Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


среда, 2 ноября 2016 г.

Хочу научиться, но чтобы не учиться

Психика человека не только отражает реальность, но и рефлексирует по поводу отраженного содержания и самого процесса рефлексии. Даже если такая конструкция психики появилась случайно вследствие эволюционного процесса, потенциальная возможность рефлексии была заложена в Природе изначально. Ведь возможно только то, что поддержано объективными закономерностями. Но из этого еще не следует, что механизм рефлексии является одной из основ мироздания, и если бы Вселенная не была разумной, в ней не появился бы человек.

Жизнеспособность можно поддерживать и без рефлексии. Так, нейронные сети способны обеспечить примитивную адаптацию к среде. Усложнение этих сетей путем организации дополнительных связей между нейронами – уже прямой путь к рефлексии. То есть рефлексию можно смоделировать, «механически» наращивая числа связей. Таким образом, получается, что рефлексия вовсе не является фундаментальной основой, а представляется некоторой создаваемой конструкцией. Как только к конструкции появляются первые зачатки рефлексии, она начинает работать более эффективно; запоминает успешные реакции и далее производит сравнение с ними текущих состояний. Такая модель может самостоятельно усложняться, что приводит к появлению более сложной рефлексии.

При подобном «натуралистическом» понимании рефлексии успешность в жизнедеятельности определяется качеством нейронной конструкции. Преуспевают те, у кого наиболее развит рефлексивный механизм. Остальные просто выживают.

«Натуралистическая» позиция повсеместно получает свое подтверждение. Психологи и социологи ответственно утверждают, что интеллектуальное развитие напрямую зависит от обучения, а обучение и есть процесс формирования дополнительных нейронных связей. Желание человека обучаться приводит его к успеху. Правда, важно еще определить, чему следует учиться.

Один молодой человек проводит сутками за учебниками физики и математики и в итоге достигает в жизни мизерного результата – ученая степень и малогабаритная квартира в непрестижном районе города. Другой постигает науку жизни, пытаясь из всего делать деньги, покупая и продавая все, на чем можно заработать. В кратчайшие сроки он получает комфортную жизнь, хотя и с некоторым налетом мыслей о неправедности нажитого богатства. И тот и другой индивид усердно учатся, но учатся они совершенно разным вещам. Оказывается, математика не столь важна для людей, сколь торговля и работа с финансовые операции. Это еще раз подтверждает силу «натуралистической» позиции. Учиться стоит не каким-то абстрактным вещам, а обращению с материальными конструкциями: природными ресурсами, недвижимостью, товарами и их денежными эквивалентами.

Почему же тогда не все хотят стать торговцами и предпринимателями? Оказывается, есть еще и врожденные способности, которые определяют, какого рода нейронные сети лучше всего будут выстраиваться у человека в голове. Эти способности определяют потребности, а те в свою очередь оказывают влияние на мотивацию. Здесь важно, чтобы человек учился тому, к чему у него имеются способности. Например, ребенка с талантом шахматиста не следует отдавать в школу с углубленным изучением биологии. Но в жизни часто человек не может позволить себе учиться тому, к чему у него есть склонности или лежит душа. В этом и состоит главная проблема формирования личности.

Важнейшим следствием всего вышесказанного является вот что. Лучше не заниматься тем, к чему нет склонностей. Профитно торговать нельзя научить каждого. Успешными предпринимателями становятся очень немногие. Если есть склонность к дизайну одежды или вырезанию деревянных фигурок, надо всячески пытаться развивать умения именно в этой области деятельности, доводя их до коммерческой выгоды. Конечно, нередко обстоятельства бывают сильнее нас и приходится зарабатывать на жизнь, делая «не свое дело». Но уж если «плывешь по течению», не стоит клясть судьбу, объявлять себя неудачником, считать, что жизнь не складывается. Понемногу, шаг за шагом надо искать свое направление, совершенствоваться в нем и пытаться заявлять о себе в полный голос. Чем лучше развита рефлексия, тем скорее «выплывешь». Именно рефлексия помогает в саморазвитии, движении вперед. Без развитой рефлексии не будет успешности. Но сама по себе она не разовьется, построение нейронной сети требует активности и тренировки – и над этим придется методично поработать.

