Бэкмология – искусство нахождения простоты. Это методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


вторник, 26 февраля 2019 г.

О сути денег




Все знают, что достать большие деньги совершенно нереально без плана, экономической схемы. За интуитивной очевидностью этой мысли кроется весьма непростое объяснение, требующее понимания, откуда берется целенаправленность. В двух словах такое объяснение сводится к следующему.

Если все организуется согласно правилам, нет никакой неопределенности. Пространственно-временные отношения создают неопределенность, и ее преодоление (т.е. возврат к правилам) требует введения целенаправленности. Возникает задача, требующая алгоритма решения. Алгоритм нужен для достижения определенного события в будущем – это и есть реализация целенаправленности.

Фиксирование будущих событий ведет к фатализму. Если все всегда достигают поставленных целей, это означает, что будущее предопределено. В реальности поставленные цели не всегда достижимы, поэтому невозможно устранить присутствие элементов неопределенности.

Чем более отдаленная ставится цель, тем меньше вероятность ее достижимости. Разбиение дальней цели на иерархическую последовательность подцелей – метод увеличения вероятности достижимости дальней цели. В какой-то момент разбиение может оказаться нерелевантным сложившейся ситуации или какие-то подцели будут недостижимыми. Однако это не означает, что единственно правильным будет ставить только ближние цели.

Надежную конструкцию (дом, автомобиль) нельзя построить, не имея ее общего плана. Такой план предусматривает поддержания низкого уровня неопределенности на всех этапах создания конструкции, что выражается в постоянном контролировании среды и оперативном устранении неблагоприятных факторов. Переход от одной подцели к другой может потребовать ожидания благоприятных условий, и такое ограничение отражается в общем плане. Не имея плана, нельзя скоординировать все требуемые операции так, чтобы выходы одних операций точно попадали на входы других.

Совет жить «здесь и сейчас» равносилен обесцениванию всякого планирования (в частности, стратегического). Конечно, далеко не все цели возможно успешно спланировать, и большинство планов так и остаются нереализованными. Но целый ряд важных задач просто нельзя решить без плана, и отказ от их решения фактически приводит к снижению качества жизни. Так, человек, привыкший к полноценному потреблению,  вынужден принимать правила экономики, нравятся они ему или нет. Это означает, что уйти от денежных расчетов ему не удастся. Деньги же вовлечены в многошаговые цепочки схем «деньги – товар – деньги», и поэтому получить их односложно, без вовлечения в подобную цепочку не удастся, если не вставать на путь бандитизма или воровства.

Итак, дефицит ресурсов (как проявление пространственно-временных отношений) – это неопределенность, отражающаяся в денежном дефиците. Деньги – особый товар, выражающий стоимость всех других товаров и обмениваемый на любой из них. При ограниченности ценных природных ресурсов, а значит, и ценных товаров, дефицит денег как эквивалента всякого товарного обмена очевиден. Поэтому деньги не валяются на дороге, их нельзя получить, не прикладывая к этому усилий. Получение денег – это результат преодоления неопределенности как эффект навязывания собственных правил окружающей среде. Ясно, что подобное навязывание удается далеко не каждому.

Источник: Бэкмология

понедельник, 18 февраля 2019 г.

То, что должен знать каждый




Возьмем за основу, что Природа – это фундаментальный компьютер (ФК) с программами. Тогда любой язык сводится к базовому языку ФК. Вопрос только в схеме перевода. Любой физический процесс сводится к программе ФК. ФК способен моделировать любой конечный физический процесс.

Вопрос состоит в том, создаются ли программы для ФК сами? Здесь рассматриваются два случая. Существует базовая программа ФК, создающая другие программы, или вместе с ФК имеется исходная библиотека программ, используемая для создания мира.

В первом случае, обозначаемом как «эволюционизм», базовая программа должна создать программу, которая будет размножаться и самоизменяться. Программы конкурируют за ресурсы, и среди них выживают те, что удачно сформировались. Неудачные программы разрушаются. В конечном счете, такая селекция должна привести к созданию библиотеки программ, аналогичной второму случаю.

Эволюционисты настаивают на возможности ненаправленной генерации биологической новизны за счет комбинированного влияния неинтеллектуальных факторов стохастической природы и той или иной формы «автоматического» отбора среды.

Элементарные подсчеты убедительно показывают, что путем перебора комбинаций никакого времени не хватит для получения библиотеки, описывающей существующий мир. Чтобы на порядки сократить время, на ранних стадиях развития должны были появиться алгоритмы выбора альтернатив, формирующие критерии поведения и использующие память для хранения вариантов.

Второй случай – исходная библиотека программ – это по сути «интеллектуальный дизайн» (Intelligent Design, ID). Здесь фактически утверждается, что некоторые вещи слишком сложны, чтобы случайно эволюционировать. Жизнь на нашей планете возникла в результате воздействия некого высшего разума. Сходная концепция – «панпсихизм» – представление о всеобщей одушевленности природы.

Главная гипотеза ID –статистически значимые количества функциональной информации могут быть сгенерированы только интеллектуально. В ID основное место занимает распознавание артефактности – теория, на основании статистического анализа наблюдений утверждающая, что при выполнении определенных условий возможно с приемлемой вероятностью положительно ответить на вопрос об интеллектуальном происхождении данной конфигурации некоторой материальной системы.

Оба случая – эволюционизм и интеллектуальный дизайн – фокусируются на библиотеке программ. Их различие – в природе библиотеки. Это различие отражается на характере процесса познания. Либо надо создавать копию библиотеки, не задумываясь о природе программ, либо надо пытаться понять алгоритмы самоорганизации и, пользуясь ими, достроить всю библиотеку. На практике познание идет в обоих направлениях, и между ними имеет место постоянная дискуссия.

