Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


понедельник, 31 июля 2017 г.

Эссе о разуме

 Неоднозначность и неопределенность – вечные спутники человека, ибо без них он не сможет ощущать своего развития: интеллектуального и духовного. Мир предстает перед человеком именно так, чтобы тот не чувствовал себя скованным единственной его интерпретацией. Разнообразия живых форм могло бы и не быть, если бы оно не создавало у человека непостижимого могущества Природы.

Эволюционное развитие – всего лишь одна из возможных интерпретаций наблюдаемой картины. Хотя она и является общепризнанной, ее состоятельность можно оценить только при наличии других интерпретаций. Другими совами, выбор делается, только когда есть несколько вариантов – изначальная единственность и однозначность не предполагает необходимости в каких-либо интеллектуальных усилиях, разума нет там, где невозможно его применение.

Таким образом, можно полагать, что разум возникает в ответ на сложность мира, а можно считать, что сложность специально конструируется, чтобы оправдать появление разума. Обе эти интерпретации напрямую завязаны на сложность мира, но по-разному ее используют в причинно-следственном отношении: либо сложность мира является причиной возникновения разума, либо разум является причиной появления сложности мира.

В отношении сущности человеческого разума возможны и другие интерпретации. Человечество может быть источником получения какого-то ценного ресурса для высшего разума. Коллективный разум людей есть не более чем виртуальная реальность, программа исследования поведения интеллектуальных агентов. Эта интерпретация – излюбленная тема фантастов, но как известно, фантасты часто верно предсказывают ход дальнейших событий.

Поскольку разум не самодостаточен, ему нужна постоянная информационная подпитка, есть основания полагать, что существует некая система, составной частью которой и является разум. Он – необходимый связующий механизм для поддержания жизнеспособности этой системы. Возможно, функция разума – рефлексия происходящего в системе. Для контроля событий необходимо их отражать и проверять на соответствие принятым планам. Посыл здесь такой: любая система требует периодической диагностики, иначе ее ждет разрушение; разум производит все необходимые мероприятия по комплексной диагностике. И значит, необходим пересмотр теории систем. Всякая система должна включать разумное начало, не бывает системы без разума.

Сегодня многие ученые склонны считать Вселенную разумной. По мере накопления знаний об устройстве мироздания становится все более и более очевидным, что без разумного начала ни о каких симметриях, закономерностях не может быть и речи.

Поведение человека часто считается неразумным. Человеческий разум порой кажется иррациональным, склонным к фатальным ошибкам.

Но почему разум должен быть совершенным? Кто определяет критерии его совершенства?

Система, работающая без ошибок, должна заранее знать все возможные проблемы, которые могут возникнуть на протяжении всего ее жизненного цикла. Если она таким знанием обладает, разум ей нужен для самодиагностики. Соответственно, система, работающая с ошибками, не знает обо всех возможных проблемах, и разум не сможет ее уберечь от фатальных ошибок. Тогда, возможно, совершенный разум способен выявлять фатальные ошибки и перестраивать систему так, чтобы она работала без них. Такое представление о совершенном разуме можно взять за основу.


Если есть совершенный разум, то какой прок от несовершенного, ординарного разума? Почему Природа поступает столь «неразумно», создавая плохо приспособленные к жизни системы?

Философ здесь скажет, что совершенство – это идеал, к которому можно только стремиться. Сразу вспоминаются постулаты диалектики, утверждения о борьбе как движущей силе прогресса. Признавая необходимость борьбы, оправдываешь все кажущиеся несуразности Природы. Люди убивают друг друга, и выживают сильнейшие, с сильным интеллектом; идет постоянный естественный отбор наиболее приспособленных к жизни особей – так рождается сверх раса.

Но возможна и иная интерпретация. Совершенный разум проявляет себя в высшей степени рационально. Исключение критических ошибок требует грамотного отношения к остальным ошибкам – они должны самоустраняться. Никакой борьбы нет, есть система естественных отношений в условиях ординарного разума. Когда возникает ошибка, такой разум регистрирует ее и подвергается разрушению, чтобы ошибки больше не было. Как говорится: «нет человека, нет и проблемы». Таким образом, ординарный разум – это агент по устранению некритических ошибок. В самоорганизации живых форм важнейшим механизмом является их смерть при возникновении ситуации, близкой к критической. Процессы создания и разрушения систем равноценны по степени их важности. Система должна естественным образом разрушаться, если попадает в критическую ситуацию, из которой не предусмотрен выход. Ее место не остается пустым – постоянно образуются новые системы.

