Бэкмология – искусство нахождения простоты. Это методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


среда, 13 ноября 2019 г.

Религия, наука и вера



К разряду религиозных относится любое утверждение, что определенные свойства вселенной и живых организмов лучше объясняются разумной причиной (разумный замысел), а не естественными процессами, такими как эволюция путем естественного отбора. Представители теории разумного замысла, в частности, разрабатывают методы, которые, по их мнению, позволяют отличить события, произошедшие вследствие случайных причин, от событий, причиненных «разумным замыслом», то есть, сознательным актом какого-то обладателя разума. Обычно, сторонники теории разумного замысла избегают употребления слова Бог, как и обсуждения вопроса о том, кто автор разумного замысла, ограничиваясь аргументами в пользу самого существования такого разума.

Здесь встает вопрос: не является ли сам естественный отбор разумной причиной?

Разумным замыслом не считается то, о чем человеку не сообщили. Почему человек строит дом? Потому что дом обеспечивает ему безопасность (укрытие) от природной стихии, способной нанести немалый вред. Поддержание собственной жизнеспособности – ключевая характеристика человека. Он сам придумал, что нужно строить дом. Опасность для жизни должна сводиться до минимума – стремление к собственной безопасности считается естественным процессом.

Однако идея дома пришла человеку отнюдь не случайно. Сначала он увидел, как животные прячутся от дождя под листьями деревьев или забираются в норы. Увиденное привело к догадке, что надо поступать точно так же. Все изобретения человека так или иначе связаны с тем, что он увидел и исследовал. Природа «говорит» человеку, как она устроена, и подсказывает, что нужно делать. Не следствие ли это разумного замысла?

Если Природа сама не создала для человека автомобиль и компьютер, а заставила его сделать их самому, это не может служить аргументом в защиту слепой эволюции. Приспособляться к среде могут все без исключения живые формы. Чем более развита нервная система организма, тем лучше его способности к адаптации. Если слепая эволюция выбрала путь адаптации только потому, что на этом пути организмы не умирали, едва появившись на свет, то уже в этом «потому» есть логика разумного замысла. Нельзя сделать выбор без критерия выбора.

Любая предопределенность, будь то Большой Взрыв или усложнение нервной системы в живых организмах, означает наличие разумного замысла. Случайность не предполагает никакой предопределенности. Не может быть «полуслучаности» или «полуопределенности». Люди же в силу своего несовершенства и незнания очень часто пытаются сделать двойной выбор, идти на полумеры. Вся человеческая культура пронизана двусмысленностью, в языке имеет место полисемия и омонимия.

– Товарищ генерал, а в суп мясо не положено!
– Раз не положено, так какого хрена вы хотите?!
– Да нет, по уставу оно положено…
– Ну раз положено, так жрите.

Говорят, что человеку свойственна амбивалантность – двойственность отношения к чему-либо, в особенности двойственность переживания, выражающаяся в том, что один и тот же объект вызывает у человека одновременно два противоположных чувства. Никого не удивляет усмотрение смысла в таких вещах как «плохой хороший человек», «двуличие», «двойные стандарты» и т.п. В качестве оправдания двусмысленности в поведения человека был даже придуман термин «языковая игра».

Слово «игра» имеет уничижительный смысл, внушающий представление о тривиальности, незначительности, условности. («Это только игра».) Лингвистические философы имеют в виду то, что любое утверждение обладает значением, играет роль только в определенном контексте. Этот контекст может быть изобретен искусственно, как это имеет место, когда возглас «Бинго!» играет определенную роль в выдуманной игре; в этом случае перед нами «игра» в буквальном, обыденном смысле. С другой стороны, мы можем принять участие в играх, которые мы не изобрели, в играх, которые как традиции, или как формы жизни существовали в течение долгого времени и которые все играющие знают, но никто из них не может преднамеренно построить. Наиболее важной из этих игр является язык, на котором мы обычно говорим.

Двойственность, игра присутствуют везде, где нет четкого контекста. И поскольку наше знание о мире несовершенно, с определением контекста, как правило, возникают сложности. К тому же люди научились искусно пользоваться этой слабостью в собственных интересах. В частности, все манипулятивные приемы строятся на игре с контекстом. Игра словами, вызывающая определенные эмоции, – обычное явление в практике дискурса. В отношении любой вещи можно вызвать положительные или отрицательные эмоции, каким-то образом связав ее с вызывающим эмоциональную реакцию стереотипом.

Двойственность отношения человека к миру отчетливо проявляется в паре «наука – религия».

К разряду религиозных относится любое утверждение, что определенные свойства вселенной и живых организмов лучше объясняются разумной причиной (разумный замысел), а не естественными процессами, такими как эволюция путем естественного отбора.

В отношении разумного замысла навешивание на него ярлыка религиозности сразу же создает вокруг него контекст антинаучности. Важно создать такой контекст, и позже уже никто не станет разбираться, насколько «антинаучной» является сама наука. Мало кому придет в голову назвать религиозной механику Ньютона, теорию относительности Эйнштейна или всю квантовую механику. Хотя все основания для этого есть, ведь все эти теории построены на вере в существование инвариантов Природы, которые не имеют никакого основания.

Если отождествлять религию с любой верой, то в этом смысле, наука – это религия общепринятой реальности, которая верит в то, что пространство, время и материальные события организуются закономерностями, которые некоторые люди называют «Высшим Разумом». Ученые верят в высшее начало: существование закономерностей, проявляющихся в измерениях пространства, времени и материи. Помимо высшего начала у науки есть ритуал: использовать научный метод для проверки теорий в лабораторном измеримом эксперименте. Вселенная имеет смысл, то есть она подчиняется определенным законам и предсказуема; но человеческие существа – плохие исследователи, подверженные суевериям, пристрастиям, предрассудкам и очень склонные видеть то, что им хочется видеть, а не то, что есть; поэтому для того, чтобы исследовать и понимать правильно, люди должны подчинять себя дисциплине научного метода. Сущность этой дисциплины составляет опыт, то есть мы не можем считать, что мы что-то знаем, если не испытали этого на опыте; но дисциплина научного метода только начинается с опыта: нельзя доверять простому опыту – он должен быть повторим, обычно в форме эксперимента; кроме того, он должен поддаваться проверке, то есть другие люди должны получать те же экспериментальные результаты при тех же условиях опыта.

Можно сказать, что наука – это рациональный, то есть логический метод познания мира. Но также можно утверждать и другое: наука – это религия, основанная на рациональном познании мира. Почему религия? Потому что она основана на вере! Например, на вере в то, что можно рационально познавать мир. Но это утверждение не имеет доказательств. Наука изучает законы. А откуда они взялись? Можно ли эти законы изменить? Кто реализует эти законы? Эти законы универсальны, или они принадлежат только Земле? Никто этого не может доказать, потому что кроме Земли и ее недалеких окрестностей, их нигде и никак нельзя проверить. Поэтому наука зиждется на вере. А где вера, там есть и правда, и заблуждения. Вера и дана человеку для того, чтобы он проверял все это на личностном опыте.

Фрагмент из книги Бэкмологии «Материальное и идеальное»


вторник, 8 октября 2019 г.

Мировоззрение и раса


Проблема мировоззрения, его генезиса и формирования является одной из ключевых в философии. Однако само мировоззрение, как явление духовной жизни человека, возникло раньше философии, ибо присутствовало еще у представителей первобытнообщинных племен, не имевших ни государственно-политической организации, ни официальной идеологии, ни узаконенных массовых религиозных и этических норм поведения. Исследуя сохранившиеся следы наскальной живописи и иные археологические остатки самой примитивной материальной культуры, можно со всей наглядностью убедиться в том, что мировоззрение, как устойчивая система взглядов было присуще человеку на самых ранних ступенях его эволюционного развития. Отсюда закономерно вытекает, что мировоззрение как форма умственной и психической деятельности своими корнями уходит в архаический, сугубо биологический пласт возникновения человека как такового, когда о сформировавшейся социальной системе отношений еще не могло быть и речи.

Таким образом мировоззрение несводимо к философии. Оно шире ее, ибо мировоззрение включает в себя и не философские системы взглядов, такие, например, как мифологические, религиозные и стереотипно-стихийные, возникшие под воздействием средств массовой информации. В современном обществе можно сплошь и рядом наблюдать ситуацию, в которой человек, не обладающий философской культурой, тем не менее является носителем устойчивой системы мировоззренческих взглядов. Новейшие исследования в области высшей нервной деятельности, равно как и простой повседневный опыт, свидетельствуют о том, что выработка человеком мировоззренческой позиции связана с самыми древними в эволюционном плане центрами коры головного мозга.

Если в начале XIX века понятие мировоззрения благодаря творчеству таких философов-идеалистов, как Кант и Гегель трактовалось в сугубо индивидуалистическом плане, но бурный подъем науки изменил положение дел. Развитие медицины, биологии, психологии и антропологии подвело естественнонаучный фундамент под эту философскую категорию. В последнем издании «Философского словаря» под редакцией Г. Шмидта, выпущенном в 2003 году, дается такая общеупотребительная формулировка термина: «Мировоззрение – совокупность результатов метафизического мышления и исследований, причем метафизика понимается как наука, которая объединяет в единое целое формы познания мира: во-первых, различные «естественные» виды мировоззрения, связываемые по традиции с эпохой, народом, расой; во-вторых, философию, стремящуюся к априорному знанию (т.е. знанию, не зависящему от количества индуктивных исследований) во всех областях, и в-третьих, результаты конкретных наук». Как мы видим из формулировки, приводимой авторитетным изданием, мировоззрение напрямую связывается с расой.

