Бэкмология – искусство нахождения простоты. Это методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


воскресенье, 30 сентября 2018 г.

Человек – это звучит гордо?


Устройство нашего организма соответствует устройству мира, в котором мы живем. Любая конструкция, если она построена, соответствует миру. Это означает, что через конструирование мы постигаем устройство мира и самих себя. Наше мышление – инструмент конструирования. То, как мы мыслим, позволяет нам строить конструкции и тем самым изучать мир.

В отношении конструирования опыт мышления нам указывает: мир не подстраивается под нас – мы подстраиваемся под мир. Существует поговорка: «что посеешь, то пожнешь». Она хорошо отражает сущность процесса мышления. Мы сами определяем, какой будет структура материи, и по получаемым результатам судим, насколько наши определения оказались продуктивными. Нельзя сконструировать все что угодно, надо искать установленные правила конструирования. Это наша первая важнейшая схема. От нее мы строим все остальные схемы. Ценными считаются схемы, которые позволяют «пожинать плоды». Из первой схемы логично вывести вторую важнейшую схему: надо определить такую структуру материи, которая позволила бы всегда и во всем ставить продуктивные конструктивные цели, приводящие к нужным результатам. Пока нам это сделать не удается, мы используем третью важнейшую схему – паразитирование (потребление за счет других): «кто сильный – бьет, и бьет больней того, кто слабый». Мы паразитируем друг на друге и на всех возможных ресурсах планеты. Третья схема –  существенное упрощение второй схемы. Это очень простая схема, дающая быстрые результаты, но она приводит к необходимости создания большого количества схем организации социальной жизни. Дело здесь в том, что паразитирование надо как-то прикрывать и оправдывать. Пока третья схема подменяет вторую, мы также бурно фантазируем насчет возможной структуры материи, чтобы слегка приукрасить свою малопродуктивную деятельность.

Апофеозом самооправдания служит следующее религиозно-философское рассуждение.

Как бы ни была мала единица материи, мы все же, по логике, должны будем смочь коснуться левой стороны одной частицы и правой стороны другой, а значит, каждая частица должна иметь правую и левую стороны, так же, как и верх и низ, так же, как и ближнюю и дальнюю часть. И если каждая частица имеет хотя бы два из этих измерений, тогда она все равно (потенциально) делима на более мелкие частицы материи. Поскольку эта логика может быть повторена до бесконечности с еще более мелкими частицами, то нельзя сказать, что есть хоть какая-то такая вещь как мельчайшая единица материи. И если нет мельчайшей единицы материи, тогда нельзя говорить, что материя самосуще существует.

Если нам не дано установить структуру материи, если у материи вообще нет структуры в том смысле, как мы это понимаем (иерархия частиц), то вторая схема оказывается неверной и на ее место вполне законно претендует третья схема. Таким образом, паразитирование становится нашей главной сущностью.

Конечно, первочастицы может и не быть. Возможно, в основе нашего мира лежит сложнейший механизм, работу которого мы пытаемся упрощенно интерпретировать в объектной парадигме. Если мы сами способны на невероятные фантазии, не означает ли это, что для первоосновы весь наш мир – не более чем тривиальное упражнение по конструированию? Существует мнение, что на базе простого не может возникнуть сложное, а сложное проявляет себя в виде упрощенных фрагментов. Такое мнение нельзя просто игнорировать. Если наши способности действительно сильно ограниченны, нам не следовало бы ставить перед собой глобальные задачи определения структуры материи, и совершенствование в паразитировании – предел наших мечтаний. Однако тем мы и отличаемся от остальных живых форм на Земле, что в нас заложено стремление к конструированию, творчеству. Создается такое ощущение, что в человеке запрограммирована особая миссия – в условиях неопределенности пытаться развиваться. Как будто кто-то очень могущественный ставит эксперимент по испытанию жизнеспособности очередной интеллектуальной конструкции – человека.