Человек способен создавать новые программы. Но ученым не понятно, как он их создает.

Позиция обывателя: Так ли важно, как появляются программы? Важно, что программы появляются.

Позиция ученого: Можно ли построить самоорганизующуюся машину, которая сама будет создавать полезные программы?

Прогресс четко идет по направлению конструирования принимающих решения машин. Считается, что такие машины больше всего похожи на самоорганизующиеся машины. Далее ожидается революционный прорыв – когда машина получит сознание.

Термин «сознание» здесь используется в узком смысле. Сознание – это не разум, не интеллектуальные способности, не социальная ориентировка, не рефлексия, а поток ощущений. Объект, обладающий сознанием отличается способностью испытывать хоть какие-то ощущения – квалиа, переживает свой субъективный опыт.

Человек ощущает (осознает), когда произносит некую мысль. То есть без вербализации нет сознания. Произносить не обязательно вслух, достаточно будет и внутреннего голоса.

Все, что происходит в мозгу до момента вербализации, относится к бессознательному мышлению. Как только мысль оформилась в словах, она стала осознаваться. Осознаваемую мысль можно передать другому человеку, подвергнуть критическому анализу (разложению на составляющие с применений логики), соотнести с другой осознаваемой мыслью. То есть без сознания нет интеллектуальной деятельности.

Все начинается с самого примитивного сознания, с минимального потока ощущений. Мышление, понимание и тому подобное – мелкая рябь в потоке ощущений, которая даже и не в каждый момент присутствует в этом субъективном опыте, для начала надо объяснить сам этот поток, он тут первичен.

Эволюция из атомов и молекул собрала машины, обладающие потоком ощущений, нам нужно сделать лишь обратный инжиниринг таких машин. Первая задача – спроектировать не умную машину с интеллектом и развитой обработкой информации, а понять устройство машины с ощущениями, хотя бы с одним ощущением, на этом первом этапе не требуется, чтобы в машине было понимание, что означает это ощущение. Если спроектировать машину просто с ощущениями, то дальше уже можно исследовать, насколько хорошо она будет соображать, а если будет плохо соображать, то ничего не мешает присоединить к ней в помощь автоматическую нейронную сеть. Разобраться с мыслительными способностями этой машины – второй этап, на первом этапе это не важно.

В концепции интеллектуального дизайна утверждается, что сознание не может возникнуть без наличия первичного сознания, т.е. Высшего Разума. В синергетике, поддерживающей эволюционизм, пытаются усмотреть зачатки сознания в механизме автопоэзиса. Этот механизм строится на обратных связях. Язык обеспечивает обратную связь с принятием решений (мышлением). Мыслительные процессы должны отображаться на языковые конструкции, и тогда происходит осознание смысла мысли. Такое представление приводит к приданию языка и всего того, что с ним связано, статуса особой важности. Именно поэтому ученые прикладывают много усилий для развития различных направлений лингвистики и связанной с ней семантики.

Вернемся к ФК и библиотеке программ. Если без языка невозможно понимание, то в библиотеке должны быть программы, ориентированные на поддержку языковых возможностей. Восприятие и производство языка требует специализированных устройств обработки информации в различных форматах и преобразования информации из одного формата в другой.

Языковые программы существуют, нам остается только произвести реверс-инжиниринг, чтобы понять, как они устроены. Разобравшись с языковыми средствами, мы приблизимся на шаг к раскрытию тайн ФК и его библиотеки. Вероятнее всего, через несколько столетий вопрос, кто прав – эволюционизм и интеллектуальный дизайн, потеряет свою актуальность, появятся новые вопросы, которые мы даже не можем представить себе сегодня.

Сегодня и в ближайшем будущем для нас вопросы первостепенной важности будут связаны с дизасемблирование существующих программ Природы и построении работающих схем. Никто не говорил, что дизассемблирование – гладкий и приятный во всех отношениях процесс. Всеми правдами и неправдами все мы пытаемся строить схемы, которые ведут к созданию устойчивых организаций, надежных машин и механизмов, непротиворечивых теорий. Каждый, будь то политик, предприниматель, ученый, бухгалтер, овощевод, хочет видеть свой мир организованным по правилам, выгодным ему, т.е. затевает свою игру. Кому-то это удается, большинству приходится быть материалом в играх других. Причем каждый принимает участие в разнообразных играх согласно отведенной ему роли.

В политике и экономике это особенно заметно. Коммунизм, социализм, капитализм, автократия, демократия, анархизм, терроризм – все это игры по определенным схемам. Можно сказать, имеет место эволюция схем, где схемы конкурируют между собой и выживают наиболее жизнеспособные схемы. Политические лидеры пытаются навязывать собственные схемы, заранее предполагая, что реализация схемы встретит сопротивление и необходимо применение силы для его преодоления. В общем и целом человеческую жизнь на земле пока можно охарактеризовать не иначе как социально-экономический хаос. Пройдет еще немало времени, пока существующий хаос не трансформируется в единую глобальную организацию, оптимальным образом отвечающую интересам всех ее членов.

Источник: Бэкмология

воскресенье, 17 февраля 2019 г.

Место человека в мироздании




Представим себе мир с одним материалом. В одноуровневом мире есть материал (пластилин) и базовые схемы лепки фигур из пластилина. В двухуровневом мире появляются схемы сбора конструкций из пластилиновых фигур. В трехуровневом мире имеются схемы организации ансамблей из конструкций. Схема ансамбля – это композиция схем конструкций, а каждая схема конструкции – композиция базовых схем. Таким образом, двухуровневый мир будет эквивалентен одноуровневому миру, в котором помимо базовых схем имеются схемы конструкций и ансамблей, а также схема перехода от фигур к конструкциям, и далее – к ансамблям.