Так называемая конкуренция – это лишь упрощенная модель воспроизводства систем с ординарным разумом. Они постоянно будут создаваться и разрушаться, образуя нужное многообразие и при этом не обременяя совершенный разум их контролем. Причем в наличие совершенного разума можно даже не верить.

Человеческий интеллект нельзя назвать мощным, но его достаточно, чтобы обеспечить выживание людей без посторонней помощи. Интеллект муравья вообще считается примитивным, но и его достаточно для выживания вида. По сравнению с муравьем человек обладает неизмеримо более богатым поведением, но приспособленность его к жизни не выше, чем у муравья. Без принятия специальных мер защиты жизни и человека, и муравья постоянно угрожает какая-то опасность. Если характеризовать уровень интеллектуального развития приспособленностью к жизни, то человек не слишком далеко ушел от муравья. В отличие от них совершенный разум абсолютно приспособлен к жизни – ему ничто не угрожает, он не совершает ошибок, подводящих его к летальному исходу.

Итак, разум есть приспособленность к жизни. Такое определение разума кажется вполне «разумным», но интуитивно недостаточным. Чего же здесь не хватает?

По всей видимости, способности разума познавать самого себя. Это комплексное свойство проявляется во множестве признаков.

Разум составлен из частей, которые сами не являются разумными. «Разум» состоит в определенном способе организации этих частей.

Во всем есть логика, но причины и следствия образуют циклические (или более сложные) цепи. Разум способен давать несколько описаний одного явления. Одного объяснения никогда не бывает достаточно, только несколько объяснений претендуют на полноту. Всякий объект может быть отнесен к определенному классу, но это не означает, что его нельзя отнести и к другим классам.

Все сообщения кодируются. Надо распознавать систему кодирования и соответствующим образом интерпретировать сообщение.

Ни одна интерпретация не отражает полной сути явления. В каждый момент доступен только один из фрагментов этой сути. Разум позволяет связывать фрагменты в единую картину, не упуская из виду, что эта картина – построение самого разума.

Части образуют целое, но целое не есть совокупность частей – части взаимодействуют между собой, что приводит к образованию новых качеств. Разум различает эти качества и связывает их с образованием целого из частей.

Разум присутствует в разнообразии всевозможных само-: самоорганизация, самоконтроль, саморазвитие, самосовершенствование, самореализация и т.д.

Разум в ограниченном своем проявлении может служить инструментом всякой созидательной или разрушительной деятельности.

Инструментальность разума наглядно проявляется в религии. В понимании верующего, разум – это индикатор, отличающий истину от заблуждения, правильное от неправильного. Все, что запрещено Писанием, представляет собой скрытое или явное зло для человека, а все, что разрешено, – благо. Таким образом разум способствует правильному веропониманию; более разумен тот, у кого сильнее вера.


Окно Овертона



В наш информационный век, когда технологический прогресс стал сутью и сердцевиной человеческой цивилизации, а моральные нормы и высокие понятия о вечных ценностях отошли, как минимум, на второй план, хочется поговорить о таком научном факте, как Окно Овертона. Рассмотрим суть данного явления и его ужасающий, разрушительный потенциал.

Происхождение теории «Окно Овертона»

Окно Овертона (оно же окно дискурса) – это теория или концепция, с помощью которой в сознание даже высокоморального общества можно насадить любую идею. Границы принятия таких идей описываются теорией Овертона и достигаются при помощи последовательных действий, состоящих из вполне четких шагов. Ниже мы подробно остановимся на каждом из них.

Свое название Окно Овертона получило в честь американского социолога Джозефа Овертона, который в середине 90-х годов предложил данную концепцию. С помощью этой модели Овертон предлагал оценивать суждения общественного мнения и степени его приемлемости.

По сути, он просто описал технологию, которая действует на протяжении всего существования человека. Просто в древние времена она понималась интуитивно, подсознательно, а в век технологий обрела конкретные формы и математическую точность.

Окно Овертона и его возможности

Давайте рассмотрим возможности Окна Овертона. При помощи этой теории в сознание самого ортодоксального общества можно насадить, в принципе, совершенно любую идею. Делается это в несколько этапов, которые детально прописаны.