На Земле обнаружены артефакты, свидетельствующие о пребывании на ней в далеком прошлом высокоразвитых форм жизни. Они оставили после себя пирамиды, но не научили людей, как правильно смотреть на мир. Это может указывать на то, что способности посетивших нас форм были тоже ограниченными. Не делится знаниями только тот, кто чувствует свою беззащитность, уязвимость. Но есть и иной вариант объяснения. Мы сами не пытаемся научить кур читать и писать – они слишком примитивны для таких интеллектуальных упражнений. Возможно, и человечество является примитивной живой формой, не способной постичь закономерности Вселенной. Ведь когда говорят, что структура материи непостижима, это все равно что подтвердить диагноз: не хватает мозгов разбираться в происходящем. Мы изначально пытаемся уложить все в простые схемы, видя лишь часть картины. Это как все время видеть проекцию объемного тела на плоскости. Проекция – часть мира, в ней можно жить и даже что-то конструировать, но постичь весь мир, будучи в ней, никогда не удастся. Похоже, наше мышление объектами – это отражение проекции мира. Такое мышление никогда не позволит нам достичь высоких результатов в конструировании. Но иного мышления у нас никогда не будет.

На дне старинного пруда личинки обитают
И над загадкой бытия извечно размышляют.
Личинок мучает вопрос: что там, за гладью вод?
Что будет с каждою из них, куда она уйдёт?

Сюда вернуться, рассказать обычно обещают,
Но обещания свои, увы, не выполняют.
И лишь лягушка объяснить стремится иногда, –
Никто не может проникать назад, на дно пруда.

Что над водою мир иной, поистине чудесный,
Где превращаются в стрекоз небесно-легковесных,
Сверкают крыльями они, прекрасен их полёт!
Личинки все не верят ей, – лягушка складно лжёт.

И так живут из века в век, в неведенье и страхе,
Не сомневаясь: жизнь одна, лишь там – на дне, во мраке.
Нелёгкий груз своих забот стараются нести,
И не готовятся к тому, чтоб крылья обрести.

(«Метаморфозы» Нина Антюшкина)

Согласно гипотезе Дарвина, человечество – лишь следующая форма развития живых форм после обезьян. Отсюда и много сходств в поведении человека с поведением животных. При этом вовсе не обязательно,  что человек произошел от обезьяны. Более вероятно, что человек – отдельный проект развития, поставленный после успешного завершения проекта обезьянообразных. И чтобы появились действительно высокоинтеллектуальные особи, потребуется еще ряд проектов усовершенствования белковых форм жизни.

Все животные мыслят схемами. Многие схемы у них врожденные, но есть схемы, которые образуются в результате обучения. Человек также мыслит схемами. Однако у него поведение строится преимущественно на выученных схемах. Люди не слишком способны к материальному конструированию, что компенсируется у них способностью конструирования схем. Все это сдобрено богатым механизмом эмоций, скрывающим ущербность схем.

Человек! он велик, несомненно.
Говорит эрудит современный:
"Я всё знаю, и всё я могу,
Мне придуманный Бог ни к чему.

Сам хозяин я жизни своей,
Обойдусь я без учителей!"
Да, сейчас человек много знает,
Компетентным себя он считает...

Почему же больницы полны,
Не исчезли все войны с земли?
Почему в нищете прозябают,
Почему грабят нас, развращают?

Почему же отравлены реки,
Стали жертвой наркотиков дети?
Может, Бог создал трудности эти?
Нет, проблемы создал человек,
Его разум – источник всех бед.

(«Человек - это звучит... гордо?» Нина Антюшкина)

 Когда мы говорим о силе, то подразумеваем наличие у нас слабости Аналогично, совершенствование означает присутствие несовершенства, развитие – неразвитость, знание – незнание. Наличие огромного количества правил, регламентов, инструкций, руководств и т.п. наталкивает на мысль, что с поведением человека что-то не так, психика не настолько совершенна, чтобы всегда принимать рациональные решения, и нуждается в постоянной помощи.

Человек не может обходиться без консультаций других людей. Каждый индивид в состоянии выполнять работу в определенной области, если его этому научили, и имеет весьма смутное представление об областях, в которых у него нет знаний и тренировки. Такая картина кажется вполне нормальной, и никто даже не задумывается о том, что это ярко свидетельствует об ограниченных способностях человека.

Вообще, процесс получения знаний сопряжен с огромными трудностями. Многие слова многозначны, дисциплины слабо связаны между собой, в каждой науке по одному вопросу имеет место несколько альтернативных теорий, на одну тему написано множество книг, и не ясно, какая из них наилучшим образом освещает тему. К тому же информация нередко намеренно искажается, подается тенденциозно, плюрализм мнений считается нормой. Все это не способствует эффективному приобретению знаний.

