Бэкмология – искусство нахождения простоты. Это методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


вторник, 7 февраля 2017 г.

Эволюция культуры



Наша способность к саморегуляции собственной психики практически на всех ее уровнях натолкнула нас на ряд важных выводов. Один из таких выводов: в Природе любое движение имеет циклический характер. Цикличность порождает представление об управлении и обратной связи. Другой вывод: все материальное имеет составной характер. Любой объект состоит из совокупности мелких объектов, взаимодействующих между собой. Еще один важный вывод касается информации. Помимо материальных объектов есть еще информация, благодаря которой все имеет некоторую форму, организованность. Также мы решили, что существует некая базовая информация, лежащая в основе всякой организации.

На основе этих выводов мы стали пытаться описывать окружающий нас мир и столкнулись с трудностями, что всякое наше описание оказывалось неточным, приблизительным, не всегда отражающим сущность вещи. Тогда мы внимательно посмотрели на самих себя и решили, что наше восприятие реальности происходит путем абстрагирования и обобщения. Исследуя какую-нибудь вещь, мы пытаемся выделить в ней наиболее характерные свойства, а несущественные отбрасываем. Наша субъективность (предвзятость) в определении характерных свойств является причиной ошибочных описаний. Избавиться от субъективности позволяет коллективная деятельность – в споре субъективностей рождается объективность. Искусство ведения спора мы назвали наукой, а вопросы интерсубъективности вышли для нас на первый план.

Научный дискурс произвел на свет много информации, всю эту информацию надо было как-то обрабатывать и хранить, и мы придумали компьютеры. Далее, глядя на компьютеры, мы сделали вывод, что наше изобретение далеко не случайно, – весь мир является гигантским компьютером, всякая вещь может быть представлена моделью, которую можно запрограммировать. Модельный подход стал основополагающим. Метафизика, как стремление установить изначальную сущность реальности, мира, пространства, времени, бытия, существования, свелась к построению теорий и моделей, а для их систематизации стали строить онтологии.

Теперь уже оказалось неважным, что на самом деле представляет собой мироздание, – критерием объективности стала реализуемость на практике придуманной модели. Если согласно модели можно создать что-то полезное, значит, она верно интерпретирует реальность. Философам не осталось ничего иного, кроме как исследовать работающие модели, и, обобщая их, пытаться строить метамодели. Вся старая философия стала использоваться как источник фантазии для построения новых моделей. Таким образом, мы решительно сместили акцент с исследования мира Природы на мир создаваемых нами артефактов.

Искусственная реальность – это тоже реальность, и если она нас вполне устраивает, зачем тратить свою энергию на постижение того, что мы не в состоянии постичь. Оказалось, что нам значительно проще создавать искусственные продукты питания, обучать детей по примеру машинного обучения, а политику и экономику свести к нескончаемому дискурсу о пользе или вреде той или иной схемы управления.

В новой реальности процветает тот, кто способен мыслить моделями: способен предлагать свои модели, понимать суть навязываемых ему моделей и при этом не зацикливается ни на одной из них. И похоже, назад к мышлению Канта и Гегеля, где все надо было разложить по полочкам, мы уже не вернемся никогда. Новая схема культуры лучше соответствует нашей сущности. Даже кантовская трансцендентальная апперцепция идеально укладывается в нее. Мы генерируем идеи, на которые способен наш мозг, и проверяем их на практике. Побеждает (выживает) тот, кто может навязать свои идеи окружающим. Навязываемая идея должна резонировать (находить какое-то понимание) в мозгу обывателя. Другими словами, пастух (лидер) знает, на какие кнопки чувственности и рассудка надо нажимать, чтобы повести за собою стадо (массы). А поскольку таких кнопок много, то возможности для новых идей почти неограниченны – у каждого есть шанс проявить себя. Только вот не каждый может преодолеть барьеры, за которыми зиждется его собственная креативность.


Комментариев нет:

Отправить комментарий