В свою очередь тот же «Философский словарь» толкует последнюю так: «Раса (Rasse) – в антропологии группа людей, в которой характерный внешний облик обусловлен общими наследственными конституционными признаками (окраска кожи, форма головы, форма лица и носа, форма и окраска волос, размеры тела и т.д.). В широком смысле понятия раса представляет собой форму, в которой характер человека находит выражение в его внешних признаках, в частности в форме головы и лица».

Простейший анализ этих философских категорий показывает, что они взаимосвязаны, так как мировоззрение сводится к форме познания мира, а раса представляет собой одну из форм мира, по внешним признакам которой можно судить о ее внутреннем сущностном содержании.

Крупнейший немецкий философ Вильгельм Дильтей (1833-1911) в одном из своих поздних и наиболее значительных сочинений «Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических системах» («Новые идеи в философии» Сборник первый. СПб., 1912) писал: «Мировоззрения развиваются при различных условиях. Климат, расы, нации, созданные историей и тем или другим государственным порядком, обусловленные временем деления на эпохи и века, в которые живут нации, оказывая влияние друг на друга, – вот специальные условия, влияющие на многообразие мировоззрений. Жизнь, возникающая при столь специальных условиях, оказывается весьма разнородной, и столь же разнороден и сам человек, создающий себе представление о жизни. Как на всем земном шаре живет бесчисленное множество форм живых существ, между которыми происходит постоянная борьба за существование и за простор для распространения, так и в мире людей развиваются различные формы мировоззрений, вступающие в борьбу между собой за власть над душой. Мировоззрения, содействующие пониманию жизни, ведущие к полезным целям, сохраняются в борьбе, вытесняя более слабые в этом отношении. Так происходит отбор мировоззрений. И в смене поколений жизнеспособные мировоззрения развиваются, становясь совершеннее. Как в многообразии органических живых существ сохраняется одна и та же структура, так и мировоззрения развиваются по одной и той же схеме».

Согласно Дильтею каждое мировоззрение в основе своей заключает систему идеалов и этических норм, а определяющей его стороной является не научно-познавательная, а ценностно-созерцательная, стирающая границы между наукой, искусством, религией и другими формами «жизненного опыта». То есть философия должна теснее смыкаться с антропологией, дополняя последнюю так, чтобы стать всеобъемлющей наукой о человеке.

По мнению другого корифея – немецкого философа Карла Ясперса (1883-1969), также занимавшегося разработкой данной проблемы, любое мировоззрение всегда представляет собой более или менее устойчивую систему взглядов, не берущуюся из ниоткуда одномоментно и не способную исчезнуть под воздействием неких внешних скоротечных условий. Именно поэтому любая форма мировоззрения обладает психологической спецификой его создателей и носителей. И не существует мировоззрения, свободного от особенностей человеческого материала, его исповедующего.

Мировоззрение – это квинтэссенция жизненного опыта, а также стратегия завоевания окружающего мира, определенной группой людей, имеющих общность происхождения и общие жизненные интересы.

Как справедливо писал Дильтей, «Последний корень мировоззрения – это жизнь. Не в мире, а в человеке философия должна искать внутреннюю связь своих познаний. Жизнь, переживаемую людьми, - вот, что желает понять современный человек. Когда-то пытались исходя из мира понимать жизнь. Но имеется только один путь: от понимания жизни – к миру».

Итак, мы видим, что в энциклопедической литературе, а также в трудах классиков философии присутствуют подтверждения обусловленности мировоззрения в том числе и расой. Раса и мировоззрение взаимосвязаны.

Одним из ключевых в философии является понятие «врожденные идеи», которое в «Философском словаре» Г. Шмидта трактуется как «представления и знания, которые не могут быть приобретены, поскольку не имеют отношения к чувственному миру». К их числу относятся и моральные ценности, а само понятие было впервые введено и обосновано Аристотелем в его этической доктрине.

Сегодня нам кажется вполне естественным и очевидным, что культурологи, обществоведы и представители средств массовой информации, ежедневно рассуждая о насущных проблемах, все время апеллируют к категории ценности, как некоей истине в последней инстанции. Но в действительности ценность как философская категория была обоснована сравнительно недавно, лишь в конце XIX века. Мало того, она не соотносилась тогда с некими абстракциями, напротив, ей придавалось сугубо биологическое толкование и в смысле расовой проблематики тоже. Известный французский психолог Теодюль Рибо (1839-1916) в своей книге «Логика чувств» (СПб, 1905) указывал: «Так как анализ ценностей приводит нас к самым общим и элементарным проявлениям психофизиологической жизни, то вполне естественно корень их искать в биологии. Верным объяснением является то, которое сводит ценности к родовым функциям жизненной деятельности, то есть к постоянному способу первичных элементов, к простейшим процессам; которое выводит понятие ценности из принципа органического самосохранения. Так как есть разница в организации между отдельными индивидуумами, то этим и объясняется несходство в оценке ценностей».

Развивая аристотелевскую систему врожденных идей рассуждал и немецкий философ Мориц Эйслер (1818-1890), подчеркивая, что «наша умственная деятельность не создает ценности, она только раскрывает перед нами уже существующие ценности, которые имеют биологические основания». Так же считал и известный французский философ Габриэль Тард (1843-1904), который специально разрабатывал «теорию ценностей»: «Ценность не существует вне нас, нашей субъективной жизни, так как каждая эмоция закреплена наследственностью».

По общему признанию первым, кто в новейшее время обосновал понятие «ценности», является немецкий философ и естествоиспытатель Рудольф Герман Лотце (1817-1881). Критическую науку о ценностях в русле неокантианства развил Вильгельм Виндельбанд (1848-1915), а Макс Шелер (1874-1928) создал феноменологическое направление в «теории ценностей». Они и заложили основы аксиологии – учения о ценностях.

Все эти ученые пришли к закономерному выводу, что ценности не берутся самопроизвольно из ниоткуда, но являются следствием закономерных органических процессов в живой природе и отражают всю совокупность многообразия бытия, проявляющегося в том числе и в расовых вариациях человеческого рода.

Сообразуясь со всем вышеизложенным, можно прийти к важнейшему умозаключению: констатация расовых различий, изучаемых методами биологических наук, неминуемо ведет к выработке системы ценностей, исследуемой методами аксиологии, а та в свою очередь формирует основы мировоззрения как философской системы.

Крупнейший немецкий философ-неокантианец Генрих Риккерт (1863-1936) одним из первых обосновал методологические различия между гуманитарными и естественными науками, а в одной из своих главных книг «Философия жизни» (Науки о природе и науки о культуре. М., 1998) подчеркивал: «Основы биологии играют большую, даже решающую роль не только в эмпирических, но также и в метафизических воззрениях на жизнь, не только в теоретической, но также и в практической части современного мировоззрения». Вообще же, по мнению Риккерта «становится необходимым биологизировать мировое целое, раз мировоззрение должно строиться на биологической основе».

Биологизация мировоззрения неминуемо приводит к созданию всеобъемлющей картины мира (Weltbild), основанной на системе ценностей. И именно Риккерт одним из первых подвел методологическую базу под формирование такого крупного философского направления, как биологизм (Biologismus), которое в «Философском словаре» Г. Шмидта трактуется как «мировоззрение, которое причину всей действительности, точно так же и духовного бытия, переносит в органическую жизнь и выводит нормы человеческого познания и поведения из биологических потребностей и законов. Следует обратить внимание на то, что даже и естественнонаучная картина мира с этой точки зрения определяется уже не только физикой и химией, а во все большей мере биологией».

Подлинную революцию в общественном сознании в сторону его биологизации и эмансипации от схоластических спекуляций совершил Чарльз Дарвин. Сам человек, согласно его учению, а следовательно, и самые глубинные структуры организации его психики, на которых в частности основывается и мировоззрение, подвержены действию общих законов, справедливых для всего органического мира. Человек не является исключением в живой природе и поэтому групповые вариации физических признаков, присущих различным расам, закономерно находят свое продолжение в признаках психических, а многообразие последних отражается в богатейшей палитре всех существующих мировоззрений. Как скучен и бесцветен был бы мир, хотя и населенный людьми разных рас, но придерживающихся одного и того же типа мировоззрения, не зависящего от амальгамы устойчивых наследственных различий, а сводимого к сиюминутным капризам социально-политической конъюнктуры. О всевозможных узнаваемых стилях в искусстве, религии и философии пришлось бы забыть раз и навсегда, ибо они хаотически искажались бы из поколения в поколение ангажированным меньшинством. Не существовало бы, пожалуй, самого ценного и исторически информативного достояния человечества, каковым является фольклор, явленный нам во всем многообразии проявлений жизнедеятельности расовых групп.

