Бэкмология – это практика всесторонней комплексной поддержки рационального поведения. В ее состав входят модели, свод знаний, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений и объединяющая их методология.

Бэкмология включает пособие «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, и пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


воскресенье, 23 июля 2017 г.

Модель сознания


 Вопрос сознания, точнее самосознания, то есть ощущение собственного «я», считается одним из ключевых в спорах о природе и происхождении разума, его роли в эволюции, а также перспектив создания искусственного интеллекта и/или искусственного разума.

Согласно гипотезе, основанной на эволюционном подходе, в ходе эволюции гоминид происходило усложнение социальной организации. Для успешного выживания в растущей группе, предкам человека требовалось прогнозировать поведение соплеменников, предсказывать их реакции на те или иные поступки. Нужна какая-то модель поведения других особей, а образцом такой модели служит собственный мозг и заключенный в нем механизм принятия решений. Поэтому мозг создает мысленную модель самого себя, которая и используется для прогнозирования поведения соплеменников. В результате возникают все более и более усложненные рекурсивные представления – «модель планируемого поступка» – «взгляд на себя и свой поступок глазами соплеменников, который построен на базе мысленной модели себя» – «модель реакции соплеменников и сопоставление этой реакции с желательной для меня» – «внесение поправок в модель своего поступка»…

Циклические нейронные контуры и рекурсия, будучи постоянно задействованы, порождали, в конце концов, представление о некоей автономности «я», его независимости от тела. Модель мышления, построенная в собственном мышлении, обретает самостоятельность и кажется объективной сущностью.

Данные предположения находят все больше подтверждений в исследованиях нейробиологов, которые уже делают попытки локализовать местонахождение этой «модели себя» в коре головного мозга.

Согласно описанной гипотезе, появление сознания неизбежно привело к формированию религиозных представлений у древних людей. Ведь кажущаяся независимость собственного «я» от тела переносится на сородичей. Когда сородич погибает, его живой образ остается в памяти, возвращается в сновидениях. Отсюда, возможно, происходят погребальные обряды, а также вера в бессмертие души и загробный мир.

Можно предложить следующую аналогию – мозг это компьютер, который принимает сигналы от внешнего мира. На основании этих сигналов он строит виртуальную модель окружающей среды, используемую для принятия решений. Однако для принятия точных решений, такая модель неизбежно должна включать в себя и модель самого мозга как субъекта принимающего решения. Эта модель даже не догадывается о своей виртуальности, а считает себя самостоятельной сущностью.

Концепция самосознания как виртуальной модели самого себя имеет аргументы со стороны эволюционной антропологии, нейробиологии и философии. Следует отметить, что такая трактовка сознания, с одной стороны, является революционной и отвергает большинство привычных нам представлений. И, разумеется, принять эти идеи достаточно сложно и неприятно. Теряют всякий смысл представления о душе как некоей независимой субстанции, феномен самосознания приобретает вполне материалистическое объяснение. Мысль о том, что все твои чувства, эмоции, переживания, размышления есть просто своеобразный выверт эволюционного механизма вряд ли доставит большинству из нас удовольствие. Религия, как и астрология, оттого и пользуется популярностью, что придает человеку некое сверхзначение, хотя по сути, человек обычное животное, заполучившее своеобразное приспособление для выживания – разум.

Как писал Станислав Лем, успех астрологии объясняется очень просто:

Некто явился на свет, потому что его папаша однажды ночью, скажем так, не устранился в нужный момент и лишь из-за этого стал папашей. Его мамаша, сообразив, что стряслось, принимала хинин, прыгала, не сгибая ног, со шкафа на пол, но все это не помогло. Таким образом, Некто появляется на свет, оканчивает какую-то школу, торгует в магазине подтяжками, служит на почте или в конторе — и вдруг узнает, что предыстория была совсем другая. Планеты выстраивались именно так, а не иначе, знаки зодиака старательно и послушно складывались в особенный узор, одна половина небес сговаривалась с другой, чтобы Некто мог появиться на свет и встать за прилавок или сесть за конторский стол. Это внушает бодрость. Все мироздание, видите ли, вертится вокруг него.

Сложно спорить с тем, что высокоумные рассуждения богословов всех мастей и конфессий, религиозных философов от Бердяева до Тейяра де Шардена, о духовном величии человека не укладываются в эту модель продавца подтяжек.

Впрочем, если отвлечься от мизантропических рассуждений, то следует признать, что из концепции рекурсивного сознания можно извлечь немало пользы. Собственно, любые знания всегда приносят пользу. Понимание механизма сознания, способно существенно подвинуть работы в области искусственного интеллекта и моделирования сознания.

Данная трактовка, по сути, развенчивает надежды приверженцев концепции «сильного искусственного интеллекта», которые полагают, что любая вычислительная система, которая сравниться в мощности с мозгом, автоматически приобретет самосознание. Если следовать рекурсивной модели, то мощность единичной вычислительной системы может многократно превосходить человеческую, но никакой потребности в создании модели себя у такой системы не будет, а, следовательно, не будет и сознания. Однако, появляются перспективы создания машинного интеллекта, пусть не обладающего самосознанием (да нужно ли оно?), но зато способным отображать сознание отдельных личностей.