Схема, так же как и материал, является полноценной частью мира, но отличается от материала тем, что выражает идеальный аспект мира. Она показывает, как организуется материал. Любой организованный мир обязательно будет иметь материальные компоненты и идеальные, не сводимые один к другому. Это фундаментальное свойство организации.

По умолчанию считается, что материал есть в пространстве. Встают вопросы: откуда берутся, где хранятся и как реализуются схемы? Где-то должна быть «библиотека» схем, а также «невидимая рука», применяющая схемы к материалу. Интуитивно ясно, что ни «библиотека», ни «рука» не могут располагаться в том же пространстве, что и материал. Для них должен быть отдельный мир, и этот мир является объемлющим для мира, представленного пространством и материалом в нем. Назовем объемлющий мир фундаментальным, а мир конструирования из материала – лабораторным. Всю конструкцию назовем мирозданием.

Далее представим себе, что в лабораторном мире создана конструкция, аналогичная мирозданию. Что это за конструкция? Очевидно, ею будет человек.

Устройство человека аналогично устройству мироздания. Его конструкция иерархична. Внешний мир является для человека лабораторным пространством (ЛП). Человек реализует в ЛП имеющиеся у него модели, используя разные инструменты – свои органы (глаза, руки, ноги) и созданные (то есть артефакты: палка, топор, молоток, циркуль, компьютер и т.д.).

У человека имеются модели, заложенные в него с рождения (априорные модели). На основе этих моделей он исследует свой мир, создает модели мира (теории) и применяет созданные модели для конструирования в мире. Логика – проявление априорных моделей. Математика – построенное на базе логики средство построения формальных моделей.

Важный момент – человек живет в социуме. Социум – среда размножения, и только в коллективной деятельности возможны создание и реализация моделей (теорий). Индивидуальных способностей одного человека для этого недостаточно. Язык – средство коммуникации, передачи создаваемых и созданных моделей между людьми.

Источник: Бэкмология

суббота, 16 февраля 2019 г.

Естественный язык и математика


С некоторой точки зрения, математика – это язык, который наука использует для описания мира (реальности). Используя математику для описания мира, физик или другой ученый начинает с содержательных (неформальных) понятий и конкретных представлений, иногда даже с визуальных образов. Например, интуитивно, для нас прямая линия – это что-то вроде натянутой проволоки, а плоскость похожа на крышку стола, не ограниченную краями. Мы знакомы с визуальными изображениями треугольника, сферы и цилиндра. Геометрия, понимаемая как формализованное описание пространства, начинается, когда мы вводим формальные понятия, соответствующие этим визуальным образам, и находим аксиомы, связывающие эти понятия. Таким образом, в построении теории некоторого фрагмента мира с помощью математики, мы фиксируем и структурируем некоторые базовые понятия и определяем аксиомы, связывающие эти понятия (например, законы Ньютона связывают такие понятия, как сила, масса, ускорение и т.п.) В результате этой деятельности мы в некотором смысле заменяем первоначальное содержательное представление формальным, т.е. «бессмысленным». Точнее, все «смыслы», все содержательные понятия трансформируются в формальные конструкции и аксиомы, грубо говоря, «ярлыки», связанные соотношениями («Уравнения понимают это лучше нас» – широко известное высказывание физика о хорошей теории.)

Но естественный язык, который существовал задолго до математики, использует похожие средства для описания мира. Прежде всего, используя язык и разделяя мир на реалии, мы «включаем» некоторый механизм распознавания образов и приписываем слова континуальным образам этих реалий. Важно, что на этом уровне мы производим начальное структурирование мира, делаем его «дискретным», «раскраивая» его на реалии и устанавливая понятия, соответствующие типам этих реалий. И, возможно, некоторые наиболее важные из наших языковых способностей связаны с этими механизмами, имеющими дело с чувственными образами и их дискретизацией.

Более того, язык не только кроит мир на конкретные реалии: объекты, их свойства, действия, события и т.п., но также классифицирует и структурирует эти реалии, налагая на них сеть абстрактных понятий и отношений, и выстраивает «теорию» того, что называется «наивной картиной мира».

Развивая плодотворную идею «наивной картины мира», нарисованной языком, описывая «наивную физику», «наивную психологию» и т.д., можно сказать, что язык выступает в роли «наивной математики», которая описывает «теорию» этой «наивной картины мира». В некотором смысле, лексическая семантика исследует эту теорию, существующую в наших головах, и фиксирует ее в словарных определениях. Эта теория составляет «структурированное знание» о мире, имплицитно встроенное в язык.

Это общее («словарное») знание соответствует (описывает) всем возможным ситуациям, т.е. это теория, описывающая все «правильные» модели (соответствующие всем возможным ситуациям, совместимым с этим знанием.)

Но в конкретных текстах содержится также знание о мире (реальном или возможном), которое может включать в себя и самое разное знание – от некоторого рода «общего знания», встречающегося в лексической информации, до описания конкретных частных ситуаций (в которые встроено «окказиональное знание» конкретной ситуации – которая опять же может быть реальной или возможной.)

В рамках формальной семантики, «семантика синтаксиса», соответствующая каждому конкретному предложению фиксируется в виде формулы, соответствующей этому предложению. Заметим, что если лексическую семантику не принимать в расчет, то среди моделей будут как «правильные», так и «неправильные» модели сточки зрения лексической семантики.

Мы представляем семантику предложения или текста как теорию. состоящую из различного рода формул, т.е. различных аксиом и их следствий. Под «теорией» здесь мы понимаем не металингвистическую теорию, а множество аксиом из различных источников: из словаря, композиционной семантики, контекста и базового знания плюс все следствия, которые могут быть выведены из этих аксиом, которые вместе составляют интерпретацию такого предложения в данном контексте. (Более широкие или более узкие понимания семантической или семантико-прагматической интерпретации зависят от включения или исключения различных потенциальных источников аксиом.) Такая теория характеризует класс всех моделей, которые совместимы с содержанием данного текста, или текста вместе с определенными аспектами его контекста, если теория включает аксиомы, предоставляющие контекстуальную информацию. Наиболее общая структура (характеристики и ограничения) таких моделей должна представлять «наивную картину мира» (Метафизику или Онтологию естественного языка).