Возьмем, к примеру, гомосексуализм. Если это явление и существовало в предыдущие века, то оно, как минимум, считалось чем-то постыдным. Однако во второй половине XX и в начале XXI веков общество могло реально наблюдать, как действует Окно Овертона.

Сначала в СМИ стали появляться многочисленные публикации о том, что гомосексуализм – это если и отклонение, то оно естественное. Ведь мы же не осуждаем чрезмерно высоких людей, так как их рост обусловлен генетикой. То же самое, писали журналисты, происходит и с гомосексуальным влечением.

Затем стали появляться многочисленные так называемые исследования, которые доказывали тот факт, что гомосексуализм является естественной, хоть и непривычной стороной человеческой жизни. Проходили годы, а окно дискурса Овертона продолжало выполнять свое назначение.

Вскоре стало выясняться, что многие выдающиеся представители человеческой культуры были сторонниками однополых отношений. После этого в масс-медиа начали появляться признания политиков, шоу-звезд и других заметных людей в своей гомосексуальности. В конечном счете, теория Овертона сработала с потрясающей точностью, и то, что еще 50 лет назад считалось немыслимым, на сегодняшний день является нормой.

Женоподобные мужчины с бородами в обтягивающих колготках и кружевном белье заполонили собой буквально все медийное пространство. И теперь во многих развитых странах считаться гомосексуалистом не только нормально, но и престижно. Ты можешь стать победителем крупного мирового шоу только потому, что твой образ идеально вписывается в один из шагов окна Овертона, а не благодаря своему таланту.

Как работает Окно Дискурса Овертона

Работает Окно Овертона достаточно просто. Ведь технология программирования общества существовала во все времена. Не случайно Натан Ротшильд, основатель династии миллиардеров Ротшильдов говорил: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Великие и сильные мира сего всегда скрывали истинное значение тех или иных событий, вызванных искусственным путем.

К примеру, глядишь, в какой-то «хромающей» стране появился иностранный благодетель, который с помощью своих миллиардных фондов способствует якобы важнейшим реформам. Однако  вследствие этого государство доходит до дефолта, а все его активы оказываются в руках «благодетеля». Как вам кажется, это совпадение?

Итак, окно дискурса делится на шесть четких этапов, в процессе которых общественное мнение безболезненно меняется на диаметрально противоположное:

Основная суть данной концепции заключается в том, что все происходит незаметно и, как кажется, естественным образом, хотя на самом деле совершается искусственным путем навязывания. Используя Окно Овертона можно легализовать что угодно в самом буквально смысле этого слова. Ведь программирование общества – это тема стара, как мир, и господствующие классы мировой элиты превосходно об этом знают.

Но давайте рассмотрим принцип действия технологии Овертона на классическом примере каннибализма.

Окно Овертона: как легализовать каннибализм

Вообразите себе, что кто-то из телевизионных ведущих какой-то популярной программы внезапно выскажется о каннибализме, то есть о физическом поедании человеком человека, как о чем-то вполне естественном. Разумеется, это просто немыслимо!

Реакция общества будет настолько бурной, что такого ведущего непременно уволят с работы, а может и  привлекут к уголовной ответственности за нарушение того или иного закона о правах и свободах человека. Однако если запустить в ход Окно Овертона, тогда легализация каннибализма покажется для четко работающей технологии стандартной задачей. Как это будет выглядеть?

Шаг первый: Немыслимо

Безусловно, для первоначального восприятия идея каннибализма выглядит в глазах общества просто как чудовищное мракобесие. Однако если регулярно через средства массовой информации касаться этой темы с разных сторон, люди незаметно привыкнут к самому факту существования данной темы. Никто же не говорит о принятии этого, как нормы.

Это пока еще немыслимо, но табу уже снято. Существование идеи становится известным широким массам людей, и они уже не ассоциируют его исключительно с дикими временами неандертальцев. Таким образом, общество готово к следующему этапу окна Овертона.

Шаг второй: Радикально

Итак, полный запрет на обсуждение темы снят, но идея каннибализма по-прежнему категорически отвергается населением. Периодически, в той или иной передаче мы слышим ультралевые высказывания, связанные с темой людоедства. Но это воспринимается как радикальный бред одиноких психопатов.