Свобода слова, принимаемая за высшую ценность, на деле чаще всего выражается в фантазировании или пустой болтовне. Каждый специалист знает кое-что кое о чем. Крайне трудно найти человека, имеющего реальный опыт решения определенной задачи, поэтому приходится создавать специальные тесты, оценивающие компетенции и квалификацию индивида. Получение образования сводится к натаскиванию на прохождение экзамена, а не на получение полезного знания. Система образования постоянно подвергается критике, но на деле ситуация принципиально не меняется. Все это – звенья одной цепи, имя которой «тотальная некомпетентность».

Ограниченность способностей преодолевается развитием специализации. Социум и экономика устроены таким образом, чтобы в максимальной степени ее поддерживать. В результате отношения между людьми становятся крайне запутанными, и часто вместо решения конкретных задач людям приходится разбираться с проблемами организации и оплаты труда. Конфликты на работе – обычное явление. Все причины конфликтов – в некомпетентности людей. Кто-то не так завернул гайку, кто-то не то посчитал, кто-то передал не ту информацию… Отсутствие знание всегда компенсируется эмоциями. На любой случай у людей находится оправдание или отговорка:  «А ты сам попробуй!», «Не надо было торопить!», «Что ты хочешь получить за такую зарплату!?», «Надо было четче ставить задание!», «Везде бардак, как можно работать в таких условиях?» и т.д.


Редкий руководитель может создать слаженную компетентную команду, где бы не было конфликтов и серьезных проблем. Неслаженный коллектив принимается как норма жизни. Люди даже не могут представить себе, чтобы на работе не приходилось тратить нервы на преодоление неорганизованности.


пятница, 28 сентября 2018 г.

О схемах просто



Мы почти ничего не знаем о мире, однако довольно эффективно действуем в нем. Почему? Ответ на это вопрос на удивление прост. Мы создаем и поддерживаем схемы (программы и правила). Только благодаря схемам нам удается успешно действовать и развиваться. Мир позволяет нам создавать схемы и использовать их в качестве инструкций действия.

Любая живая форма функционирует на основе схем. У растений, грибов, насекомых и др. эти схемы предопределены. Человека отличает способность активно создавать новые схемы.

Ментально человек имеет дело исключительно со знаками-обозначениями, т.е. символами. За ними стоят образы и их конфигурации. Оперирование символами – это инструкции по оперированию образами. Конфигурация символов – это сохраненная инструкция.

Символ – упрощенный образ, указывающий на образ явления реальности. Символами легко оперировать. Слова используются в качестве символов для обеспечения коммуникации. Слова состоят из букв, а буквы имеют звучание. Зная звучание букв, можно произносить слова. Слова (лексика) и правила обращения с ними (фонетика, синтаксис, грамматика) образуют язык.

Сцены явлений реальности выражаются комбинациями символов – схемами. Для этого должны быть символы, отражающие местоположение, движение, состояние, событие, воздействие, модальность и др. Все, что различается и повторяется, получает свой символ.

Сенсорная система (анализаторы), ответственная за восприятие сигналов различных модальностей из окружающей или внутренней среды, предоставляет входную информацию. Эта информация служит как для формирования команд органам управления (моторика, речь и др.) на основе существующих схем, так и для образования новых схем. Схемы – это алгоритмы обработки информации.

На основе существующих схем создаются новые схемы. Кажется, это почти не составляет никакого труда. Достаточно заменить одни символы другими и новая схема готова. Таким образом создаются метафоры, появляются фантазии в сновидениях и искусстве.

Все, что нам говорят, есть схемы. Если нам понятна передаваемая схема (понятен смысл предложения), мы реагируем на нее. Реакция будет зависеть от более важных схем – наших ценностей, убеждений, текущих потребностей. Тот, кто передает схему, знает, что она будет интерпретироваться адресатом в контексте его актуальных схем. Отправитель никогда не может рассчитывать на точное выполнение его инструкции.

Все научные теории – не более чем схемы. Теория оказывается правдоподобной, если схема приложима к реальности, т.е. ее использование дает практические результаты. Тогда говорят, что теория (схема) работает.