Эта общая схема, особенно принципы, управляющие взаимодействием аксиом из различных источников, должна быть исследована на конкретном лингвистическом материале. В теоретико-модельной перспективе, все эти «аксиомы» из всех возможных источников вместе ограничивают возможные модели, и их объединенный эффект может объяснять явления, варьирующиеся от омонимии до сдвига значения слова. С этой точки зрения, ограничения на сочетаемость (слов и конструкций) отражают иногда противоречивые требования, которые могут быть у отдельных элементов относительно интерпретации целого. Число омонимичных пониманий уменьшается, когда не все возможные варианты дают непротиворечивую (или достаточно подходящую) интерпретацию. Противоречивость, которая должна в принципе всегда приводить к «аномальным» суждениям, может вместо этого приводить к смене семантического типа или к другим сдвигам значения. Сложность таких сдвигов является одной из основных проблем нашей работы по интеграции формальной и лексической семантики. Возможно, окажется, что механизм взаимодействия аксиом довольно сложен, и может включать модификации (сдвиги) в одних аксиомах в контексте других.

пятница, 15 февраля 2019 г.

Сущность информации в системном аспекте


Как принято считать, наш мир есть загадочное триединство вещества, энергии и информации. Вещество надо щупать, собирать держать в кармане, отнимать у соседа. Энергией надо заряжаться, или тратить ее на сбор вещества. Энергия есть как в веществе, так сама по себе. Информация – наименее загадочный компонент в триединстве мира. Недаром в Евангелии от Иоанна написано: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог».

Рассмотрим сущность информации в системном аспекте, не пользуясь никакими ранее введенными определениями информации.

Наш мир является организованным. Это прежде всего означает, что мир можно описывать. То есть все то, что можно описать является организованным.

Теория описывает организацию мира. Причем всякая теория будет неполной. Никакой теории не хватит для построения мира, в котором определена эта теория. Другими словами, суперсистему нельзя описать средствами системы. Невозможно описать то, что лежит в основе средства описания.

Таким образом, до конца познать устройство мира нельзя. Но даже неполные знания о мире позволяют им управлять. Возможность управления обусловлена организованностью, само управление обуславливает организованность.

Организованность мира отражается в системном подходе. Система – это способ описание организованности. Выраженная через систему организованность представляется объектами и их отношениями. Существуют отношения эквивалентности (одинаковости), толерантности (сходства), порядка, функциональные отношения и др.

Язык – это инструмент создания организованности. Без языка не может быть организованности. Организуемому обязательно соответствует некоторое языковое описание (программа). Язык – средство связи разных организованностей для образования общей организованности.

Язык строится на знаках, знаки образуют тексты, тесты являются информацией.

Организованность воспринимается как некоторый паттерн (схема). Организованность (системность) проявляется как моделируемость и целенаправленность.

Моделью обычно называется пара Х, C, где Х есть множество параметров (переменных) x1, x2,...,xk модели, а С – неупорядоченная совокупность отношений (ограничений) на Х. Ограничение – это любое отношение на множестве переменных x1, x2,...,xk – уравнение, неравенство, логическое выражение, табличная зависимость и т.п., то есть любое соотношение, определяющее ту или иную подобласть k -мерного пространства значений переменных x1, x2,...,xk.

Как видно, модель системы сама является системой, т.к. представлена объектами и их отношениями.

Любая система представима конечным множеством моделей, каждая из которых отражает определенную грань ее сущности. Этот важный принцип дает возможность исследовать определенное свойство или группу свойств сложной системы при помощи одной или нескольких упрощенных  моделей. Модель, ориентированная на определенную группу свойств сложной системы, всегда проще самой системы. Создание полной модели для сложной системы бесполезно, так как в силу теоремы Тьюринга, такая модель будет столь же сложной, как и система.

Модель (описание организованности) средствами языка преобразуется в другую модель. Математические преобразования приводят к новой модели, по которой может быть организована физическая реальность.

У человека организация представляется ментальной моделью.

Ментальная модель – это описание внешней организованности. Любая ментальная модель описывается математически. Математика – это мост между субъектом и материальным миром.

Целенаправленность системы понимается как функциональная тенденция, направленная на достижение системой некоторого состояния, либо на усиления (сохранение) некоторого процесса. При этом система оказывается способной противостоять внешнему воздействию, а также использовать среду и случайные события.

Целенаправленность также описывается моделью.

Источник: Бэкмология

среда, 13 февраля 2019 г.

Что такое алгоритм?


(продолжение предыдущей публикации)

*Кому-то следующий текст покажется непонятным. Не беда, это чисто субъективное состояние. Набравшись побольше знаний, в тесте можно без труда разобраться. Написать же текст, понятный для всех – это значит представить новую энциклопедию, что немыслимо.

Что такое алгоритм в самом общем виде? Это функция особого рода, отображающая множество упорядоченных пар на себя. Проблема же заключается в том, что понятие упорядоченности отсутствует в аксиоматике математической логики. В качестве необходимого элемента любых математических построений оно каждый раз привносится туда искусственно, продолжая оставаться неформализованным.

Принято считать, что множество упорядочено, если возможно установить взаимно-однозначное соответствие его элементов с элементами натурального ряда. Но по отношению к чему упорядочен сам натуральный ряд? Вопрос повисает в воздухе, поскольку математикам хорошо известно: его упорядоченность не может быть задана логически и определяется только по отношению к нашему субъективному пониманию времени и операции «следования за». Таким образом, смысл упорядоченности (как и любого математического построения) оказывается, в итоге, замкнут на сознании математика.