Однако они начинают чаще появляться на экранах, и вскоре общественность уже наблюдает, как собираются целые группы таких радикалов. Они организовывают научные симпозиумы, на которых пытаются с точки зрения формальной логики объяснить каннибализм, как естественное явление древних племен.

Предлагаются к рассмотрению различные исторические прецеденты, как, например, мать, которая, спасая своего ребенка от голодной смерти, напоила его собственной кровью.

На данном этапе Окно Овертона находится в наиболее решающей стадии. Вместо понятия людоедства или каннибализма начинают употреблять корректный термин – антропофагия. Значение то же самое, а вот звучит более по-научному. Звучат пока еще считающиеся немыслимыми и радикальными предложения по узаконению такого явления.

Людям навязывается принцип: «Если не ты съешь соседа, тогда сосед съест тебя». Нет-нет, в настоящее цивилизованное время о каннибализме и речи быть не может! Но почему бы не создать закон о допустимости антропофагии в исключительных случаях голода или при медицинских показаниях?

Если вы общественный деятель, тогда в прессе вам будут регулярно задавать вопросы о вашем отношении к такому радикальному явлению, как антропофагия. Уклонение от ответа считается ограниченностью и всячески порицается. В сознании людей накапливается база отзывов самых различных представителей социума о людоедстве, как таковом.

Шаг третий: Приемлемо

Третий шаг теории Овертона переводит идею на приемлемый уровень. В принципе, тема давно обсуждается, все уже к ней привыкли, и холодный пот на лбу при слове «каннибализм» ни у кого не выступает.

Все чаще можно слышать репортажи о том, что антропофилов спровоцировали на какое-то действие, или сторонники движения умеренного каннибализма собираются на митинг.

Ученые продолжают плодить бредовые утверждения о том, что желание поедать другого человека заложено природой. Тем более что на разных этапах истории каннибализм практиковался в той или иной мере, а потому явление это свойственно людям и вполне нормально.

Здравомыслящие представители общества выставляются в дурном свете, как нетерпимые и отсталые люди, ненавистники социальных меньшинств и прочее.

Шаг четвертый: Разумно

Четвертый этап концепции «Окно Овертона» приводит население к восприятию разумности идеи антропофагии. В  принципе, если не злоупотреблять этим делом, то оно вполне допустимо в реальной жизни. Развлекательные телепрограммы придумывают забавные сюжеты, связанные с каннибализмом. Люди смеются над этим, как над чем-то обыденным, хотя и немного странным.

Проблема приобретает множество направлений, видов и подвидов. Солидные представители общества разбивают тему на недопустимые, приемлемые и вполне разумные элементы. Обсуждается процесс узаконивания антропофагии.

Шаг пятый: Стандартно

Теперь окно дискурса почти добилось своей цели. Переходя от разумности каннибализма к обыденному стандарту, в массовое сознание начинает насаждаться мысль о том, что эта проблема весьма остро стоит в обществе. Толерантность и ученая подоплека данного вопроса уже ни у кого не вызывают сомнений. Наиболее независимые публичные особы выступают с нейтральной позицией: «Сам я не такой, но мне все равно, кто и что поедает».

В масс-медиа появляется огромное количество телевизионных продуктов, которые «окультуривают» идею поедания человеческого мяса. Выпускаются фильмы, где каннибализм – это обязательный атрибут наиболее популярных кинолент.

Сюда же подключается статистика. В новостях можно регулярно слышать о том, что процент антропофилов, населяющих землю, оказался неожиданно большим. В Интернете предлагаются различные тесты на проверку скрытой склонности к каннибализму. Внезапно оказывается, что тот или иной популярный актер или писатель имеет прямое отношение к антропофагии.

Тема окончательно выходит на первый план мировых СМИ по типу вопроса гомосексуализма в наше время. Эту идею берут в оборот политики и бизнесмены, ее используют, как хотят для достижения любых личных выгод.

Серьезно рассматривается вопрос влияния человеческого мяса на развитие интеллекта. Обязательно будет замечено, что IQ у каннибалов существенно выше, чем у простых людей.

Шаг шестой: Политическая норма

Финальная стадия Окна Овертона – это свод законов, которые обеспечивают каннибалам свободное использование и распространение идей поедания человека. Всякий голос, поднявшийся против тотального безумия, будет караться, как посягающий на свободу и права человека. Массово насаждается понятие порочности тех, кто выступает против антропофагии. Их называют человеконенавистниками и людьми ограниченного умственного диапазона.