Что в отношении схем важно понимать?

Люди постоянно тужатся создавать новые схемы. Некоторые схемы (в науке и технике) дают практическую пользу. Но большинство схем создается для социальных игр или развлечения.

Все схемы – предмет авторского права. Что бы вы ни придумали, это можно смело называть своим именем и пытаться продавать. Некоторые люди живут только тем, что создают новые схемы.

А главное, всякая социальная и ментальная практика (секта, тренинг, медитация, учение гуру и т.п.) строится на схеме. Будет ли эта схема работать для вас – большой вопрос. Кстати, все изложенное здесь – тоже схема. Этому вполне можно не верить.

среда, 19 сентября 2018 г.

Краткое введение в первую схему, или «откуда растут ноги»


Мир проявляется через его постижение. Если есть начало мира, то постижение этого начала требует введения двойственности – наряду с началом должен существовать тот, кто его постигает и который не относится к началу. То есть без двойственности невозможно постижение мира. Реальность всегда пребывает в двойственности. Единство возможно только в двойственности.

Начало мира нельзя не постигать, ибо существование мира проявляется через знание о нем. Знание имеет субъект. Его первичная цель – постижение мира. Достижение цели происходит через конструирование (развитие) мира. Конструирование происходит на основе схем.

Существует первая схема:

  • знаки – построители схем
  • схема вне субъекта (начало)
  • схема внутри субъекта
  • экземпляр (вещь), создаваемый на основе схемы
  • мир (лабораторная среда), в которой создается экземпляр
  • субъект, как особый экземпляр, способный создавать вещи на основе схем
  • прасубъект – носитель сценария (плана) – всеобщей схемы; находится вне мира, поэтом не является его экземпляром; прасубъект создает мир, вещи и субъектов в мире

Прасубъект обладает фундаментальным знанием о мире. Это знание проявляется в построении им мира на основе сценария. Каждая создаваемая по сценарию вещь играет свою роль. Создание субъектов в мире необходимо прасубъекту для расширения знания о мире, т.к. его знание о начале мира неполно.

Субъект оперирует (мыслит) схемами. Схемы он создает на основе получаемых им знаков. Реализуемые им схемы – вещи (явления). Субъекту не известен сценарий прасубъекта. О его наличии субъект может судить только путем интерпретации (анализа) получаемых знаков.

Для субъекта не существует способа опознания иного, кроме как его отражения в себе и себя в нем. Реальность всякой сущности обеспечивается не ею самою как таковой, а ее «отражением» («наблюдением») в прочих сущностях. Сущности нет вообще, раз ее нет для других. Быть через других есть модус всякой реальности в бытии.

Отражение выражается в разнообразии модальностей отношений многих сущностей: отражение, вмещение одного другим, рождение в себе, поглощение одного другим, исхождение одного из другого. Кроме того, поскольку рождается (отражается) полное подобие, то отраженное сущее содержит в себе как отражение сам модус отражения и себя, как и в себе.

Схема есть проявление фундаментального механизма отражения. Она присутствует во множестве ипостасей (качествах).


Все вышеизложенное есть схема субъекта. В отношении мироустройства субъект может создавать и другие схемы. Любая схема будет иметь для субъекта ценность до тех пор, пока она помогает ему конструировать реальность. Ни одну схему нельзя считать верной, т.к. в противном случае субъект перестанет создавать новые схемы, т.е. не будет играть отведенную ему роль. Данное утверждение правомерно только в рамках приведенной схемы. Другие схемы могут утверждать собственную абсолютную правомерность. Только субъект решает, какая из схем ему больше подходит. Цена такого решения – жизнь.


среда, 12 сентября 2018 г.

Этюд о неопределенности


Сначала несколько общих, но очень важных фраз. Есть неопределенность, ее надо преодолевать, и в этом состоит движение. Противоречие есть символ преодоления неопределенности.

Неопределенность означает наличие субъекта, пусть даже и элементарного. Субъект различает неоднородность, что приводит к его обменному процессу со средой. Сам субъект является неоднородностью в среде, что создает между субъектом и средой напряжение.