Следовательно, мы не можем считать мир априорно упорядоченным. В противном случае нам пришлось бы аргументировать, почему в мире реализуется именно такой упорядочивающий принцип, а не какой-то другой. Мировое множество изначально представляет «первозданный хаос», содержащий в себе все мыслимые (для субъективного наблюдателя) формы упорядоченности. Их возникновение можно уподобить субъективному нарушению симметрии.

Дело в том, что в силу неполноты, связанной с принципиально ограниченными возможностями субъекта, ему, субъекту не доступна полная группа симметрий мира (она доступна только внешнему наблюдателю). Поэтому субъекту мир всегда представляется частично несимметричным. Такое субъективное нарушение симметрии приводит к возникновению в системе относительных смыслов, и, прежде всего, экзистенциального смысла бытия самого «Я» в структуре субъект-объектного отношения. Я всегда обнаруживаю себя в одном из не полностью симметричных и соответственно упорядоченных экземпляров мира.

При этом происходит неизбежное «расслоение» реальности. Все объективные состояния мира существует актуально и вневременно. Они образуют первый слой, доступный только внешнему гипотетическому наблюдателю, который можно назвать слоем высшей реальности или «тонким миром». В данном случае фигура внешнего наблюдателя используется исключительно как вспомогательное средство, призванное облегчить процесс осмысления.

Второй слой – это слой субъекта. Его можно назвать физической реальностью, или реальностью с точки зрения субъективного наблюдателя. Для него мир предстает в виде относительно упорядоченного множества «грубых» состояний, получаемых комбинированием мировых состояний в группы. Такие состояния мы договорились называть физическими.

Стоит выделить еще один уровень – слой машины Тьюринга, или ментальный слой. Это мир нашего рационального мышления. Его следует отличать от иерархического более высокого слоя субъекта, в котором понятия числа и натурального ряда существуют исключительно в форме априорного знания.

Обратим внимание на то, что понятие упорядоченности теперь замыкается внутри конструируемого нами мира, а не в сознании некоего внешнего наблюдателя. По крайней мере, на уровне физических состояний субъекту уже ничто не препятствует описывать динамику мира алгоритмически – поневоле привнося в этот мир один из возможных способов его упорядочивания. Естественно, понятие алгоритма здесь имеет смысл только по отношению к субъекту.

Мы никогда не сумеем проникнуть в вышележащий слой, где скрыты истинные причины наблюдаемых нами феноменов. Похоже, квантовая механика лежит как раз на границе, отделяющей объективную реальность от физической. Но никто не мешает двигаться в противоположную сторону. Так, структура из элементарных для нашего мира сущностей (например, кварков) может оказаться «гранулой» в следующем за нами слое.

Если продолжить этот ряд, то мы получим ту же самую нисходящую структуру из вложенных интерпретаторов. Каждый такой субъект-интерпретатор создает свой слой субъективной реальности – «дочерний» мир с собственной аксиоматикой. Только аксиоматика в нем будет более примитивной, а сам мир – более «грубым» по отношению к вышележащим слоям. Однако сейчас нам удалось смоделировать по-настоящему замкнутую самосогласованную структуру, не требующую введения внешнего наблюдателя, чтобы сформировать представление об алгоритмичности мира.

Мироздание оказалось не только многослойным, но и иерархичным. Причем любому звену иерархии открыты все грубые слои и совершенно недоступны тонкие, лежащие выше него. Эту ситуацию можно проиллюстрировать все тем же примером с компьютерной программой. Компьютер полностью изолирован от нашего мира, поскольку ему не доступны смыслы, возникающие в человеческом сознании. С точки же зрения конструктора компьютер, напротив, открыт для внешних воздействий. Ведь конструктор в любой момент способен вмешаться в его работу и даже остановить выполнение программы.

Не составляет исключения и сам человек. При таком подходе он, по меньшей мере, трехслоен. Функция сознания обусловлена процессами в тонких слоях. Интеллект же вычислим по Тьюрингу и обусловливается процессами в «живой» машине Тьюринга. Не следует забывать и о промежуточном – физическом слое. В такой схеме человек не связан Геделевскими ограничениями внутри формальной системы его интеллекта, и этот факт мы обозначаем, как духовность, свойственную человеку. Но вполне вероятно, что сама духовность имеет ограничения типа Геделевских для расширенной аксиоматики «тонкого мира». Однако об этом мы ничего не знаем.

Возможно, для субъекта иерархически более высокого слоя человеческое поведение вообще не несет никаких признаков разумности. Подобно тому, как и мы не считаем разумным поведение запрограммированного автомата. Приходится констатировать, что характер субъект-объектных отношений предопределяет не только относительность конечного и бесконечного, случайности и детерминированности, но и относительность самого понятия разума.

вторник, 12 февраля 2019 г.

О протонаучных основаниях Бэкмологии

Наивен тот, кто полагает, что в основе нашего мира лежат несколько достаточно простых правил (законов), согласно которым выстраивается все окружающее нас многообразие. Такое представление нередко складывается у людей, которые полагают нечто подобное тому, что наш мир – это огромный компьютер. В этом случае сразу встает вопрос: какова архитектура у этого компьютера? Дело в том, что классический компьютер, с которым все мы повседневно имеем дело – это реализация одной из возможных вычислительных моделей. Существуют и другие вычислительные модели. И вообще, главная загадка нашего мира состоит в том, что в нем можно создавать бесконечное число моделей, некоторые из которых физически реализуются.