Именно в самой структуре мифа, возникшего вместе с той или иной расой, заключено ядро мировоззрения с закодированной в нем системой ценностей и отражающего совокупность потребностей биологического развития данной расы.

Значительные успехи в развитии естествознания, особенно стремительный рост антропологии, психологии, археологии и физиологии, все сильнее и сильнее оказывали воздействие на выработку мировоззренческих концепций. Старое представление о том, что все люди в принципе равны и обладают одинаковой конституцией разума, а, следовательно, могут в процессе обучения воспринять любое мировоззрение, стала отходить в прошлое как наивное и не согласующееся с фактами.

Помимо естественных наук, некоторые философские доктрины также подготавливали наведение мостов между типами мировоззрения и расовой проблемой.

Прежде всего следует вспомнить волюнтаризм (voluntarismus; от лат. Voluntas – «воля») – одно из направлений метафизики и психологии, которое с позиций психологии рассматривает не интеллект, а волю в качестве основной функции психической жизни, а в ракурсе метафизики как основной принцип.

Сам термин «волюнтаризм» принадлежит немецкому социологу Фердинанду Теннису (1855-1936), введенному им в 1883 году. Классическим представителем философии волюнтаризма является Артур Шопенгауэр, для которого воля – главный организующий принцип бытия. Впрочем, элементы волюнтаризма имелись еще в воззрениях стоиков, Августина, Дунса Скота.

Воля является одним из основных признаков расы, потому что стиль ее волеизъявления лучше всего проявляется именно в мировоззрении, которое и является универсальным средством выживания.

Данное направление было развито Фридрихом Ницше, который буквально во всем видел волю к власти. Эдуард фон Гартман (1842-1906), основатель «философии бессознательного», также полагал, что воля существует всюду и проявляет себя спонтанно и бессознательно.

Еще одно направление философии – Философия жизни – ставящее перед собой проблемы изучения смысла, цели и ценности жизни. Но если раса представляет собой форму жизни, явленную нам во всем многообразии физических и психических признаков, то, следовательно, философское осмысление ее многообразной сути закономерно относится к области компетенции данного направления. В свою очередь ключевой вопрос о ценности жизни неминуемо ведет к анализу любого конкретного мировоззрения. Таким образом, проблема взаимосвязи расы и мировоззрения имеет самое непосредственное отношение к философии жизни. Расовые элементы в мировоззрении явственно прослеживаются у Эмпедокла, Платона, Парацельса, немецких романтиков. В наиболее чистом виде оно обнаруживает себя впоследствии в трудах Шопенгауэра и Ницше. Позднее известный французский мыслитель Анри Бергсон (1859-1941) значительное место в процессе познания отвел интуиции, которая, по его мнению, является составной частью психотипа каждой расы. Он также сформулировал понятие «жизненного порыва», которое стало непременным атрибутом расовой философии.

В.И. Вернадский справедливо подчеркнул, что у различных общностей (народов и целых рас) существует разное отношение к одним и тем же проявлениям вечной красоты. В частности, он обращает наше внимание на различия основных шкал тонов в музыке. Так, в истории высоко развитой, но чуждой нам музыки китайцев и японцев отсутствуют два из семи основных тонов нашей музыкальной шкалы. Сложные музыкальные построения индусов и греков изменялись несколько раз, но каждый раз вместе с историческими изменениями расового состава Индии и древней Эллады. Точно так же и идеал красоты в произведениях греческой пластики создавался под влиянием строения тела представителей нордической и средиземноморской и переднеазиатской рас. «Совершенно то же самое мы можем и будем постоянно наблюдать и по отношению к системам и построениям, идеалам и концепциям религиозным и философским. Последователь какого-нибудь религиозного или философского учения не может требовать, чтобы, что считается им несомненным и неопровержимым, признавалось бы таким же и всяким другим человеком, искренно и неопровержимо относящимся к этим вопросам», – писал Вернадский.

Мировоззрение должно вырабатываться естественным способом и без принуждения со стороны. Народ, который в духовной жизни подчиняется руководству людей чуждой расы, не должен удивляться, что его культура со временем будет принимать все более чуждые и невыносимые для него формы, а государство, политический путь которого определяется людьми чуждой расы, не может ожидать, что они приведут его к силе и величию.

Искусство и язык – важнейшие носители проявления мировоззрения, поэтому дегенеративное искусство, равно как и язык чужой расы, подтачивают самый стержень жизнеспособности народа, так как разрушают эволюционно сложившуюся структуру его ценностей. Предать свой народ можно двумя способами: став орудием чужой пропаганды или путем осквернения расы и передачи наследственных дефектов. Причины исторического становления и исчезновения народов всегда биологические, все уникальное и духовное – только цветы и плоды, вырастающие на биологической основе.

Основа расового воззрения была и остается одна и та же: это не оценки других рас или народов иного расового состава, а трезвое познание разнородности рас самих по себе.

Вопрос о том, какая раса более, а какая менее ценная вообще не подлежит обсуждению, так как каждый человек принадлежит к какой-то из этих групп и поэтому неизбежно имеет субъективный, расово-обусловленный взгляд: он смотрит на мир через очки своего типа и для него его собственный тип представляется единственно возможным, поэтому он не может объективно оценивать другие расы. Иную оценку могла бы дать только нечеловеческая сила.

суббота, 14 сентября 2019 г.

Штрихи к психологии управления


У каждого индивида есть свое достаточное основание его жизни (смысложизненные установки). Это может быть:

  • обеспечение собственного выживания
  • продолжение рода
  • получение удовольствия и/или острых ощущений
  • изучение устройства мироздания
  • установление правил и управление (власть)
  • борьба за воплощение в жизнь некоторой идеи (например, искоренение зла, создание справедливого общества)
  • служение Богу и др.

Ни одно из достаточных оснований нельзя считать наиболее правильным. Живя во вторичной реальности, нельзя определить истинный план мироздания и предназначение человека. Это абсолютная истина.

Интерпретация объектов, действий и их результатов зависит от смысложизненных установок. От установок также зависит мотивация и целеполагание.

Все люди совершают одни и те же действия. Но ввиду того, что у каждого человека свой взгляд на мир, разные люди совершают разные действия, в разной последовательности, ставят перед собой разные цели.

Необходимость совершения действий, требующих коллективного участия, сближает людей. (К примеру, тяжелый камень могут поднять только несколько людей.) Сближают общие цели и интересы. Однако в реальности постоянно приходится сталкиваться с людьми, чьи установки, цели и интересы далеки от собственных. Это приводит к конфликту – ситуации, в которой каждая из сторон занимает позицию, несовместимую и противоположную по отношению к интересам другой стороны. Конфликт – ситуация, требующая разрешения противоречий в интересах, целях, взглядах, возникающих в процессе социального взаимодействия, заключающаяся в противодействии участников этого взаимодействия и обычно сопровождающаяся негативными эмоциями, нередко выходящая за рамки установленных правил и норм.

Конфликт всегда сопряжен с расходом дополнительной энергии. Поэтому его можно сравнить с барьером, который нужно преодолеть.

Не существует способа жить без конфликтов и барьеров. Следовательно, это один из аспектов жизни. Нет жизни – нет конфликтов и барьеров. И если их нельзя избежать, если они естественны для нас, к ним не должно быть негативного отношения. Мы хотим есть и с готовностью начинаем искать пищу, предвкушая удовольствие от насыщения ею. Это позитивное отношение к естественной потребности. Но преодоление конфликта большинством людей не считается естественной потребностью. В этом прежде всего повинна культура, создавшая образ зла, заостряющая и удерживающая внимание на страдании. Героем становится сражающийся со злом, преодолевающий страдания человек. Не бывает героя, не противостоящего силам зла.

Причина подобной установки лежит на поверхности. Культура – это средство управления людьми. Надо воспитывать управляемого человека, который не подвергает сомнению установленные Богом правила. Зло – все то, что выступает против правил, пытается навязать свой чуждый людям порядок. Внушается мысль: если ты против правил, то желаешь смерти людей. Герой, бросающий вызов силам зла, встает на защиту людских ценностей. Эти богоугодные деяния приносят ему уважение и славу.

В народе зло обобщается и становится стереотипом (шаблоном). В итоге для человека злом является все то, что не соответствует его смысложизненным установкам.

В свете вышесказанного конфликт начинается с того, что каждая сторона пытается представить другую сторону как источник зла. Это происходит даже тогда, когда обе стороны действуют не по установленным правилам, а по своим понятиям. Собственные установки имеют большую силу влияния, нежели общие правила. Подмена правил установками произошла, и вот уже кажется, что ты прав, а другая сторона нарушает правила. Согласно шаблону зло должно быть наказано, возникают отрицательные эмоции. Такое состояние будет продолжаться до тех пор, пока не возобладает здравый смысл, и стереотип зла, образ врага не сменится трезвым взглядом на вещи.

В конфликтологии выделены пять стратегий поведения в конфликтной ситуации:

  • Приспособление – одна сторона во всем соглашается с другой, но имеет свое мнение, которое боится высказывать.
  • Избегание – уход от конфликтной ситуации.
  • Компромисс – приемлемое для обеих сторон решение.
  • Соперничество – активное противостояние другой стороне.
  • Сотрудничество – обсуждение и реализация взаимовыгодного решения.

