Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


вторник, 18 апреля 2017 г.

Недостаточность в человеке

Взгляд на человека как недостаточное существо обоснован тем, что человек принужден от рождения преобразовывать внешний мир, движимый чувством неудовлетворенности. Неудовлетворенность в той или иной форме сопровождает человека на протяжении всей жизни, начиная свою историю с рождения человека, в момент которого он навсегда теряет комфортное единство со средой, свойственное перинатальному периоду. Само рождение актуализирует границу со средой, через которую путем личных усилий нужно переходить для удовлетворения потребностей.

С самого начала жизни человеку постоянно чего-то недостает: еды, жилья, любви, творчества, сильных переживаний или, наоборот, покоя, и никакое фактическое изменение внешней ситуации не приводит к сколь-нибудь длительному периоду достаточности во всех отношениях. Конечно, биологическая, природная жизнь требует того, чтобы витальные потребности постоянно возобновлялись. Сама природа полагает недостаток условием жизни. Но человеческое стремление к оптимальному, «лучшему» существованию переходит заданные природой нормы выживания. Человек отличается от животного тем, что в процессе восполнения своих недостатков он не может остановиться. Именно человеку свойственны обжорство; убийство ради спорта (охота); накопительство, не имеющее явной практической целесообразности. Физиологический аномальный аналог «бытия из недостатка» – булимия: болезненное поглощение пищи при отсутствии чувства насыщения, когда пища становится единственным интересующим и желанным объектом. Булимия – наглядный пример недостаточности, которая не может быть восполнена никаким количеством привнесенного физического субстрата, так как внутренняя пустота, отсутствие нечто – это отсутствие не физическое, а… онтологическое? Недостаточность нужна человеку для того, чтобы жить, но неужели ее восполнение – основной способ бытия человека?

Для человека нехватка является принципом его конституции. Нехватка для него есть и принцип внутренней формы. Важно, что здесь нехватка – это обыкновенная эмпирическая нехватка (неполнота, недостаточность, ущербность), у которой неопределенное и неограниченное множество проявлений любого рода, ничем не связанных меж собой. Подобный принцип внутренней формы означает, что способ существования человека характеризуется своеобразной тотальной разъединенностью, рассыпанностью, раздробленностью. Каждая парадигма конституции и каждый актуализующий ее «индивид» обладают несопоставимостью, несоотносимостью со всеми прочими, и в этом смысле – абсолютной отдельностью; они представляют собой сугубую единичность, отдельную выделенную точку, или, что то же, – сингулярность. Этот вывод вновь возвращает нас к тому, что человека естественно описывать в топологическом дискурсе. Его способ существования определяется ключевым топологическим свойством: человек существует как абсолютно несвязное множество – множество сингулярностей.

Недостаточность в ее нормальных и патологических проявлениях заслуживает быть объектом философского исследования по причине важного сопровождающего ее феномена – страдания. Именно это экзистенциальное выражение недостаточности обусловливает стремление человека от нее освободиться, ее преодолеть. Философа же оно побуждает отправиться на поиск бытийных оснований, могущих осветить и природу недостаточности, и способы обращения с ней и поставить проблему онтологической недостаточности.

Очерчивая основные ареалы жизни человека, в которых проявлена недостаточность, как то: сфера здоровья, биологическая жизнь, экзистенциальные переживания, психологическое и социальное пространство, – мы видим, что побуждение преодолеть себя, выйти за свои границы или даже радикально навсегда устранить недостаточность (что является, например, целью духовно-религиозных практик) возникает не только вследствие «устройства» экзистенции как постоянной трансгрессии своих границ (перехода непроходимой границы, прежде всего – границы между возможным и невозможным). Таковую устроенность можно было бы считать благой данностью, «структурой» человеческого существования как самосовершенствования, и в таком случае стремление к преодолению недостаточности как неотъемлемой характеристики жизни, которая и подразумевает вечное восполнение какой-либо нехватки, выглядело бы если не глупым, то непонятным. Однако все вышеперечисленные сферы жизни несут в себе главную причину столь явного желания преодоления, которое проходит через всю человеческую историю – страдание.