В Бэкмологии показано, что всякая теория, концепция, схема есть модель, представимая набором переменных и ограничений на них. У реализуемой модели есть область решения, т.е. конкретные значения переменных. К примеру, Библия описывает одну из возможных моделей, для которой есть решение. Также любая политика является реализуемой моделью. А вот всевозможные фантазии на политическую тему, как правило, есть нереализуемые модели.

Также Бэкмология демонстрирует, что вычисление (программирование) лежит в основе мира, подобного нашему. Такой пример не служит доказательством, что наш мир – это компьютер, а является лишь фактом, отрицать который нельзя. Факт можно интерпретировать и как исключительную ситуацию, и как отражение правила (закона). Причем чем больше аналогичных фактов, тем выше вероятность, что факт отражает правило.

Под вычислениями обычно понимается оперирование на состоянии некоторой системы (или совокупности систем) в последовательности шагов. Классическое вычисление часто выполняется как последовательность операций на коллекции битов. Такие вычисления могут строиться из гейтов (логических элементов), где каждый гейт действует на небольшом числе битов. Эти гейты определены в терминах: как они вызывают обработку входного состояния. Физически компьютер может занимать некоторое пространство, и поэтому гейты могут действовать одновременно в разных местах. Тем не менее, мы всегда можем представить пространство-время так, чтобы считать компьютер обрабатывающим состояние в некоторый момент t и обновляющим его в новое состояние в момент t+1 и т.д. до тех пор, пока не закончатся вычисления. Параллельные вычисления укладываются в эту парадигму, поскольку разные части параллельных вычислений обновляются в одно и то же время. Таким образом, вычисление понимается как последовательность шагов во времени. В ожидании более общих вычислений будем называть компьютеры, выполняющие вычисления подобным образом, пошаговыми компьютерами (ПК). К таким компьютерам относится машина Тьюринга, классические, параллельные и квантовые компьютеры.

Теория вычислений – это формализация математических расчетов (с карандашом, бумагой и ластиком). Вычисления должны выполняться физически.

Что для нас означает компьютер в общем? Один ответ таков.

Компьютер – физическое устройство, которое может давать правильные ответы на хорошо сформулированные вопросы. (1)

Чтобы получить полное определение, необходимо что означают термины в этом определении. Однако что бы ни означало «хорошо сформулированный вопрос», он должен быть представлен компьютеру в форме некоторого физического входа (или программы). Аналогично, чем бы ни был «ответ», он должен быть дан компьютером в форме некоторого физического выхода. Не ясно, что означает слово «правильный». Однако с точки зрения физического компьютера это должно означать, что устройство оперирует согласно достаточно хорошо известным правилам. Следовательно, более физическое определение будет таковым.

Компьютер – это техническое устройство, имеющее выход, который зависит от входа (или программы) согласно достаточно хорошо известным правилам. (2)

Здесь остается неясным значение слова «достаточный». Нет необходимости, чтобы мы знали всю физику, которая управляет компьютером. Например, в классическом компьютере нам не надо иметь детальное понимание физики внутри гейта, нам только лишь надо понимать, как гейт действует на вход, чтобы произвести выход.

Эти определения полезны. В частности, они не требуют, чтобы процесс вычисления происходил как последовательность шагов. В свете определения (2) возможно говорить о вычислениях в отсутствии любого пространственного разделения на временные шаги.

Вероятно, на пути к квантово-гравитационным (КГ) компьютерам мы оставим позади многие интуитивные значения вычисления, которые обычно принимаются без доказательства. Это уже происходит при переходе от классических к квантовым вычислениям, и, вероятнее всего, отказ от пошаговой вычислительной модели в КГ-компьютере может сделать переход от квантовых к квантово-гравитационным вычислениями даже более радикальным.

Причинная структура в теории относительности заранее не фиксируется. Есть ли зависимость двух событий во времени или нет, определяется метрикой, и метрика зависит от распределения материи. В квантовой теории изменяемое свойство – предмет квантовой неопределенности, т.е. мы можем оказаться в ситуации, где не будет количественного значения. Например, квантовая частица может быть в суперпозиции нахождения в двух разных местах одновременно. Похоже, такое происходит и с причинной структурой. Следовательно, в теории квантовой гравитации ожидается неопределенная причинная структура. Это такая структура, где нельзя определить, разделены ли два события во времени или нет.

В таком случае мы не можем рассматривать поведение физической системы (или совокупности систем) как развитие во времени через последовательность состояний, определенных на последовательности временного гиперпространства. Это должно оказать влияние на компьютерную науку. В частности, скорее всего, квантово-гравитационный компьютер не сможет пониматься как экземпляр пошагового компьютера.

Тезис Черча –Тьюринга – Дойча в информатике и квантовой физике формулируется следующим образом.

Универсальное компьютерное устройство способно моделировать любой конечный физический процесс.

При этом аппарат классической физики, существенным образом использующий понятия непрерывности и континуума, не позволяет моделировать все физические процессы машиной Тьюринга, которая оперирует лишь с вычислимыми объектами. Дойч предположил, что квантовые компьютеры смогут превозмочь ограничения данного принципа, если алгебраические законы квантовой физики смогут стать теоретической базой, описывающей любые физические процессы.

Как свидетельство правильности данного принципа, мы можем создать успешную симуляцию любого числа физических процессов (таких как машины в аэродинамической трубе или мосты до их построения) на современном классическом компьютере. Такой принцип важен, поскольку он предоставляет механизм для верификации физических теорий. Физическая теория говорит нам, как моделировать физические процессы. Для верификации физической теории нужны некоторые пути использовать теорию для симуляции исходного физического процесса. Однако есть более глубокая причина интереса к этому принципу. Он подводит нас к тому, чтобы сказать, что Вселенная сама по себя является компьютером. Конечно, принцип фактически не подразумевает этого. Даже хотя мы можем симулировать физический процесс на компьютере, из этого не следует, что вычисление есть точное отражение того, что происходит в ходе физического процесса. Это наводит на более сильный принцип.