Конфликт погашается путем временного отступления одной или обеих сторон от своей позиции. Иной способ выхода из конфликта – борьба до уничтожения противника. Он применяется, когда обе стороны не желают даже на время отступать от своих позиций.

Упорство ни на миг не поступаться собственными установками также как и образ зла (врага) является с детства запрограммированным. Ребенка с раннего детства учат: поступай правильно. Что это значит? Правильно – значит единообразно, правильным является что-то одно. Далее – кому как повезет. Кого-то научат действительно приемам поведения, а кто-то на собственном горьком опыте дойдет до правильного лично для себя. В результате появляются установки, они-то и означают «поступай правильно». Отступать от них значит поступать неправильно. Но ведь с детства учили, что так делать нельзя!

Как видно, психология запросто может играть деструктивную роль. И это вовсе не открытие! Политики уже давно обратили внимание на возможность использования достижений психологии для управления людьми. Без участия психологов не обходится ни один социальный проект. К помощи психологов постоянно прибегают рекламщики и PR-специалисты.

среда, 4 сентября 2019 г.

Секреты логики обыденной жизни


Человек попадает в определенную ситуацию. Как он себя в ней поведет?

Новая ситуация не имеет оценок. Оценки появляются только после преобразования ситуации в типовую. Мы мыслим типовыми ситуациями, и только типовая ситуация оценивается. Текущая конкретная ситуация не оценивается, а сводится к типовой ситуации и получает от нее оценки. Далее согласно оценкам типовое действие получает некоторый приоритет. Выполнится ли действие или нет зависит от высоты приоритета.

Общество помогает человеку определить типовые ситуации. Здесь активно используется система ценностей и моральные установки. То же общество создает ситуации, которые выглядят как типовые, но на самом деле являются уникальными. Появляется неопределенность, в которой кто-то выигрывает, а кто-то проигрывает. Выигрывает тот, кто правильно реагирует. Критерием правильности является извлечение конкретной выгоды.

Пока человек находится в неопределенной ситуации у него нет никаких эмоций. Эмоции появляются только после сведения ситуации к одной из типовых. Если получен выигрыш, типовая ситуация была выбрана правильно. Выгода (выигрыш) не оценивается. Оценивается превращенная в типовую ситуация, позволившая извлечь выгоду. Типовая ситуация получает новые эмоции. То же самое касается и проигрыша. При появлении этой ситуацией в следующий раз на принятие решения человека повлияет ранее полученная оценка.

Если ситуацию не получается свести к одной из типовых, она получает статус типовой неопределенности. Если неопределенность никак не оценивается, то уже типовая неопределенность, осознанная, разными людьми оценивается по-разному. У одних она связана с положительными эмоциями, у других – с отрицательными. Эту оценку каждый человек в состоянии корректировать.

Как формируется типовая ситуация? Если неопределенная ситуация повторяется, методом проб и ошибок ищется путь извлечения из нее какой-то выгоды. По результатам делается обобщение – найденный наиболее выгодный путь типизирует ситуацию и формируется ее оценка. Далее типовая ситуация вместе с ее оценкой может передаваться другим людям.

Итак, типовая ситуация маркируется эмоциями. Эмоции дают оценки. Оценки нужны для расстановки приоритетов. Приоритеты всегда субъективны, т.е. могут оказаться ошибочными.

Типовая ситуация – средство передачи оцененного опыта, она задает лишь шаблон, а ее реализация всегда зависит от конкретного субъекта. Для одного человека она обернется выигрышем, для другого – проигрышем. Соответственно у разных людей сформируются разные оценки. Те, кто понимают это, активно используют прием навязывания типовых ситуаций с выгодой для себя. Так, на этом приеме, открывающем широкие возможности оказания воздействия, строятся практически все манипуляции. Изначально манипулятор подает своей потенциальной жертве ситуацию как исключительно привлекательную, эмоции жертвы зашкаливают, она соглашается на типовое действие, но в результате действие приводит ее к проигрышу, поскольку ситуация оказалась несколько другой, нежели представлял манипулятор. Аналогичным образом можно внушить жертве не совершать выгодное ей действие – надо только представить ситуацию в черных тонах.


четверг, 15 августа 2019 г.

Апокалипсиса не предвидится, но и спасения не будет




Наша эра, как и все предыдущие, характерна неопределенной мировоззренческой позицией. Наука дает нам слишком декларативную картину мира, т.е. отвечает на вопросы «как», а не на вопросы «почему». Религия берется отвечать на вопросы «почему», но в окружении многообразного мира у нее получаются подозрительно односложные, простые ответы. Как следствие, ученые постоянно кричат о кризисе в фундаментальной науке, философы при каждом удобном случае заявляют о кризисе духовности, «закате цивилизации», а социальная жизнь при этом кипит от бессмысленных игр.

Если обыватель твердым голосом скажет, что ему плевать на мировоззрение, он всегда действует, исходя из здравого смысла, – это всего лишь его защитная реакция. Здравый смысл немыслим без мировоззренческой позиции, и если в ней полная неразбериха, то человек не сможет действовать организованно, не в состоянии будет строить реализуемые планы. Каждый вынужден склоняться к вере в ту или иную картину мира. Кроме веры, на которой базируются все его убеждения и ценности, человеку не на что более опереться. Счастлив тот, кто не задумывается о природе своей веры и следует избранным принципам до конца. Страдают все, чья вера слаба, кого мучают сомнения в правильности избранных принципов.

Чтобы как-то укрепить свою веру, люди организуются в сообщества: секты, партии и т.д. Единомышленники поддерживают друг друга; находясь в кругу единоверцев, человеку не надо обороняться от нападок инакомыслящих. Общество разделяется на множество социальных групп, у каждой из них своя вера, и между собой они постоянно конфликтуют. Конфликты ослабляют людей, их слабости с успехом используют аферисты, верящие лишь в устанавливаемы ими самими правила игры. Вовлекаемые в бесконечные игры, люди совершают ошибки, вынуждены врать, изворачиваться, носить маски, быть постоянно подозрительными. Многие не выдерживают организованного хаоса социума, и заглушают свои страхи и сомнения алкоголем, наркотиками или в лучшем случае трудоголизмом.

С развитием информационных технологий мировоззренческие проблемы только усугубляются, а социальные конфликты обостряются. Тут и там постоянно разрываются информационные бомбы, быстро меняющаяся информация, разобраться в истинности которой нет никакой возможности, становится невыносимым раздражителем, но отключить информационный канал нельзя, т.к. уже вся жизнь зависит от него, приходится тратить массу энергии на избирательное восприятие информации. В современном обществе возникают новые противоречия. Например, с одной стороны, чтобы погасить конфликты, людей загоняют в рамки толерантности, от чего они нередко становятся еще более раздражительными, а с другой стороны, каждое слово, каждый жест теперь может стать предметом очередной информационной бомбы и несмотря на призывы к толерантности навсегда испортить репутацию человека.

Безумие социальных игр невозможно прекратить по чьему-то желанию или приказу. Кажется, выхода нет. И это, несомненно, так. Существует лишь один способ создания гармоничного общества, в котором у всех будет схожее мировоззрение и из-за веры никому не придется конфликтовать. Это открытие новых горизонтов научного знания. Совершенно ясно, что только знание может повлиять на ситуацию с верой, хотя вера в учении богословов и считается сверхразумной. Однако в ближайшем будущем о данном способе придется забыть, т.к. в нашей цивилизации пока еще слишком низок уровень развития научного потенциала.

Куда же в конечном итоге направляются все фундаментальные научные исследования? Генеральное направление – постижение самоорганизации. От веры в самоорганизацию надо перейти к точному знанию о ней.

Одним из принципов организации считается самоорганизация, организуемая как отражение результатов организации через субъект-объектные отношения. Субъект – это объект, который отражает окружающие его объекты и использует полученные образы для последующего воздействия на объекты (установления с ними связей). Механизм отражения базируется на взаимодействии, т.е. передаче энергии между объектами, которая несет в себе информацию. Отображаемый объект инициирует информационное воздействие – передает информацию, а отображающий объект принимает ее. Получаемая информация используется отображающим объектом для формирования ответного воздействия. Это может быть уже не информационное воздействие, а силовое, связанное с другим видом энергии.

Чтобы разобраться с отражением, надо сначала понять, как происходит взаимодействие. Вкратце рассмотрим его принцип.

Энергия представлена квантами, а кванты имеют изменяемые параметры. Значения параметров характеризуют состояние кванта. Изменение состояния кванта – это изменение значений его параметров.

Информация базируется на состояниях квантов. Передатчик отправляет квант в определенном состоянии, а приемник получает этот квант и распознает его состояние. Другими словами, передатчик кодирует квант, а приемник его декодирует. Таким образом, материальный объект является приемником и передатчиком квантов. Это наиболее общее определение объекта, отличающее его от понятия кванта.

Каким образом квант изменяет свое состояние? Если кванты напрямую между собой не взаимодействуют, то очевидно, на него должен воздействовать объект. По сравнению с квантом объект имеет сложную организацию: он должен принимать квант, определять значения его параметров и изменять их, отправлять квант.

