по дороге в сторону трактора. По жаре бежать было тяжело, он моментально взмок и вскоре начал задыхаться. Пришлось перейти на быстрый шаг. Лицо страшно горело от пыли, жары и пота, он постоянно вытирал мокрой майкой заливавшие потом глаза, а в голове стучала одна мысль: «Что если на тракторе никого не окажется?»

Тракторист минуты две обкладывал Рогдая трехступенчатым матом, однако понимая, что выручать людей все же надо и время не терпит, отсоединил от трактора сложное аграрное приспособление, и они покатили в сторону дамбы. Наконец, с оглушительным треском выпуская из трубы струи едкого дыма, трактор натужено забрался на гору, и их взору открылась панорама разлившейся реки. Петр с женой стояли внизу возле машины, вода уже подошла к ее колесам.

Зацепив тросом, машину через дамбу перетащили – на душе у всех стало легче. Далее тракторист за щедрое вознаграждение  отбуксировал автомобиль в ближайший населенный пункт. На следующий день Рогдай на улице услышал, как люди говорили, что вода подошла почти к самому верху дамбы, на другом берегу Днестра затопило сотни домов. По радио вечером сообщили, что пика паводка уже миновал, в целом по району серьезно пострадало более тысячи домов, затоплены около шести тысяч гектаров сельхозугодий, разрушены семь мостов и полтора десятка дамб, подтоплены некоторые трассы, без крова остались пять тысяч человек.

Отремонтировав машину, друзья поехали догуливать отпуск в Одессу, после чего они без приключений вернулись в Москву. В Одессе Рогдай и Петр вернулись к событиям, произошедшим с ними на Днестре. Между ними состоялась такой диалог.

– Стоило ли нам ехать на Днестр, зная, что будет наводнение? – спросил Рогдай. – Никаких неприятностей не возникло бы, направься мы в другое место. С другой стороны, мы бы никогда не узнали, что такое наводнение.

– Машина может сломаться где угодно, – рассудительно ответил Петр. – Представь себе, что колесо отвалилось в пути – думаю, в этом случае у нас было бы значительно больше неприятностей. Ты, наверное, хочешь сказать, что наш поступок можно назвать неблагоразумным, поскольку мы заранее знали о возможной опасности. Так и на дороге мы знаем, что колесо может отвалиться. Или дело не только в осведомленности, но еще и вероятности? Нас ведь заранее оповестили об опасности, поэтому вероятность возникновения неприятности высока.

– Ты здесь про пословицу «Волков бояться – в лес не ходить»? – перебил его Рогдай.

– Дело не только в этом. Если тебе говорят куда-то не лезть, это еще не означает, что лезть туда не ни в коем случае не следует. У каждого собственные критерии оценки, а также мотивы, по которым он либо пытается тобой управлять, либо в чем-то убеждает. И где тот критерий, согласно которому ты решаешь, слушать тебе приказ, наставление, совет, или нет?

– Как правило, люди не посоветуют плохого. Поэтому мы и прислушиваемся к их мнению.

– Верно. Но у каждого свое представление о плохом и хорошем.

– Тогда как же поступать? – удивился Рогдай.

– Допустим, есть потребность пойти в лес. К примеру, за грибами. Если боишься волков, то в лес, где они водятся, ходить не надо. Если же не боишься – оцени свои возможности, взвесь все «за» и «против» и сам прими решение. На твой выбор повлияет, есть ли у тебя двустволка, собака и т.д. Но главное – это будет твое и только твое решение. Что касается нашего случая, то мы почти все держали под контролем. Произошедшее с нами – это случайность, нам просто не повезло, как может не повезти в любом другом деле или ситуации. И потом, разве мы не выбрались сухими из воды, как в прямом, так и в переносном смысле?! Значит, мы не нарушили принципа «золотой середины».

Комментариев нет:

Отправить комментарий