Принцип вычислительного отражения: Поведение любого физического процесса аккуратно отражается в поведении соответствующим образом запрограммированного моделирующего вычислительного устройства.

Правильное понимание этого принципа требует определения, что означает «аккуратно отражается». (Значение слова «отражение» – изображать или представлять точно или должным образом.) Вместо попытки дать четкое определение проиллюстрируем наше обсуждение примерами. «Аккуратно отражается» ведет к тому, что не только существует то же самое соответствие между входами и выходами для физического процесса и вычисления, но также соответствие между внутренними структурами физического процесса и вычисления. Это имеет отношение к идеям функциональной эквивалентности в философии.

Мы можем думать об универсальном компьютере в модели Тьюринга, где программа помещена на ленту. Но мы также можем использовать модель электросхемы, где программа представлена предопределенным путем выбора гейтов.

На классическом компьютере можно симулировать любую квантовую систему, включая квантовые компьютеры, гильбертовым пространством конечной размерности. Можно даже симулировать квантовую систему полиноминальным пространством на классическом компьютере, но в основном это требует экспоненциальных временных затрат.

Источник: Бэкмология


воскресенье, 10 февраля 2019 г.

О природе компьютера


Рассмотрим сущность компьютера.

Компьютер работает со знаками. Любой компьютер включает исполнительное устройство. Это устройство выполняет некоторые действия. Действие выполняется по команде, в результате что-то происходит. Исполнительное устройство может изменять свое состояние, перемещаться, преобразовать входной сигнал в выходной сигнал и т.д. Сигнал – это носитель знаков. В качестве сигнала может использоваться содержимое ячейки памяти. Память – это место, где хранятся знаки.

Работа компьютера определяется его командами. Компьютер не может работать, если для него не определены команды и в него не загружены знаки. Таким образом, компьютер описывается следующими сущностями: алфавит (знаки), команды (правила), состояния. Обычно знаки поступают в ячейки памяти. Тогда результат выполнения команды – изменение состояния устройства, его перемещение, изменение содержимого ячейки памяти. Обычно считается, что компьютер преобразует один набор знаков в другой набор. В частности, из начальных аксиом (базовых формул) по правилам построения формул могут строиться различные формулы.

Программа – это совокупность команд (инструкций действовать) для определенного исполнительного устройства. Программу можно считать обобщенной командой. Она распадается на совокупность исполняемых устройством команд в определенной последовательности. Также программой можно считать некоторый набор правил. Правило определяет, какую команду выполнять при определенных условиях. Условием может считаться определенное содержимое (знак) ячейки памяти и/или состояние исполнительного устройства.

Компьютер тесно связан с кодированием. Кодирование – это отображение. Кодирование – правило, описывающее отображение одного набора знаков в другой набор знаков. Тогда отображаемый набор знаков называется исходным алфавитом, а набор знаков, который используется для отображения, – кодовым алфавитом, или алфавитом для кодирования. При этом кодированию подлежат как отдельные символы исходного алфавита, так и их комбинации. Аналогично для построения кода используются как отдельные символы кодового алфавита, так и их комбинации.

Какова природа компьютера? Или иначе, почему он появился?

Человек воспринимает окружающий мир таким образом, что результат его восприятия выражается схемой компьютера. И человек конструирует компьютер, посредством которого он может адекватно воздействовать на мир. Здесь все по Канту. Наше познание не согласуется с предметом, а конструирует предмет. Вот классическая формула Канта: «Мы a priori познаем в вещах лишь то, что вложено в них нами самими». То есть мы вкладываем в вещи то, что согласуется с нашим устройством, а устроены мы в соответствии с  кибернетическим принципами. Другими словами, компьютер вне меня, компьютер внутри меня, поэтому и отражаю мир как некий упрощенный компьютер.

Факты говорят сами за себя. Ученые все более и более склоняются считать мир сложнейшей компьютерной системой. Повсеместно в научном сообществе физическая реальность представляется кодами, алгоритмами и компьютерными моделями. Тенденция вполне однозначная: Разум, Бог, мироустройство по своей сущности являются компьютером. Конечно, не столь примитивным, как ноутбук или даже мощнейший суперкомпьютер IBM. И далеко не таким, как представлено в нашумевшем фильме «Матрица».

Отнюдь не случайно человечество сделало ставку на кибернетику, поскольку только через нее удается поддерживать научно-технический прогресс. Впереди однозначно эпоха интеллектуальных машин. К тому, что происходит (компьютеризация всех сторон жизни), надо быть готовым. В личностном плане следует четко понимать, как изменяются средства воздействия на психику, какие механизмы начинают управлять обществом. Здесь уже никакие традиционные «лекарства» психология или эзотерики не помогут. Чтобы быть сильным, нужны совершенно иные средства психологической защиты, необходимо новое мировоззрение, о котором нынешние учителя и гуру имеют лишь очень смутное представления или, скорее всего, вовсе не имеют.


Смена парадигмы – крайне инерционный процесс, он растянется на столетия. Сейчас мы находимся в самом начале этого процесса, когда только начинают возникать осторожные дискурсы на данную тему. Именно поэтому ныне живущим придется особенно тяжело. Они совершенно не готовы к происходящему и испытают сильнейший психологический удар от обрушившегося вала информационных технологий, пронизывающих все сферы жизни, включая социальную и политическую. Ярчайшее проявление такой неготовности – это «болезнь смартфона». Люди попадают в зависимость от гаджетов, при этом считая себя вполне адаптированными к современной жизни индивидами. Люди еще не понимают, что такое «гибридные войны», какова роль социальных сетей и киберпреступности, к чему ведут электронные паспорта и оплата всех услуг онлайн и т.п. Воспитанные в духе Модерна, они вдруг осознают, что им приходится жить в эпоху Постмодерна, где нет «героя» и все ценности относительны.  При этом им продолжают вбивать в голову мысли о важности идеалов демократии на фоне основанных на компьютерных технологиях манипуляциях и фальсификациях в избирательных кампаниях.