Организация кванта должна поддерживать множество его состояний. Какой она может быть? Простейшую организацию с одним изменяемым параметром можно представить так. Квант представляет собой контейнер субквантовых частиц, его состояние определяется степенью наполнения этого контейнера. Тогда объект должен уметь оперировать субквантовыми частицами, определять объем контейнера кванта, добавлять или удалять из него частицы. У кванта с несколькими параметрами должна быть более сложная организация. Определяя некую активность субквантовых частиц, например, их колебания (вращения), мы добавляем кванту дополнительные параметры.

Но мы не учли еще одну деталь: квант должен двигаться в пространстве. Его движение надо чем-то обеспечивать. Значит, у него должны быть некие частицы, от наличия которых зависит, движется он или нет. Очевидно, что и объект должен иметь подобные частицы. Попадая в объект, квант отдает эти частицы объекту, а когда объект отправляет квант наружу, то снова снабжает его частицами.

Определившись с квантами, можно организовывать собственно взаимодействие – передачу квантов от одного объекта к другому. Объект – это детектор квантов, квантовый контейнер, процессор и отправитель. Проще всего объект представить, приписав ему компьютерную архитектуру. То есть принцип организации компьютера очень похож на общий принцип организации простейшего физического объекта. И это далеко не случайно, невероятная сложность квантовой физики – тому яркое подтверждение. Дело в том, что взаимодействие – очень общее понятие. Однако при взаимодействии объекты изменяют свои состояния, и именно этот факт свидетельствует, что за взаимодействием скрывается целый ряд механизмов, обеспечивающих распознавание, хранение, изменение и передачу квантов. Конечно, атом не может перерабатывать самую разнообразную информацию, он больше похож на конечный автомат, работающий с небольшим множеством состояний. Но даже для реализации такого автомата требуется архитектура, сходная с устройством компьютера.

Организация взаимодействия значительно упростится, если квант не будет иметь никаких состояний, а объект станет просто перекачивать кванты через себя, изменяя лишь интенсивность их потока. Но тогда получится некое подобие паровой машины и передачи информации не будет.

Отражение становится возможным благодаря наличию множества видов энергии. Один вид используется для передачи информации об объектах, другой вид – для силового воздействия, третий – для теплового и т.д.

Регистрируется несколько форм движения материи неорганической природы:

1) пространственное перемещение;
2) электромагнитное движение, определяемое как взаимодействие заряженных частиц;
3) гравитационную форму движения;
4) сильное (ядерное) взаимодействие;
5) слабое взаимодействие (поглощение и излучение нейтрона);
6) химическую форму движения (процесс и результат взаимодействия молекул и атомов);
7) изменения в структуре макроскопических тел – тепловые процессы, изменение агрегатных состояний, звуковые колебания и др.;
8) геологическую форму движения материи (связанную с изменением в геосистемах – материках, слоях земной коры и т.д.);
9) изменение космических систем различных размеров: планет, звезд, галактик и их скоплений.

Все эти формы движения обусловлены энергетическими взаимодействиями разного вида. В итоге получается тот разнообразный и многоуровневый мир, который мы наблюдаем.

По-видимому, любой вид энергии может быть переносчиком информации. В технике в качестве информационного носителя мы в основном используем электромагнитные волны ввиду их доступности.

Отражение – это чисто информационное взаимодействие, при котором информация о состоянии одного объекта передается другому объекту, который ее преобразует в удобный для последующей обработки образ. Создание образа – ключевой момент отражения. На основе полученных образов у отражающего объекта, т.е. субъекта, создается картина мира, в соответствии с которой он оказывает на мир управляющие воздействия. Иначе говоря, субъект организует мир. Таким образом, отражение является механизмом самоорганизации мира. Без отражения не было бы самоорганизации. Организованные объекты – субъекты – сами занимаются организацией своего жизненного пространства.

В отношении человека считается, что создаваемый им ментальный образ похож на исходный отражаемый объект. Действительно, если у объекта есть пространственная форма, то именно эта форма отражается в ментальном образе. Образы связываются с понятиями. Понятия помогают манипулировать образами. Благодаря фиксируемым образам человек предсказывает поведение окружающих объектов, что позволяет ими управлять. Как все это происходит, в науке хорошо описано.

Важно понять, на каком уровне организации материи и при каких условиях появилась самоорганизация. Каким был бы мир без самоорганизации? Вопрос адресуется к первоначалу, о котором нам ничего не известно, поэтому можно только гадать. Вера в Бога – это вера в первоначало без самоорганизации. Вера в достижения науки – это вера в самоорганизацию, начиная с начальных уровней развития. Сегодня стало ясно, что на одном механизме взаимодействия без всякого отражения, т.е. без создания образов, можно искусственно создать конструкции с отражением. Если в первоначале не было механизма отражения, и он либо случайно, либо по некому преопределенному плану появился на каком-то этапе эволюции, тогда только вслед за его появлением могла зародиться самоорганизация и за ней последовала эра образования живых форм. Достаточно занести в благодатную среду вирус, и он начнет немерено размножаться, скрещиваться, образуя все новые и новые формы. Через тысячу лет паразит разовьется в сложную сеть грибка, еще через тысячу лет станет зеленой растительностью и т.д. Откуда появился первый вирус – это тоже вопрос для гадания. Может быть, в первоначале были заложены некие «зерна», которые «высевались» в нужное время, а может быть, первоначало создало множество параллельных миров и появлявшиеся наиболее жизнеспособные конструкции «проникали» из одного мира в другой.

Если следовать духу научного подхода, то надо искать следы отражения в элементарных частицах. Как только такие следы будут найдены, можно будет осторожно утверждать, что самоорганизация – основополагающее свойство мироздания (материи). Через несколько столетий фундаментальных исследований, наверняка, станет ясно, присутствует ли самоорганизация в атомах. Если она будет обнаружена, произойдет величайшая научная революция с кардинальным пересмотром эволюционной теории. На квантовые грядки можно будет высеивать атомы, они будут вырастать в нужные овощи. И тогда у людей появится твердая смысложизненная основа, ведь будет ясно, как все организовано в Природе. А пока нам придется использовать свои способности к самоорганизации на социальные игры. Ничего кроме социальных игр нельзя предложить человеку, если на большинство основополагающих вопросов ответов нет.

понедельник, 12 августа 2019 г.

Организация как игра



В чем суть наших потребностей? Мы задаем миру вопросы и сами же пытаемся ответить на них. Потребности – это все то, что составляет для нас проблему. (В нирване нет проблем и нет потребностей.) Мы никогда не рассуждаем просто так. В наших рассуждениях всегда проявляются наши потребности. Потребности выводят нас на понятие организации. Ведь знание организации ведет к удовлетворению потребностей.

Как мы представляем себе организацию?

В наших представлениях организация – это набор связываемых сущностей и правил их связывания. Она изначально предполагает действия связывания и правилами задает их выполнение. Организуются сущности, без них не может быть организации. Согласно правилам устанавливается некоторый порядок в действиях и сущностях. Таким образом, сущность, связь, действие, правило, порядок – это набор первичных, неопределяемых понятий. Но их для построения организации недостаточно, т.к. не может быть организации вообще. Нужна еще конкретика в сущностях, связях, правилах и порядке, определяющая конкретную организацию.

Определим конкретные сущности и связи, правила образования связей, критерии порядка. Получим пример организации. Здесь происходит образования новых сущностей. Для их организации надо определить свои связи и правила. Процесс образования новых сущностей и определения для них связей можно продолжать.

Если к результатам применения правил применять те же самые правила, фактически происходит образование новых сущностей, и получается бесконечный процесс усложнения организации. Таким образом, правило реккурентности расширяет область применимости существующих правил. При этом связь должна быть универсальной, т.е. связывать различные сущности.

Если определить пространство и поместить в него сущности, появляется пространственная связь, и организация становится привязанной к пространству. Сущность можно перемещать в пространстве. Если придать ей возможность движения, то она будет сама перемещаться. Движение связано со временем. Время задает характеристику перемещения сущности из одной точки пространства в другую.

С появлением пространства и времени возможности организации расширяются. Надо определить, как запускаются действия связывания, т.к. одного порядка здесь недостаточно.

Введем сущность энергии и ее количества. Энергия представлена квантами. Для движения сущности нужно определенное количество квантов энергии, т.е. сущность становится контейнером энергии. Энергия перемещается в пространстве, поступает в сущность, заставляя ту двигаться. Разные виды (вращение, прямолинейное) и формы (механическое, физическое, химическое, органическое, социальное) движения требуют разных видов энергии.

Сущность с загруженной в нее энергией будем называть веществом, или вещественным объектом. В связи с энергией появляются состояния вещества и энергетические связи. Будем различать разные виды вещества в зависимости от объема их контейнера и хранимых в нем видов энергии. Степень заполнения контейнера энергией определяет состояние вещества. Вещественные объекты могут передавать друг другу энергию. Такие энергетические связи будем называть взаимодействием. Объекты могут устанавливать между собой устойчивую связь (т.е. образуется ансамбль), если между ними происходит постоянный обмен энергией.