Учитывая безграничную толерантность современного общества, в защиту каннибалов будут учреждаться разные движения. Становится насущным вопрос защиты этого социального меньшинства. Все! На данном этапе общество обескровлено и раздавлено.

Вступает в силу фраза Маяковского: «Голос единицы тоньше писка». Уже никто, даже религиозные люди не находят в себе силы противостоять подкрепленному законом безумию. Отныне поедание человеком человека – это политическая, действующая норма жизни.

Принцип Овертона, на примере каннибализма, сработал на все сто процентов. Бурные аплодисменты!

Окно Овертона – технология уничтожения

Некоторые люди задаются вопросом: а возможно ли, чтобы концепция Джозефа Овертона работала для достижения добрых целей? Вполне возможно, что ответ будет положительный. Однако если оставаться реалистом, то понятно, что это однозначная технология уничтожения.

Нет возможности описывать глобальные исторические процессы, которые подтверждают разрушительный смысл данной теории. В таком случае невольно задаешься вопросом: неужели все кончено, и мы попали на крючок собственных технологий окончательно и бесповоротно? Неужели теория мирового заговора неумолимо подтверждается?

Здесь уместно вспомнить слова телеведущего из известной передачи: «Мировое правительство, безусловно, существует, но это не известные нам политики, а власть денег, которая не персонифицирована».

Так неужели завтра какой-то миллиардер захочет при помощи окна Овертона провернуть безумную махинацию с общественным сознанием, и мы не сможем ему воспротивиться?

Противостояние действию Окна Овертона

В жизни тяжелее всего оставаться самим собой. Как вы могли заметить, Окно Овертона направлено именно на стимуляцию подсознательных основ человеческой жизни. Это касается, прежде всего, вопроса нормальности.

Мы боимся показаться ненормальными в обществе, где нам активно навязывают гомосексуализм. Мы не решаемся возразить заведомому ложному утверждению, если оно поддерживается большинством. Все это не позволяет нам выйти за рамки «нормальности» в глазах других людей.

Однако немудрено, если через сто лет человек, который не приемлет совокупление на улице или посреди рыночной площади будет считаться ненормальным! Так не лучше ли сейчас, когда мы узнали, что такое Окно Овертона, начать самостоятельно мыслить, а не бездумно съедать ту информацию, которую для нас готовят на «овертоновских» кухнях различные СМИ?

Быть для всех хорошим невозможно точно так, как и быть для всех нормальным. И если в обществе понятие толерантности выходит за  рамки здравого смысла, не предпочтительнее ли остаться со здравым смыслом, без толерантности?

Тем более важно понимать, что именно там, где граница между добром и злом практически отсутствует, Окно Овертона имеет все шансы на успешную реализацию своих разрушительных идей.


воскресенье, 23 июля 2017 г.

Модель сознания


 Вопрос сознания, точнее самосознания, то есть ощущение собственного «я», считается одним из ключевых в спорах о природе и происхождении разума, его роли в эволюции, а также перспектив создания искусственного интеллекта и/или искусственного разума.

Согласно гипотезе, основанной на эволюционном подходе, в ходе эволюции гоминид происходило усложнение социальной организации. Для успешного выживания в растущей группе, предкам человека требовалось прогнозировать поведение соплеменников, предсказывать их реакции на те или иные поступки. Нужна какая-то модель поведения других особей, а образцом такой модели служит собственный мозг и заключенный в нем механизм принятия решений. Поэтому мозг создает мысленную модель самого себя, которая и используется для прогнозирования поведения соплеменников. В результате возникают все более и более усложненные рекурсивные представления – «модель планируемого поступка» – «взгляд на себя и свой поступок глазами соплеменников, который построен на базе мысленной модели себя» – «модель реакции соплеменников и сопоставление этой реакции с желательной для меня» – «внесение поправок в модель своего поступка»…

Циклические нейронные контуры и рекурсия, будучи постоянно задействованы, порождали, в конце концов, представление о некоей автономности «я», его независимости от тела. Модель мышления, построенная в собственном мышлении, обретает самостоятельность и кажется объективной сущностью.