Замечено, что в Природе любое неравновесие, или противоположности, имеет тенденцию к переходу в однородность (баланс). Так, разность потенциалов приводит к возникновению электрического тока, выравнивающего потенциалы на обоих концах. Второй закон термодинамики утверждает то же: теплота сама собой переходит лишь от тела с большей температурой к телу с меньшей температурой и не может самопроизвольно переходить в обратном направлении.

Однако сначала неравновесие каким-то образом должно возникнуть. Но как оно может возникнуть, если все стремится к равновесию? В этом и состоит противоречие. По Гегелю, противоречие является источником развития. Противоречие Гегель называл корнем всякого движения и жизненности. Нечто, подчеркивал он, движется, обладает импульсом и деятельностью, «лишь поскольку… имеет в самом себе противоречие».

Неопределенность возникает вместе с субъектом. Но что было до появления субъекта? Означает ли это, что до субъекта не было никакой неопределенности?

Неопределенность вместе с субъектом либо возникает сама собой, либо так было нужно по какому-то плану. Мы не знаем, какой вариант правильный. Значит можно строить рассуждения в обоих направлениях, ни одно из которых нельзя считать приоритетным.

Однако существует и другой вариант рассуждений. Никакой неопределенности вовсе нет, она не возникала, а есть вечное движение, которое в одном из своих проявлений (информационном) позволяет говорить лишь о локальной неопределенности. У движения нет ни начала, ни конца, но если взять фрагмент движения, то начало и конец появляются. Так, в круговом движении можно выделять сколько угодно секторов, все они имеют начало и конец, между которыми и будет присутствовать неопределенность. Другими словами, неопределенность – это следствие выделения начала и конца.

Тогда встает вопрос: для чего нужно определять начало и конец? Ответ таков: это создает проявленность движения. Движение должно как-то проявлять себя. Но зачем? Т.к. иначе нельзя будет говорить о движении, движение всегда существует для кого-то. То есть сущность категории движение далеко не примитивна, движение как перемещение, изменение – это лишь вершина айсберга.

В диалектическом материализме движение – объективный способ существования материи, ее абсолютный неотъемлемый атрибут, без которого она не может существовать и который не может существовать без нее.

Нет материи без движения, а движения без материи. Так мы мыслим. Ничего иного нам в голову пока не приходит. Именно отсюда проистекает неопределенность. Ведь получается «замкнутый круг» (следует заметить, что круг не может быть незамкнутым): материю надо определять через движение, а движение есть атрибут материи.

К чему все эти рассуждения? А к тому: что бы мы ни утверждали, всегда найдется контраргумент. Любая теория обслуживает наши потребности, т.е. она верна до тех пор, пока помогает удовлетворять наши нужды. А кто знает, как далеко они могут распространяться?

Все вышеизложенное не есть философские умозаключения. Нас интересуют вполне прикладные моменты. Именно благодаря таким рассуждениям мы можем заключить, что одного единственного мировоззрения не бывает. Мировоззрений всегда будет много, и все они «непримиримы» между собой. С этим надо учиться жить, т.к. иначе жизнеспособность будет постоянно подвергаться опасности. Бэкмология придумана именно для того, чтобы помочь учиться жить в таком ключе.

К тому же все вышеизложенное – не более чем схема, т.е. составляющая некоего мировоззрения. Имеется множество схем по поводу того, как следует или не следует жить. Каждый выбирает те схемы, которые укладываются в его мировоззрение. При этом у одного «получается» жить, а другой не вылезает из проблем, пусть даже не им самим придуманных. Отсюда напрашивается вывод, что далеко не все схемы способствуют поддержанию жизнеспособности. Какой выбор будет правильным? Несомненно, тот, что удовлетворяет потребности. Следовательно, надо как можно более четко определяться со своими потребностями. Одна из сторон неопределенности – люди не могут или боятся делать выбор. И опять получается «замкнутый круг». Выход один – надо делать выбор, пусть даже он будет сегодня неверным. С практикой появится умение делать «верный» выбор применительно к конкретной ситуации, помня, что выбор всегда ситуативен.


Это приводит к необходимости расширения мировоззрения. Чем шире мировоззрение, тем легче сделать выбор в конкретной ситуации, поскольку ситуация будет интерпретироваться более широко, появится возможность маневра.