Также в связи с энергией следует ввести принцип причинности (часто называемый основным принципом). Причина изменения состояния объекта – поступающая или уходящая из него энергия. Так, один объект, передающий энергию другому объекту, является причиной его движения. Все происходящие события должны укладываться в схему причины и следствия.

Коль скоро энергия в организации играет роль связующего начала, ей следует придать свойства информации, т.е. переносчика правил организации. Инструкции действия надо передавать в виде кодов, кодирование осуществляется посредством энергии, в частности, амплитудно-частотной модуляцией.

На этом этапе определения организации надо решить, как образуется и откуда поступает вся энергия, как она распространяется в пространстве, как устроено и как образуется вещество, каким образом представляются правила организации. Все эти вопросы составляют предмет физики и других естественнонаучных дисциплин.


Итак, знание организации дает картину мира. Поскольку мир все время изменяется, можно предположить, что у мира было начало. Это предположение оказывает на наши представления и поведение весьма существенное влияние и, в частности, порождает такие высказывания.

Действие базируется на времени и предполагает нечто до его начала, иначе – это вечное действие. Организация предполагает исходное начало, до которого не было никакого действия. Поэтому у первоначальных сущностей нет никакой истории, они неразложимы, и именно их следует постигать, чтобы понять организацию мира. В связи с первоначалом возникают многочисленные вопросы.

Может ли быть первичная организация, в которой заложена некоторая неопределенность? То есть организация, которая не знает полностью своего устройства?

Может ли быть организация без первичной организации? То есть организация, у которой нет начала? Это означает, что нельзя определить первоначальные сущности.

Существует ли первичная организация, от которой пошло все развитие? Если бы была известна такая организация, то не существовало бы потребностей, и мир надо было представлять как игру с развитием, т.к. игра создает потребности. В таком случае исходное знание – это правила игры, также нужен материал, на котором играют.

Так что есть наша жизнь – игра?

Считается, что знание первоначала, позволит нам удовлетворить все свои потребности – отсюда и тяга к получению такого знания. Однако мы в состоянии лишь задавать вопросы о первоначале. В наших представлениях нет абсолютного начала, т.е. понимания того, как все изначально организовано и как работает организация. Устройство психики таково, что позволяет постигать организацию мира. Мир для нас описывается сводом правил (законов) организации и их применения. Конструктивно в каждом человека заложены определенные правила восприятия мира. Это – априорные правила; к примеру, мы просто знаем, что реальность базируется на пространстве и времени. Наши априорные правила ориентированы на анализ результатов существующей организации, и опытным путем нам удается отчасти реконструировать процесс организации. Опыт, наблюдение за миром дает нам исходную информацию, мы накладываем на нее свои априорные правила и выводим правила организации мира. Но эти выведенные правила – лишь некие проекции истинной организации, их недостаточно, чтобы удовлетворить все существующие потребности.

В конце XVIII века И.Кант написал книгу «Критика чистого разума» о непознаваемости мира, нашем априорном знании о нем, о том, как мы мыслим и постигаем мир. С тех про прошло два века, но учение Канта не потеряло своей актуальности. Мы по-прежнему ничего не можем сказать о первоначале, «запустившем» организацию мира. Все наши последние достижения в области компьютерных технологий – не более чем упорядочение получаемой опытным путем информации, из которой так и не удается извлечь знания о первоначале. Остается только надеяться, что когда-либо это знание все же удастся получить.

Мир представляется нам дискретным, т.е. состоящим из объектов и их связей. Объекты связываются по определенным правилам, связанные объекты составляют сложные объекты. Объекты, связи и правила должны обозначаться. В понятиях схватываются (отражаются) существующие правила и образуются новые композиции этих правил, благодаря чему оказывается возможным искусственное конструирование реальности.

Понятие не должно противоречить опыту и входить в противоречие с другими понятиями. К примеру, если одно правило говорит, что пространство нерастяжимо, а другое правило предлагает растянуть пространство, то имеет место противоречие. Оно должно быть разрешено изменением одного или обоих правил.

Связь непротиворечивых понятий задает схему (структуру). Схема становится понятием. Вся совокупность схем описывает организацию мира. Гипотеза определяет новую схему, которая может оказаться истинной, т.е. не будет противоречить опыту.

Объекты, связи, правила, их обозначения – все это проявления наших правил восприятия и мышления. То есть мы создаем свои правила на основе заложенных в нас правил. Определяя объекты, связи и правила, можно понять, как устроен мир. Наши правила считаются истинными, если позволяют организовывать мир.

Религия и наука (как разновидность религии) – средства воздействия на нашу психику (восприятие и мышление), чтобы она была интеллектуально активной и формировала высшие потребности в познании мира. Религия и наука делают нашу жизнь осмысленной, позволяют отвлечься от навязчивой и пугающей мысли, что жизнь – всего лишь игра. Мысль об игре пугает, потому что в игре нет никакого смысла – так считают многие люди.


Есть и такие, кому эта мысль приходится по душе. К ним, в частности, относятся все выдающиеся аферисты и во многом похожие на них предприниматели. У таких людей нет высших потребностей. Играть и побеждать в игре – вот их идеал, вокруг которого формируются их потребности и связанная с ними жизнь. В двух словах, их талант состоит в том, что они могут организовывать, совершенно не интересуясь, как устроен мир. Им как бы априорно известны законы управления социумом.

вторник, 2 июля 2019 г.

Рассуждения и дела


Слова – идеальны, действия – материальны. Слова имеют малую ценность, их можно легко проигнорировать. Однако слова запускают действия, игнорировать которые значительно сложнее. Если одиночное действие можно не принимать в расчет, то с организованными действиями придется считаться. И хотя действия организуются словами, ценность слов тем не менее значительно ниже, чем ценность действий. Это и понятно, ведь не всегда просто перейти от слов к делу, и тем более, к делу хорошо организованному.

Рассуждения настраивают на дело, без них дела не получится. Но о любом деле можно рассуждать столькими способами, что от обилия слов теряется суть дела. Это очень хороший прием, если надо заболтать какое-либо начинание. Переход от слов к делу всегда требует волевого усилия. Собственно из-за этого усилия дела имеют большую ценность, чем слова.

Проговорить все дело заранее вряд ли удастся. Трудно сказать, с чем придется столкнуться, какие препятствия могут возникнуть на пути. Это отнюдь не означает, что можно не проговаривать дело. Важно иметь перед глазами готовый план действий, согласно которому делаются начальные оценки, формируются критерии достижения цели. Без плана цель может просто затеряться. План никогда не будет идеальным, бесконечное его улучшение делу не поможет. План – это всего лишь инструкция по разворачиванию действий. Действие намного богаче, чем любое его описание. Никогда нельзя предугадать заранее, как будут развиваться события. Чтобы действия шли как можно ближе к плану, надо уделять большое внимание контролированию среды. Именно среда является источником большинства неожиданностей. В плане надо предусматривать варианты действий на случай непредвиденных обстоятельств. Тогда они не застанут врасплох, и проработанные варианты помогут с принятием оперативного решения. Здесь не важно, что среди проработанных вариантов не окажется подходящего. Важно, что анализ сложившейся ситуации не придется начинать с нуля. Хороший мастер тем и отличается от бракодела, что имеет у себя в запасе огромный опыт – он уже сталкивался со многими вариантами развития событий. Полученный опыт можно выразить словами, чужой опыт всегда имеет определенную ценность, но все же куда лучше, если рядом будет опытный человек.

Отсутствие опыта пугает многих людей, они страшатся действий. Никакие слова здесь не помогут, необходимо волевое усилие, заставляющее перейти к действию. Только действие позволит получить ценный опыт. Многие понимают это, но преодолеть свой страх все же не могут. Им мешают рассуждения, рисующие картины провалов, осуждения, позора и т.п. К тому же человека действительно часто лишают права на действие. От мрачных мыслей никуда не уйти, их надо принять и далее позволить им уйти. Это практика, которой надо учиться, сами собой мрачные мысли не будут уходить. Волевое усилие без практики расставания с мрачными мыслями может не сработать, и даже если сработает, то рано или поздно доведет до сильного стресса. Совет учиться практике не зацикливаться на тревогах и разочарованиях – пустой. Большинство людей учатся только по принуждению. Если рядом нет кого-то, кто не будет настойчиво заставлять учиться, человек не возьмет в руки учебник. Как правило, люди учатся с неохотой, через силу. Оттого и распространены сладкие сказки про саморазвитие. Людей утешает мысль, что вступить на путь саморазвития никогда не поздно. В реальности же личностным ростом занимаются лишь единицы.

Часто можно услышать: не надо рассуждать, надо делать. Примитивно мыслящие люди не отягощают себя рассуждениями. Они не комплексуют по поводу отсутствия у них тяги к составлению идеальных планов и анализу произошедшего. Они вечно заняты делами, им некогда рассуждать. И хотя их дела далеко не всегда грамотно выстроены, хорошо организованы, они, как правило, берут свое если не качеством, то количеством. Как говорится, капля камень точит. Пусть будет много ошибок, но неустанными попытками их всегда можно преодолеть. Как говорится: не мытьем так катаньем. Это не умный подход, но он всегда работает. Брать пример с примитивно мыслящих людей – еще один пустой совет. Тот, кто любит рассуждать, не сможет им воспользоваться.