Данные предположения находят все больше подтверждений в исследованиях нейробиологов, которые уже делают попытки локализовать местонахождение этой «модели себя» в коре головного мозга.

Согласно описанной гипотезе, появление сознания неизбежно привело к формированию религиозных представлений у древних людей. Ведь кажущаяся независимость собственного «я» от тела переносится на сородичей. Когда сородич погибает, его живой образ остается в памяти, возвращается в сновидениях. Отсюда, возможно, происходят погребальные обряды, а также вера в бессмертие души и загробный мир.

Можно предложить следующую аналогию – мозг это компьютер, который принимает сигналы от внешнего мира. На основании этих сигналов он строит виртуальную модель окружающей среды, используемую для принятия решений. Однако для принятия точных решений, такая модель неизбежно должна включать в себя и модель самого мозга как субъекта принимающего решения. Эта модель даже не догадывается о своей виртуальности, а считает себя самостоятельной сущностью.

Концепция самосознания как виртуальной модели самого себя имеет аргументы со стороны эволюционной антропологии, нейробиологии и философии. Следует отметить, что такая трактовка сознания, с одной стороны, является революционной и отвергает большинство привычных нам представлений. И, разумеется, принять эти идеи достаточно сложно и неприятно. Теряют всякий смысл представления о душе как некоей независимой субстанции, феномен самосознания приобретает вполне материалистическое объяснение. Мысль о том, что все твои чувства, эмоции, переживания, размышления есть просто своеобразный выверт эволюционного механизма вряд ли доставит большинству из нас удовольствие. Религия, как и астрология, оттого и пользуется популярностью, что придает человеку некое сверхзначение, хотя по сути, человек обычное животное, заполучившее своеобразное приспособление для выживания – разум.

Как писал Станислав Лем, успех астрологии объясняется очень просто:

Некто явился на свет, потому что его папаша однажды ночью, скажем так, не устранился в нужный момент и лишь из-за этого стал папашей. Его мамаша, сообразив, что стряслось, принимала хинин, прыгала, не сгибая ног, со шкафа на пол, но все это не помогло. Таким образом, Некто появляется на свет, оканчивает какую-то школу, торгует в магазине подтяжками, служит на почте или в конторе — и вдруг узнает, что предыстория была совсем другая. Планеты выстраивались именно так, а не иначе, знаки зодиака старательно и послушно складывались в особенный узор, одна половина небес сговаривалась с другой, чтобы Некто мог появиться на свет и встать за прилавок или сесть за конторский стол. Это внушает бодрость. Все мироздание, видите ли, вертится вокруг него.

Сложно спорить с тем, что высокоумные рассуждения богословов всех мастей и конфессий, религиозных философов от Бердяева до Тейяра де Шардена, о духовном величии человека не укладываются в эту модель продавца подтяжек.

Впрочем, если отвлечься от мизантропических рассуждений, то следует признать, что из концепции рекурсивного сознания можно извлечь немало пользы. Собственно, любые знания всегда приносят пользу. Понимание механизма сознания, способно существенно подвинуть работы в области искусственного интеллекта и моделирования сознания.

Данная трактовка, по сути, развенчивает надежды приверженцев концепции «сильного искусственного интеллекта», которые полагают, что любая вычислительная система, которая сравниться в мощности с мозгом, автоматически приобретет самосознание. Если следовать рекурсивной модели, то мощность единичной вычислительной системы может многократно превосходить человеческую, но никакой потребности в создании модели себя у такой системы не будет, а, следовательно, не будет и сознания. Однако, появляются перспективы создания машинного интеллекта, пусть не обладающего самосознанием (да нужно ли оно?), но зато способным отображать сознание отдельных личностей.

Точно также, совсем не обязательно иметь сознание даже развитым животным – вроде тех же дельфинов. Их среда обитания более однородна, чем у наземных животных, поведение в группе сравнительно простое, следовательно, нет смысла в сознании. Впрочем, это доказывают зеркальные тесты, согласно которым, только человек и орангутанг узнают себя в зеркале. Зеркальный тест является одним из признаков присутствия в мозгу «модели себя», то есть самосознания.

Ну и в заключении можно вспомнить пользующуюся определенной популярностью в среде идеалистов от исследования проблемы сознания теорему Гёделя, которую они трактуют как неспособность познающей системы познать самое себя, оставляя тем самым лазейку для всякой эзотерики.