Бэкмология уделяет развитию рефлексии первостепенное значение. Фактически ее раздел «критическое мышление» – это развитие у человека навыков рефлексии. Рефлексия – штука довольно сложная, ей придется обучаться подобно тому, как обучают нейронные сети. Но результаты стоят усилий. «Ученье свет, а неученье тьма».



вторник, 1 ноября 2016 г.

Технология программирования сознания в действии

Вот о чем пишут ведущие российские периодические издания.

Стагнация российской экономики будет длиться пять лет. Такую оценку дал бывший министр финансов Алексей Кудрин в ходе «круглого стола», посвященном 15-летию Владимира Путина у власти, передает ТАСС.

Глава Комитета гражданских инициатив (КГИ) полагает, что даже проведение структурных реформ не даст ожидаемого эффекта. Стагнирующая экономика станет самым серьезным вызовом для российских властей, полагает Кудрин.
31.03.2015
https://www.gazeta.ru/business/news/2015/03/31/n_7066301.shtml

***

Россия будет преодолевать стагнацию в течение ближайших 20 лет. Об этом говорится в прогнозе социально-экономического развития до 2035 года, подготовленном Минэкономразвития, пишет газета «Ведомости».

По прогнозам экспертов, российская экономика выйдет из рецессии в 2017 году, а следующие 20 лет будет расти в среднем на 2% в год. Это, отмечают в Минэкономразвития, примерно в 1,5 раза ниже среднемировых темпов. В итоге за 20 лет увеличить ВВП получится только в 1,5 раза. Как пишет издание, из-за этого Россия будет все сильнее сдвигаться к бедным странам.
20.10.2016
https://www.novayagazeta.ru/news/2016/10/20/125886-minekonomrazvitiya-predreklo-rossii-20-let-stagnatsii

***

Российская экономика перешла от рецессии к стагнации, заявил глава МЭР Алексей Улюкаев. Он предположил, что экономика покажет рост «уже в этом году», но «не тот рост, который нам всем хотелось бы иметь»
20.09.2016
http://www.rbc.ru/economics/02/09/2016/57c9dc399a7947fa10e77ba5

***

Просочившиеся на публику детали долгосрочного прогноза социально-экономического развития до 2035 года позволили обозревателям всласть потешиться алармистскими заголовками о грозящих стране десятилетиях застоя.
Остается неясным, как Россия собирается реагировать на стратегические вызовы, которые либо вместе, либо поврозь с высокой вероятностью обратят невеселое, но терпимое инерционное прозябание в острейший кризис, причем задолго до наступления далекого 2035-го и, скорее всего, даже раньше ухода со сцены главных героев сегодняшнего дня.

Таких вызовов как минимум четыре.

Первое. Вера президента Путина в светлые перспективы углеводородов разделяется далеко не всеми экспертами. Экстремальные негативные шоки, связанные, например, с технологическим обновлением автотранспорта, пока кажутся слишком абстрактными. Но все же стоит задуматься, а что мы в принципе будем делать при цене на нефть-кормилицу на уровне $30 или $20 за баррель? Между тем даже целевой сценарий Минэкономразвития не предусматривает движения в сторону сколько-нибудь глубокой диверсификации экономики.

Второе. Средний демографический прогноз на самом деле выглядит гораздо хуже, чем заложено в описываемых сценариях, а стагнация российской экономики неизбежно снизит ее привлекательность даже среди мигрантов низкой квалификации. В то же время практически поголовное высшее образование и сформированные культурные стереотипы у относительно немногочисленного молодого поколения создадут дополнительные диспропорции между спросом и предложением на рынке труда. Пенсионная система конструкции 2002 года лежит в руинах, а ее финансовый дефицит, формирующий значительную часть фискальной дыры расширенного правительства, с каждым годом увеличивается. Тем не менее даже приблизительные контуры нового решения пенсионной проблемы по-прежнему не намечены.