Если нет дела, ничего кроме пустых советов слова дать не могут. Одними словами вряд ли кого-либо можно в чем-либо убедить. Поэтому существует принуждение через страх, невербальная мотивация, а наилучшим способом убеждения было и остается ДЕЙСТВИЕ.

вторник, 28 мая 2019 г.

Метафизика Бэкмологии




Мир есть сложно организованный процесс. Процесс представляется связанными действиями. Действия вкладываются одно в другое. Действие порождает совокупность других действий, каждое из которых может порождать новые действия и т.д.

Любое действие порождается и происходит внутри какого-то другого действия. Не существует действия, для которого не было бы охватывающего действия. Окончание действия – это параметр для охватывающего его действия.

Среди действий особо различаются рекурсивные действия. Действие не завершается результатом, а при получении результата вызывает рекурсивно такое же действие. Во вложенном действии уже другие значения переменных (условия), делаются другие выборы и получаются другие результаты.

Любая рекурсивная цепочка конечна. Жизненный цикл действия начинается с его вызова и заканчивается результатом, который не приводит к вызову того же действия.

Рекурсивную цепочку можно выразить так:

(начало – (начало – (…) – конец) – конец)

Рекурсивным является действие, включающее действия с циклическим причинно-следственным отношением. Например, растение порождает семя, семя порождает растение… Рекурсивная цепочка из трех причинно-следственных итераций выглядит так:

(причина ® следствие – (причина ® следствие – (причина ® следствие)))

Общий вид рекурсивной причинно-следственной цепочки:

(причина ® следствие – (причина ® следствие – …)….)

В свете охватывающего действия следует различать действие, порождающее все остальные действия. Назовем его перводействием.

Перводействие – самое первое «действие» – следует отличать от действия. Оно не может быть конечным, у него нет охватывающего действия. В перводействии определяются все базовые действия и категории. Без перводействия не было бы таких понятий как бесконечность, начало (первый), конец (последний), абсолют, время, действие и др. Для всех действий перводействие является охватывающим «действием» и абсолютным началом.

Перводействие – причина независимости категорий и действий от самих действий. Не может быть действия, в котором изменяется понятие «действие».

Перводействие – причина непредвиденности (неопределенности) в действии. Любое действие имеет охватывающее действие (контекст), о котором оно имеет лишь ограниченные сведения, а именно, запускающие действие параметры. Как это параметры сформировались, действие достоверно не знает.

Перводействие не может иметь причины, т.к. само определяет «причину», исходящую из него самого. Это первопричина, из нее исходят все следствия, как последующие причины очередных следствий.

Первопричина определяется как причина всего, что может происходить, и до всего происходящего ничего не могло происходить. Поэтому перводействие не может иметь причины первопричины, т.к. это будет противоречить определению.

В основе перводействия лежит логика. Логика, как первые правила, не может нарушаться, ибо в противном случае никакой логики не будет.

В психологическом плане перводействие знает о том, что оно является перводействием. Своей задачей (целью) оно видит обеспечение происходящего (бытия). У него нет до-бытия, т.е. того, что происходило до него, – история начинается с перводействия.

Невозможность определения до-бытия, праистории обусловлена логикой. Наличие до-бытия означало бы отсутствие всякой определенности. Определенность строится на исходном положении, что до-бытие не существует. Без определенности нет перводействия, определенность – его ключевая характеристика.

Если не существует исходных положений, нет определенности, не во всех случаях присутствует логика. Истинность этого утверждения для перводействия постоянно подтверждается всем происходящим, бытием. В действиях нет полной определенности, ибо они не определяют всех исходных положений. Действия создают противоречия, и их приходится разрешать другим действиям. Таким образом, бытие является обоснованием необходимости исходных положений.

Перводействие не нуждается в собственном обосновании, т.к. будь такое обоснование, оно бы явилось причиной перводействия, т.е. привело бы к противоречию с положением об отсутствии причины. Обосновывается то, что имеет причину.

Перводействие задает ограниченную с одного конца бесконечность как луч бытия. Обратный луч – бесконечность, лежащая по другую сторону конца, – образует инобытие. Это идеи о том, что может скрываться за перводействием. Они представляют собой трансцендентные действия. Перводействие допускает такие действия, чтобы в условиях неопределенности бытия можно было осуществлять поиск определенности. Другими словами, трансцендентные действия обеспечивают свободу выбора субъекта. Тем самым перводействие позволяет субъекту мыслить нелогично, создавать различные теории, не реализуемые на практике.

Для субъекта инобытие – это сфера субъективного идеального, а бытие – сфера материального и объективного идеального.

суббота, 25 мая 2019 г.

Основания Бэкмологии


Бэкмология – не наука. Наукой можно считать целую инфраструктуру обоснования разнообразных гипотез об устройстве мироздания. Бэкмология предлагает схему мышления о сущности материального и идеально. На основе этой схемы создана методология усиления психики и контроллинга психической деятельности. Методология, корректируя мировоззрение и жизненные установки, гармонизирует внутренний мира человека, способствует достижению открытости ума через прояснение сферы идеального.

Схема Бэкмологии подробно излагается в книге «Материальное и идеальное». На схему можно поставить ярлык «эзотерическая», поскольку она не верифицируема (т.е. ее нельзя проверить). Более того, в силу того, что за базовый элемент в ней берется «сознание, ее даже можно назвать «мистической», ведь никто пока не смог дать точного определения понятия «сознания». В современной науке Большой Взрыв считается более реалистичным, чем феномен сознания.

Толчком создания схемы послужил ряд вопросов, на которые после долгого интенсивного поиска в различных информационных источниках так и не удалось найти не то, что вразумительных ответов, но даже намеков на них. Как правило, вместо ответов приводится длинный сравнительный анализ не согласующихся между собой точек зрения разных известных своими научными достижениями личностей. Вот некоторые из этих вопросов:

Что значит быть сильным?
Как надо мыслить, чтобы не ошибаться?
Почему люди врут?
Отчего существует добро и зло?
Почему человек страдает?
Что такое истинная справедливость?
Можно ли оправдать преступление?
Как стать счастливым?
Можно ли обойтись без Бога и заповедей?
Релятивизм – это норма?

Схема Бэкмологии базируется на картине мира, вкратце излагаемой далее.

Существует предопределенный План, суть которого нам неизвестна, но о пройденных его этапах можно судить по достижениям развития сознаний на протяжении исторического процесса. Общая направленность Плана – развитие сознаний через организацию коллективных форм. Сознания образуют ансамбли (сообщества) и создают средства их поддержания (языки, модели, теории, артефакты) – тем самым происходит развитие. Существует многообразие ансамблей сознаний – атомы, молекулы, формы вещества, организмы, социум, планеты, звезды, галактики, вселенная.

Реализация плана начинается с первоначального толчка – первоначало инициирует создание иерархии сознаний: «размечает» мега-, макро- и микро-уровни. «Разметка» означает создание каркаса с направляющими метками, которые фиксируют критерии прохождения очередного этапа развития. Далее процесс развития идет самостоятельно, но глобально он не может выйти за рамки Плана благодаря постоянному наличию меток. Это называется саморазвитием.

Согласно Плану, цели предопределены, пути их достижения – нет. Ключевой момент Плана – сознания не знают, какие им уготовлены цели. Каждое сознание изначально имеет полную свободу действий и вольно ставить любые цели. Но другие сознания, ставя свои цели, не позволят ему реализовать все задуманное. Осознавая это, сознание приходит к самоограничению своего поведения, когда оно вынуждено соотносить свои цели с целями некоторой группы других сознаний (считаться с мнением коллектива, подчиняться более масштабным образованиям).

Невозможно определить, какая цель поставлена правильно. Недостижимость цели сигнализирует о ее преждевременности или неправильности. Правильно поставленные цели самораскрываются по мере развития. В конечном итоге получается (реализуется) лишь то, что соответствует целям Плана, т.е. согласуется с установленными метками. Только практика выявляет истинные цели, соответствующие Плану. Сознаниям, когда они достигают истинных целей, становятся доступны метки пройденного этапа – наступает момент истины. В такой практике ошибки неизбежны. Практика без понимания правильности поставленных целей называется самоорганизацией сознаний.

Принято считать, что нет никаких иных причин развития за пределами самого процесса развития, потенциал развития определяется совокупностью детерминантов развития, потенциалом изменчивости и наличными ресурсами развития. Это – принципиальное заблуждение. Оно обусловлено вполне естественным нежеланием изначально ограничивать собственную свободу действий в условиях полной неопределенности целей самого развития. Хотя не существует осознаваемой причины, есть План, который ни при каких обстоятельствах не будет изменен и всякая активность, какой бы реакционной, деструктивной, революционной или пассивной она ни была, рано или поздно приведет к исполнению очередного его этапа. Наглядная аналогия здесь такая. Сколько бы ни бился об стенки пущенный шар, он все равно попадет в уготовленную для него лузу.

Не все сознания приходят к истинным целям одновременно. Всегда имеет место борьба старого и нового. В этой борьбе не обязательно побеждает новое. Прогресс имеет спиралевидный характер.