Если подходить к трактовке разума с позиций «модели себя в себе», то очевидно, что никакой проблемы неполноты не существует. «Я» это виртуальная модель, созданная мозгом и нет никаких препятствий, почему бы этой виртуальной модели не включить в себя свое описание. Она для этого как раз и предназначена.


вторник, 11 июля 2017 г.

Бэкмология о морали




 Мораль определяет формулы поведения и общения людей в обществе, это предписания, как люди должны относиться друг к другу.

Для общества жизненно важным является не столько следование ее членов установленным моральным нормам, сколько возможность в любом действии усматривать моральную составляющую, поднимать тему морали в любой ситуации и никогда ни в одном обсуждении моральных вопросов не ставить финальную точку.

Функционирование общества не было бы возможно без морали. Благодаря морали удается держать людей и социальные группы в рамках мирного сосуществования, удерживать их от постоянного столкновения друг с другом. Мораль придает определенную прочность общественным связям, образует фундамент, на котором становится возможен любой общественный договор. Апелляция к морали – последний действенный довод в любом зашедшем в тупик споре.

При всей проработанности вопросов этики мораль не стала разделом права, т.е. не приобрела форму закона. Мораль не считается обязательной для исполнения, и в этом есть глубокий смысл. Общество постоянно развивается, и чтобы не сдерживать его развитие, мораль носит лишь рекомендательный характер. В периоды стагнации общества мораль приобретает почти законодательную силу, что усугубляет общий кризис и неминуемо ведет к очередной революции. Цивилизация представляет собой не одно монолитное общество, а набор разных обществ – это обеспечивает необходимое многообразие как драйвер дальнейшего развития.

По-видимому, по каким-то неведомым нам законам развитие цивилизации существенно важнее, нежели благо людей в каждом обществе. Поэтому мораль никогда не выводится на первый план. Она важна для усреднения поведения в массах, но не ограничивает поведение лидеров, ведущих массы к очередным изменениям. Лидеры нередко пренебрегают моральными нормами, которые мешают исполнению их планов. Отсюда явно следует, что далеко не каждый лидер поступает на благо общества и тем более на благо отдельных людей, но, по всей видимости, такое состояние дел необходимо для движения цивилизации вперед – без социальных экспериментов невозможно истинное развитие. На первом плане всегда интересы цивилизации, далее следуют интересы каждого общества, а затем уже интересы отдельного человека.

Человек сам преследует собственные интересы, об интересах цивилизации и обществ должны позаботиться все люди. Не удивительно, что личные интересы часто не совпадают с интересами общественными. Но это, скорее, нормально, чем аномалия.

Мораль обеспечивает постоянную связь каждого отдельного человека и общества, она призвана балансировать личные и общественные интересы, что в общем сделать удается. Естественно, при этом удовлетворятся личные интересы далеко не каждого конкретного человека. Но мораль изначально на это и не рассчитана, важно чтобы большинство людей считали благо общества благом лично для себя. С такой задачей мораль справляется.

Допускается как нормативная, так и ситуативная мораль. Благодаря гибкости морали где-то удается подавить чрезмерно широкие потребности людей, где-то удается отстоять их жизненно важные интересы. За ее гибкость мораль нередко подвергают критике. Но следует отчетливо понимать, что и критика морали в конечном итоге работает на нее – чем больше критикуют мораль, тем более действенно ее применение. Мораль – не догма, а механизм, который должен ежесекундно работать, никогда не давая фатальных сбоев. А вся история человечества убедительно показывает, что у морали фатальных сбоев никогда не было. Никакие войны, инквизиции, тоталитарные режимы и т.п. не свели развитие цивилизации на нет. Все это – несомненная заслуга морали.

Мораль можно считать несовершенной, двуличной, продажной и т.п. Однако действенность механизма морали не вызывает никаких сомнений. К примеру, люди с сознанием правового нигилизма убеждены, что нормы права и морали ограничивают индивидуальные свободы, делают человека несчастным. Но только эти «несчастные» люди почему-то не желают жить отдельно от общества, получать абсолютную «свободу» вдали от цивилизации. Сомнительно, что аморальный человек получает больше свободы. Ведь от него отворачиваются люди, ему не доверяют, ни с кем он не может создать дружеских отношений – и чего он может добиться, какую может устроить жизнь со своей аморальной свободой?