Как муха, попавшая в паутину, будет обязательно высосана пауком, та и человек, пойманный в сеть, будет употреблен в целях развития самой сети. Сеть становится ключевым фактором, влияющим на жизнь людей. Люди все меньше общаются напрямую. О человеке создается характеристика исключительно на основе собранных о его активности в сети данных. Теперь человеку, чтобы выглядеть не тем, кто он есть на самом деле, надо обмануть сеть, создать в ней ложный след. Владельцы сети имеют все рычаги влияния, они способны создать любой образ, жертвам сети остается полагаться на услуги хакеров и фабрик троллинга, чтобы как-то защитить свои позиции.


Источник: Бэкмология

пятница, 8 февраля 2019 г.

Экономика человека глазами наивного дилетанта




Государство – это система институтов, отстаивающих свои права на все ресурсы, расположенные внутри определенных границ. Виды ресурсов, принадлежащих государству, определяется специальными правилами – правом. Проще всего – с природными ресурсами, расположенными на территории государства. Все они – материальные, энергетические, водные – собственность государства. Сложнее с финансовыми и информационными ресурсами. Еще более сложно – с человеком. Все дело в том, как государство интерпретирует живущего в нем человека. Является ли он собственником природных ресурсов (все природные ресурсы государства как бы распределяются поровну между всеми гражданами)? Или он просто ресурс – природный трудовой воспроизводимый ресурс, задача которого работать в интересах государства и выполнить функцию воспроизводства?

Возьмем для примера государство Россия и попытаемся разобраться, как в нем интерпретируется человек.

Государство учит человека, чтобы он прилагал свои способности и умения для извлечения и утилизации природных ресурсов в интересах государства, и за это он получает вознаграждение, используемое им для восстановления собственных сил и воспроизводства.

А в чем интересы государства? В том, чтобы эффективно использовать принадлежащие ему ресурсы, включая человека. Что значит эффективно? Рачительно (не сжигать попусту), экономно (не срезать с картофелины кожуру толщиной в  один сантиметр), по назначению (не кормить черной икрой свиней), с высоким КПД и т.д.

Считается, что интересы государства совпадают с интересами человека. Если государство будет неэффективным, то человек не сможет нормально жить. Государство охраняет своих граждан от внешних врагов, т.е. чтобы враги не отобрали природные ресурсы, а также следит за установленным порядком в стране, т.е. чтобы люди меньше убивали друг друга на бытовой почве.

Человек рождается, государство его бесплатно учит, и далее молодой гражданин становится трудовым ресурсом, работающим на государство. На свой заработок он должен обустроить свою взрослую жизнь, что прежде всего выражается в покупке жилья. Чем у человека больше способностей, тем больше он востребован государством и тем больше у него заработок и лучше жилье.

Каждый гражданин своим трудом оплачивает пищу, жилье, безопасность, инфраструктурные удобства. От государства он получает бесплатно только образование, что логически вполне понятно. У младенца и ребенка просто нечего взять. Да и если его вовремя не обучить, он может оказаться недорослью, не способной трудиться. А трудовые ресурсы государству нужны!

Теперь самое интересное и загадочное. В целях эффективного использования природных ресурсов государство временно передает свои права собственности гражданам. За это граждане должны давать прибыль государству.

К примеру, есть бесхозная земля, которую пока неизвестно, как использовать. Ее передают в собственность гражданам, чтобы те могли строить на ней дома и жить в них, выращивая потомство. Здесь у государства совсем небольшая прибыль – налог на имущество. А вот если талантливый металлург-предприниматель получит в собственность железный рудник, то он сможет выплавлять высококачественную сталь, продажа которой дает высокую прибыль. Конечно, государство могло бы нанять этого металлурга инженером на свое сталеплавильное предприятие, но использование его в качестве наемной рабочей силы неэффективно. Как предприниматель он даст больше выгоды государству, да и государства не будет болеть голова, как обустроить высокотехнологичное производство. Здесь работает принцип – каждого надо использовать по назначению.

Очевидно, на каждого «железных рудников» не хватит. Поэтому собственниками материальных ресурсов становятся только избранные. Понятно, кто их избирает – государство. В чем преимущество избранника? В том, что он в большей степени может решать сам, как ему работать.

Что если человек не находит своего места в жизни? В данном контексте это означает, что ему претит выполняемая им работа. Искать себя или подходящую работу, когда тебя уже поставили на счетчик (за все надо платить) – занятие, крайне действующее на нервы. Выход здесь один – искать легких денег. Рано и поздно такой путь приводит прямо на тюремные нары. Из трудового ресурса человек превращается в заключенного. Это вторая роль, которую может играть каждый гражданин.


Итак, человек появляется на свет без копейки денег и в лоне государства вырастает до трудового ресурса. Далее всю жизнь он трудится, наживает добро, и покидает жить опять же без копейки – с собой в могилу добро не возьмешь. (Как бонус за прожитую жизнь, он может передать добро своим наследникам.) Как альтернатива, провести жизнь за решеткой.

Таким образом, российское государство – то место, где человек может стать трудовым ресурсом. Другими словами, государство – гарантия того, что появившийся на свет младенец сможет вырасти в работника и прожить свою жить, работая. Таким образом, государство как бы олицетворяет вечное, а человек – бренное. Естественно, при такой схеме у государства огромный спектр возможностей для разного рода воздействия на каждого отдельного гражданина, что и проявляется повсеместно на бескрайних российских просторах.

Источник: Бэкмология