Третье. В последние годы административно-силовой аппарат заметно разбух по своей численности, финансовым аппетитам и влиянию. У Минэкономразвития, разумеется, нет ответа, как это соотносится с шагреневой кожей наших экономических возможностей и существует ли реалистичный план сворачивания безудержного внешнеполитического активизма и обуздания самоедской деятельности гражданской и силовой бюрократии.

Наконец, последнее. Поддержание национальной конкурентоспособности в современном мире неразрывно связано с увеличением объема и эффективности расходов на развитие человеческого капитала — образование, здравоохранение, науку и пр. Каким образом руководство России собирается в перспективе конкурировать с другими странами, сокращая финансирование этих сфер?
20.10.2016
http://www.rbc.ru/opinions/economics/24/10/2016/580dc52f9a7947976956eba6

Подобных заявлений в прессе великое множество. Броскими заголовками «России грозит вечная стагнация, предупредил ЦБ» пестрят первые полосы всех центральных изданий.

Что же нам хотят всем этим сказать?

Те, кто читают газеты, далеко не дети и прекрасно понимают, что экономика России никогда не была сильной, мы вечно «догоняли» Запад. И никакие перестроечные и модернизационные лозунги не помогли. Напрашивается однозначный вывод, что здесь мы имеем дело с системной проблемой – Кремлю выгодно, чтобы уклад экономической жизни оставался зажатым в тиски тотального контроля со стороны власть имущих всех уровней, а народ подобное положение дел по тем или иным причинам устраивает.

В отношении домашнего хозяйства все довольно просто. Подавляющее большинство из нас старается содержать свое хозяйство в порядке и по мере возможности его развивать. Когда у вас образуется дырка в полу, вы быстро ее заделаете. Когда начинает гореть проводка, вы сразу же ее замените. Вы почините крышу, чтобы не текло с потолка, сразу же ввернете перегоревшую лампочку и найдете работу по совместительству, чтобы залатать образовавшуюся брешь в семейном бюджете.

К своему государству у народа отношение совершенно иное. Есть я, и есть государство – и между нами огромная пропасть. Нельзя сказать, что простому нарду нет дела до государства, в котором он живет. Народ любит свою страну и искренне желает ей всяческого процветания. Страна не отвечает своему гражданину тем же. Для государства в лице правителей, олигархов и чиновников по меткому выражению А. Проханова «ты не человек, ты тля, перхоть, ты моль».

Здесь и находятся корни системной проблемы, отсюда и происходит все то, что называется стагнацией экономики. И самое интересное, что все это прекрасно понимают и принимают. И вообще, существует ли на самом деле в России эта самая системная проблема? Все мы «заточены» на модель сильного монархического управления, в которой есть царь, есть богатые влиятельные структуры, контролирующие все денежные потоки в стране, и есть очень мощный силовой аппарат. Почти всех такое положение дел устраивает – люди осознают, что нужна сильная власть, иначе в стране не будет порядка.

Нам говорят, что делать, и мы делаем. Когда гайки закручивают слишком сильно, мы начинаем сопротивляться и саботировать – глядишь, давление ослабят. Подобный уклад существует в России испокон веков, и изменять его никто не помышляет. Есть, правда, попытки с Запада кардинально реорганизовать наше общество по своему образу и подобию, но пока все усилия «америкосов» тщетны.

Так к чему же все эти сообщения, вся шумиха в газетах?

В очередной раз нам посылают недвусмысленное профилактическое сообщение «сверху»: «Не думайте, что в вашей жизни что-то изменится. Все как было, так и останется». Подобные сообщения-напоминания появляются каждый раз, когда страна испытывает серьезные трудности. «Наверху» сигнализируют, что  не дремлют и сделают все возможное, чтобы вековые традиции не были разрушены. Чуда не следует ожидать – живите так, как принято здесь жить, кардинальных перемен не будет.

Конечно, наряду с подобными сообщениями будут различные программы мер по оздоровлению, модернизации и оптимизации. Ведь надо поддерживать жизнеспособность курицы, несущей золотые яйца!