Страдание в той или иной форме сопровождает человека на протяжении всей жизни. Оно является центральной проблемой для древних традиций, осмысляющих мир и человека. В буддизме идея страдания выражена в первой Благородной Истине: быть – значит, страдать. Эта истина касается не только человеческого, но и всего живого мира, спасение которого для восточной культуры не менее важно, чем спасение человека. В христианстве единство греха для всех предполагает не преступление против Закона. Первородный грех – это болезненное состояние мира и человека. Младенец невинен в смысле совершения преступления, но грешен, как и все люди, так как обнаруживает признаки этого болезненного состояния: плач, агрессия – одним словом, страдание.

Страдание является главным экзистенциальным мотивом преодоления недостаточности, равно как и практическим аргументом в пользу ее актуальности для исследования. Онтологическая недостаточность – тема насущная прежде всего для самой жизни. Толчок к исследованию должен исходить не от спекулятивных задач философии, а от самих вещей.

Недостаточность актуальна не только для построения философской системы понимания человеческой ситуации, но и для осознания того, как человек чувствует и переживает эту недостаточность, принимающую вид то страдания, то скуки, то абсурда, и как с ней справляется. Не придуманное теоретическое понятие задает тон этой работе, но реальная «задетость», неудовлетворенность, незавершенность конечного человеческого существа – страдание, которое первично: мы конечны, потому что нам больно. Боль побуждает спрашивать о ее причинах. Как ответ на это вопрошание появляется философия – и когда-то в мировой истории, и сегодня в жизни конкретного человека.

Исследуя феномен недостаточности, мы встречаемся в философии с двумя основными терминами в ее обозначении: «нехватка» (который, к примеру, используют М. Хайдеггер, Ж.-П. Сартр, К. Ясперс) и «недостаточность» (который встречаем у А. Гелена, Х. Плеснера, М. Бахтина).

Недостаток чего-либо постоянно ощущается человеком в повседневной жизни и играет фундаментальную, структурирующую роль в человеческом существовании.

Термин «недостаточность» имеет смысл хронической нехватки, «не покрывающей потребности», изъяна, несовершенства, неправильности, тогда как «нехватка» подразумевает более частный и преходящий характер, устранимый ее восполнением чем-либо конкретным.

В медицинском контексте недостаточность означает хроническую нехватку функции какого-либо органа по отношению к жизнедеятельности целого организма. Онтологическая недостаточность также подразумевает целое бытия, в отношении которого человек находит себя несамодостаточным. Недостаточность есть недоопределенность человеческого бытия до целого, и она имеет два следствия. С одной стороны, она означает пространство свободы и возможность саморазвития, трансцендирования своей природы, а с другой – незащищенность, отсутствие гарантий, страдание – «брошенность в мир» и обреченность на жизнь.

Трансцендирование – это выход человека за свои собственные границы, как биологические, так и духовные, то есть преодоление себя. Феноменально трансцендирование являет себя как экзистенциальная перемена, достигаемая в «переходе».

Не всякое трансцендирование есть путь к трансценденции. Важна диалектика пути трансцендирования. Он может вести к встрече с Богом, к добру, к трансценденции как духовной, надсоциальной основе бытия – тогда это путь «философской веры», или же к самоутверждению любой ценой – это путь «воли к власти». В зависимости от выбора наделенного несамодостаточностью человека трансцендирование может означать и творческое пространство, и эгоистический тупик.

Попытку преодоления недостаточности можно рассматривать в перспективе движения экзистенции к трансценденции. Движение здесь понимается как такое духовное изменение индивидуального бытия, в котором бытие осознает себя принадлежащим трансценденции – целостности, находящейся за границами человеческого существования и мира и придающей этому миру смысл и ценность.


Комментариев нет:

Отправить комментарий