Развитие бывает нескольких типов – прогрессивное (сопровождающееся увеличением числа взаимодействий, повышением их уровня и эффективности), одноуровневое (смена типа взаимодействия на одном уровне или изменение комплекса взаимодействий), регрессивное (сопровождающееся уменьшением числа взаимодействий, снижением их уровня и эффективности). Противоположным развитию является процесс антиразвития, представляющего собой распад, разрушение объекта на каком-либо этапе либо в итоге его существования, разрушение видов и системы ее внутренних и внешних взаимодействий. Распад системы начинается после ее гибели, после прекращения ее функционирования.


В каком-то смысле эволюция сознаний напоминает игру, в которой актору нужно пройти многоуровневый лабиринт с препятствиями. Актор переходит на новый уровень, когда ему удается найти правильный путь, успешно преодолевая все сопутствующие препятствия. Он понимает это, видя новые для него метки, символизирующие, что предыдущий уровень остался позади. Эта аналогия является слишком упрощенной. В реальности сами акторы (сознания) как создают, так и преодолевают лабиринт, причем действуют мега-, макро- и микро-акторы, у каждого из них своя линия жизни, собственный подплан общего плана. Хотя все акторы и состоят из одного материала – энергии, мега-, макро- и микро-акторы имеют свои законы функционирования, обусловленные их местом в иерархии. С законами приходится считаться. Так, действия макро-акторов должны представлять собой композиции действий микро-акторов и ограничиваются мега-акторами. Ни одна из компьютерных игр пока ни на йоту не приблизилась к симуляции иерархической архитектуры мироздания. Человеческая мысль все еще накрепко прикована к парадигме шахматной игры, т.е. сценариям взаимодействия сознаний одного уровня.

Итак, Бэкмология имеет свою схему первоначала. В кратком изложении эта схема выражается в следующем.


суббота, 6 апреля 2019 г.

Что значит «учить»?




Никто не любит учиться. Кого-то под палкой заставляют сидеть за партой, кто-то интуитивно понимает, что «ученье – свет», потому что хочет стать космонавтом или капитаном дальнего плавания. Первого обучить значительно сложнее, чем второго.

Чтобы понять, что значит «учить», надо разобраться, чему учат, для чего учат и как учат. Начать можно с цитаты.

«Обучать народ – значит делать его лучше; просвещать народ – значит повышать его нравственность; делать его грамотным – значит цивилизовать его». (Виктор Гюго)

Иными словами, людей учат, чтобы сделать из них послушных работников. Индивиду дают знания, которые он должен будет применять на практике.

Индивид должен видеть мир так, чтобы его поведение для других было предсказуемым. Если людей не учить, в обществе не будет порядка.

Индивид не понимает, зачем нужен порядок. Ему это наглядно объясняют: вот машинист нажал не на ту кнопку, и состав пошел под откос; вот конструктор сделал неверный расчет, и мост обвалился под тяжестью проезжавших по нему машин; вот электрик неверно соединил провода, от короткого замыкания загорелась проводка, отчего сгорел весь дом. Порядок – это когда люди не ходят по улице с оружием и стреляют в прохожих, когда в бочку с бензином не бросают зажженную списку, когда дохлую крысу не бросают в колодец, когда водитель не садится нетрезвым или уставшим за руль…

Из таких объяснений индивид делает вывод, что прядок, действительно, нужен и ради него стоит учиться. Он старается следовать правилам, которым его научили, но вскоре замечает, что люди вокруг эти правила далеко не всегда соблюдают. Тогда он приходит к учителю и просит его объяснить, что происходит. Учителю нечего ответить по существу. Он может сказать, что их не научили, они нарушают порядок, их ждет наказание, не надо на них обращать внимание… Ни один из ответов до конца не устроит индивида. Он чувствует, что его обманывают. И тут ему открывают главное правило: если не будешь послушным, тебя накажут. Оказывается, его прежде всего учат послушанию через наказание и поощрение.

Непослушание – вот причина бедствия людей. Его постоянно пытаются искоренять. Как только человек начинает задумываться над действительностью, так сразу в нем зарождаются неприятные ростки непослушания. Поскольку рассуждать да еще при этом быть послушным никак никому не удавалось. И еще было замечено, что всякое непослушание начинается с невинного вопроса «почему?». Ибо новое начинается с сомнений в непогрешимости старого. Действительно, все устроилось в жизни так, что послушных всегда гладили по головке, а непослушных наказывали.

Таблица умножения, алгебра, геометрия – это нужные знания, они обязательно пригодятся в жизни. Важно, что с их помощью можно будет выполнять поступающие указания. Надо учиться делать то, что тебе укажут. Можно не учиться, если знаешь, что тебе не будут указывать.

Теперь понятно, для чего учат, и остается только понять, чему надо учиться. Чем больше учишься, тем больше понимаешь, что учиться надо, чтобы давать указания, поучать, делать послушными других. Тебя учат тому, чему люди сами научились. Используй эти знания, чтобы учить других. Пусть другие выполняют твои указания, и ты будешь их наказывать за непослушание. К этой истине приходят самые прилежные ученики. Чтобы понять ее, не надо быть круглым отличником. Прилежный ученик тот, кто извлекает уроки из наказания. Чтобы тебя не наказывали, наказывать должен ты.

Итак, круг замкнулся. Тебя наказывают – наказываешь ты. Учат избегать наказания и наказывать. Каждый выбирает сам, что ему больше по душе.

Источник: Бэкмология


пятница, 5 апреля 2019 г.

Что такое «польза»?




Ты можешь понимать под пользой что угодно. Твое мнение никому не интересно до тех пор, пока ты не стал руководителем. Только зависимые от тебя люди будут вдумчиво вслушиваться в то, что ты говоришь. При этом твое мнение будет всегда единственно верным. Так обстоит дело, и ничего здесь не изменится. В этом контексте и рассмотрим, что такое «польза».

Слово «польза» надо понимать как оценку возможности поддержания собственной жизни. Если ты что-то сумел для себя реализовать, это значит, у тебя есть соответствующие способности, которые приносят тебе «пользу». Наличие у субъекта способности оценивается им самим как «хорошо», независимо от того, что для других субъектов эта способность может обернуться как «плохо». Если для других способность субъекта всегда оборачивается как «плохо», он ограничит ее применение, но не станет считать, что от нее нет «пользы». У субъекта есть много разных способностей, и каждую надо применять в подходящей ситуации. Таким образом, «польза» может быть только для себя. Это чисто субъективная оценка.

Если ориентироваться на установку, что для тебя «хорошо» все то, что для других «хорошо» (делать добро людям), ты никогда не сможешь понять, на что ты способен. В этом случае ты работаешь под управлением других, являешься инструментом реализации чьих-то способностей. У инструмента нет способностей, он – приспособление, т.е. придаток к способностям его владельца.

К примеру, ты «изобрел» велосипед и подарил его людям. Они стали ездить на велосипеде, он им понравился. Ты считаешь, что у тебя есть способность к изобретательству. Но на самом деле изобретательным был не ты, а люди, которые поняли свою «пользу» от велосипеда. Они использовали тебя как инструмент для воплощения в жизнь своих целей (в данном случае, быть более мобильными). Если люди не примут твой велосипед, твое «изобретение» – не более чем груда металлолома.

А вот если ты создал велосипед и сам стал на нем ездить, чтобы стать более мобильным, тогда у тебя действительно есть способность к изобретательству. Увидев, как тебе «хорошо», люди купят у тебя велосипед, чтобы и им тоже было «хорошо». Акт покупки – это использование тебя в качестве инструмента. Твои способности никого не интересуют, людям интересно лишь то, в качестве какого инструмента тебя можно использовать. То есть у каждого своя «польза», привязанная к его собственной жизни.

Конкуренция в обществе идет за распределение ролей: кто будет реализовывать свои способности, а кто будет выступать в качестве инструмента. Ты можешь видеть свою «пользу» в том, что тебя используют в качестве инструмента. От этого неизбежно пострадает часть твоих способностей. Слабые люди предпочитают быть инструментами. Слабый становится еще слабее, богатый только богатеет.

Когда твоим способностям выражают признание, это не более чем лицемерие. На самом деле признают свою готовность тебя использовать для устройства собственной жизни. Ты «полезен» в том смысле, что являешься компонентом «пользы» при реализации чьих-то способностей.

Как отличить «полезный» совет от пустобрехства?

Не бывает «полезных» советов. Есть рекомендации, актуализирующие твои способности. Если у тебя уже имеются ментальные структуры, способные быстро реализовать рекомендацию, т.е. получить результат, соответствующий собственной потребности, тогда ты можешь быстро создать программу на основе схемы совета. Если же у тебя подходящих ментальных структур нет, рекомендация будет расцениваться как пустобрехство.

Зачем люди дают «полезные» советы?

Тем самым они хотят предложить себя в качестве инструмента. Субъект может попасть в ситуацию, где не может применить свои способности. Тогда он пытается представить себя инструментом, и из него начинают сыпаться советы.

Как развивать свои способности?

Стараться попадать в ситуации, где не получится играть роль инструмента. С развитием общества таких ситуаций становится все меньше и меньше. За них приходится бороться.

И так далее…

Источник: Бэкмология