Итак, опять «много шума из ничего». Именно так работает пропаганда, так происходит программирование сознания. Обычно, когда хотят сделать что-то серьезное, не поднимают много шума вокруг, а собирают специалистов и без особого афиширования начинают работать над решением вопроса. Поднимать шумиху – мешать делу. Когда же о чем-то трезвонят на всех углах, скорее всего, пытаются создать нужное общественное мнение. Если кричат, что нас ожидает очередной застой, акцент делается на слове «застой» – люди должны четко уяснить для себя ближайшую жизненную перспективу. Никто не собирается бороться с застоем, он – органичное проявлении сложившейся структуры управления. Выход из застоя произойдет не ранее одряхления или смерти текущего царя.

Даже трудно себе представить, что в России может когда-либо произойти реальная демократизация общества, либерализация экономики. Это будет означать отказ от прежних устоев и традиций. Но почему от всего этого следует отказываться? Разве Россия не была сильной державой? Разве российский народ десятилетиями пух с голоду, жил в нечеловеческий условиях, граничащих с вымиранием?

Главный редактор «Независимой газеты» Константин Ремчуков ответственно заявляет:

«…богатство стран будет обусловлено не унаследованным от природы богатством природных и минеральных ресурсов, и земли, что тоже очень важно, а рукотворными факторами конкурентного преимущества. Конкурентоспособность нации больше не является следствие наличия у нее природных ресурсов, а конкурентоспособность нации определяется факторами, которые порождают люди. Это государственное управление, это действующие институты, это отношение к собственности, это функционирование судебной системы, это справедливость, это политическая конкуренция, это свободные медиа. <…> Общество отстало на десятилетия в понимании вот этой простой истины. Будущее России за тем, что мы создадим сами умом. Это не только технологические вещи, это организационно-управленческие вещи и институциональные вещи. Вот этого понимания на самом высшем уровне нет. А отсюда, когда мы смотрим все их программы, они, упоминают это, потому что, как бы, любой культурный человек должен что-то про институты знать или сказать. На самом деле, это не воплощается в программу мер, которые должны привести к такой революции». (http://echo.msk.ru/programs/personalno/1865190-echo/)

Подобные мысли уже высказывались тысячи раз, все это давно превратилось в банальную истину, хорошо известную каждому российскому гражданину, и тем не менее, никаких кардинальных изменений не происходит. Вывод один: того требует сложившаяся система. Система работает, она жизнеспособна, и поменять ее – задача отнюдь не тривиальная.

Если в России не очень хорошо обстоит дело с передовыми технологиями, это не значит, что весь народ в едином порыве срочно начинает учиться и повсеместно заниматься инновациями. Далеко не все великие изобретения приносили при жизни славу и богатство своим авторам. Рынок инноваций – крайне сложный рынок, на котором куда проще проиграть, нежели выиграть. В Европе занимаются инновациями, поскольку им больше нечего делать – у них нет своих ресурсов. Так почему мы должны перенимать подобную модель? Нам нечем больше заняться? У нас так много мозгов, чтобы одновременно осваивать ресурсы и делать научные открытия?

Конечно, идеи правят миром и заниматься наукой надо, экономика должна быть инновационной, построение гражданского общества повышает конкурентоспособность страны. В России со всеми этими вещами дела обстоят неважно, и стоит подумать насчет того, чтобы перестроить систему, например, по образу и подобию США. Но при всей кажущейся здравости этой идеи следует учитывать историческую перспективу. США выстраивали свою систему 250 лет. Далеко не факт, что подобный опыт возможно повторить за 10-20 лет. Также далеко не факт, что этот опыт удачно приживется в ином историческом пространстве. Если и идти в таком направлении, то не через серию революций, а постепенно, от застоя к застою, каждый раз понемногу изменяя систему. Пройдут десятилетия, прежде чем в народе утихнет дискурс о наследии Сталина, о тоталитарном режиме СССР, о грабительской приватизации 90-х, о «власти жуликов и воров» и других проявлениях автократии. Сменится несколько правителей, прежде чем методы нынешнего правления сменятся иной управленческой моделью.

А пока нам предстоит осваивать опыт адаптации к застойным временам, благо, есть обширный исторический материал, как надо «крутиться» в условиях тотального госрегулирования.