Точно также, совсем не обязательно иметь сознание даже развитым животным – вроде тех же дельфинов. Их среда обитания более однородна, чем у наземных животных, поведение в группе сравнительно простое, следовательно, нет смысла в сознании. Впрочем, это доказывают зеркальные тесты, согласно которым, только человек и орангутанг узнают себя в зеркале. Зеркальный тест является одним из признаков присутствия в мозгу «модели себя», то есть самосознания.

Ну и в заключении можно вспомнить пользующуюся определенной популярностью в среде идеалистов от исследования проблемы сознания теорему Гёделя, которую они трактуют как неспособность познающей системы познать самое себя, оставляя тем самым лазейку для всякой эзотерики.

Если подходить к трактовке разума с позиций «модели себя в себе», то очевидно, что никакой проблемы неполноты не существует. «Я» это виртуальная модель, созданная мозгом и нет никаких препятствий, почему бы этой виртуальной модели не включить в себя свое описание. Она для этого как раз и предназначена.


вторник, 11 июля 2017 г.

Бэкмология о морали




 Мораль определяет формулы поведения и общения людей в обществе, это предписания, как люди должны относиться друг к другу.

Для общества жизненно важным является не столько следование ее членов установленным моральным нормам, сколько возможность в любом действии усматривать моральную составляющую, поднимать тему морали в любой ситуации и никогда ни в одном обсуждении моральных вопросов не ставить финальную точку.

Функционирование общества не было бы возможно без морали. Благодаря морали удается держать людей и социальные группы в рамках мирного сосуществования, удерживать их от постоянного столкновения друг с другом. Мораль придает определенную прочность общественным связям, образует фундамент, на котором становится возможен любой общественный договор. Апелляция к морали – последний действенный довод в любом зашедшем в тупик споре.

При всей проработанности вопросов этики мораль не стала разделом права, т.е. не приобрела форму закона. Мораль не считается обязательной для исполнения, и в этом есть глубокий смысл. Общество постоянно развивается, и чтобы не сдерживать его развитие, мораль носит лишь рекомендательный характер. В периоды стагнации общества мораль приобретает почти законодательную силу, что усугубляет общий кризис и неминуемо ведет к очередной революции. Цивилизация представляет собой не одно монолитное общество, а набор разных обществ – это обеспечивает необходимое многообразие как драйвер дальнейшего развития.

По-видимому, по каким-то неведомым нам законам развитие цивилизации существенно важнее, нежели благо людей в каждом обществе. Поэтому мораль никогда не выводится на первый план. Она важна для усреднения поведения в массах, но не ограничивает поведение лидеров, ведущих массы к очередным изменениям. Лидеры нередко пренебрегают моральными нормами, которые мешают исполнению их планов. Отсюда явно следует, что далеко не каждый лидер поступает на благо общества и тем более на благо отдельных людей, но, по всей видимости, такое состояние дел необходимо для движения цивилизации вперед – без социальных экспериментов невозможно истинное развитие. На первом плане всегда интересы цивилизации, далее следуют интересы каждого общества, а затем уже интересы отдельного человека.

Человек сам преследует собственные интересы, об интересах цивилизации и обществ должны позаботиться все люди. Не удивительно, что личные интересы часто не совпадают с интересами общественными. Но это, скорее, нормально, чем аномалия.

Мораль обеспечивает постоянную связь каждого отдельного человека и общества, она призвана балансировать личные и общественные интересы, что в общем сделать удается. Естественно, при этом удовлетворятся личные интересы далеко не каждого конкретного человека. Но мораль изначально на это и не рассчитана, важно чтобы большинство людей считали благо общества благом лично для себя. С такой задачей мораль справляется.

Допускается как нормативная, так и ситуативная мораль. Благодаря гибкости морали где-то удается подавить чрезмерно широкие потребности людей, где-то удается отстоять их жизненно важные интересы. За ее гибкость мораль нередко подвергают критике. Но следует отчетливо понимать, что и критика морали в конечном итоге работает на нее – чем больше критикуют мораль, тем более действенно ее применение. Мораль – не догма, а механизм, который должен ежесекундно работать, никогда не давая фатальных сбоев. А вся история человечества убедительно показывает, что у морали фатальных сбоев никогда не было. Никакие войны, инквизиции, тоталитарные режимы и т.п. не свели развитие цивилизации на нет. Все это – несомненная заслуга морали.

Мораль можно считать несовершенной, двуличной, продажной и т.п. Однако действенность механизма морали не вызывает никаких сомнений. К примеру, люди с сознанием правового нигилизма убеждены, что нормы права и морали ограничивают индивидуальные свободы, делают человека несчастным. Но только эти «несчастные» люди почему-то не желают жить отдельно от общества, получать абсолютную «свободу» вдали от цивилизации. Сомнительно, что аморальный человек получает больше свободы. Ведь от него отворачиваются люди, ему не доверяют, ни с кем он не может создать дружеских отношений – и чего он может добиться, какую может устроить жизнь со своей аморальной свободой?