Бэкмология – искусство нахождения простоты. Это методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


пятница, 29 марта 2019 г.

Что вы знаете про скептиков?



Какова природа вещей или, субъективно выражаясь, что можем мы знать о вещах? Как должны мы к ним относиться? И что проистечет для нас от этого отношения?

Главным принципом скептицизма в решении им первой проблемы была изостения, утверждение, что каждому тезису о природе вещей можно противопоставить равносильный, т.е. одинаково хорошо обоснованный антитезис.

Изостения – равносилие противоположных суждений в учении античных скептиков.

Раньше всего изостения, если начать с самого слабого ее значения, представляет собою неопровержимый факт в отношении к очень многим мнимым познаниям, как в обыденной жизни, так и в науке. Разве мы не произносим в повседневной жизни сотни раз такие суждения, которым с одинаковым основанием можно противопоставить другие суждения. Кто в спокойные часы поразмыслит об этом, тот не осмелится этого отрицать. Вспомним только о партиях во всех формах, в жизни индивидуума и государства, в искусстве и науке. Здесь безусловно принимают и ревностно отстаивают целый ряд решений послеЬдних вопросов, теоретически далеко не созревших для произнесения о них окончательного суждения. Здесь действительно правая и левая сторона противостоят друг другу, как тезис и антитезис, как «да» и «нет». Но кто захочет быть объективным, должен будет довольно часто сказать себе, что позиция консерватора не хуже обоснована, чем позиция либерала, у эстетика-модерниста не худшие основания, чем у его противника классика, что теория атомиста не менее обоснована, чем теория энергетика, что употребляя терминологию скептиков, устанавливается полная изостетния. Если же мы, однако, склоняемся в ту или другую сторону, то мы это большей частью делаем по совершенно другим мотивам, руководствуясь определенными симпатиями или антипатиями, которые, будучи сами независимы от убеждений на основании доводов, пользуются в конце концов этими доводами лишь как средством, чтобы достигнуть своих собственных целей.

Большинство людей, не исключая и великих политических деятелей, художников, ученых, самым твердым образом убеждено в правильности своих одних только своих взглядов, в особенности, в тех случаях, когда эти взгляды каким-нибудь образом связаны с их личными интересами. Люди – решительные догматики.

Против догматического способа мышления скептическая изостения, как и все скептические принципы, может оказаться в деле служения истине благодетельным воспитательным средством.

Другим преимуществом принципа изостении является то, что она дает нам в высшей степени плодотворный методологически прием. Один из величайших философских методологов нового времени, лорд Френсис Бекон, указал (совершенно, впрочем, независимо от скептиков) на то, что при каждом научном исследовании нужно соблюдать следующее чрезвычайно важное правило: следует наблюдать исследуемое свойство не только там, где оно появляется, но и в таких случаях, где оно не появляется, но, по предположению, должно было бы явиться. Говоря языком Бекона, положительные показания должны быть проверены и дополнены отрицательными показаниями. Если бы чаще следовали этому совету, то из науки и из жизни давно исчезли бы некоторые ошибочные взгляды.

Из книги Бэкмологии «Материальное и идеальное»

четверг, 21 марта 2019 г.

Тезисы для тех, кто хочет стать счастливым




Нам неизвестно, как устроен мир, в котором мы живем. Это единственная известная нам абсолютная истина.

Все наши научные и практические знания – это представления об устройстве мира. Они поддерживают нашу жизнеспособность, и поэтому мы считаем их правдоподобными. Но нет никаких оснований полагать, что в этих знаниях есть хоть самая малая толика от описания истинной картины мира.

Как же так? Мы научились управлять Природой, совершенно ничего о ней не зная? Возможно ли такое?

Да, возможно, и это наша объективная реальность.

Мы не управляем миром как таковым, мы управляем нашими представлениями о мире. Мир дан нам в представлениях. Представления и есть наш мир. За этой банальной фразой скрывается огромный смысловой пласт.

Мир самодостаточен. В нем есть все необходимое для поддержания себя. Если что-то создается, это оправданно и ему суждено существовать и бороться за это. Мы являемся производной мира, настроены под «правила игры» в физическом мире, наше существование не определяет бытие, но мы определяем свое существование. Это первое априорное знание.

Мы полагаем, что мир – это единство материального (физического) и идеального. Придерживаться концепции о самодостаточности физического мира – это примерно то же самое, что всерьез утверждать, будто причины мигания пикселей на мониторе (да ведь как согласованно мигают: картинки нас завораживают!) находятся в самих пикселях или, по крайней мере, где-то между ними – но там же, на экране монитора. Ясно, что при таком нелепом подходе в попытках объяснить причины этих дивных картинок неизбежно придется плодить иллюзорные сущности. Ложь будет порождать новую ложь, и т.д. Причем подтверждения этого потока лжи будут, казалось бы, налицо – ведь пиксели, как ни крути, мигают! Самодостаточность невозможна без идеального – программного обеспечения физического.

С учетом сказанного о самодостаточности представим себе трехмерный экран, на котором отображено множество разных объектов. Эти объекты устроены так, что могут видеть друг друга и оказывать воздействие на свое состояние и состояния других объектов. То есть на самом деле экран даже не трехмерный, а, как минимум, пятимерный. Другие измерения нужны для придания объектам динамики (жизни).


Экран вполне самодостаточен в том смысле, что происходящее на нем не требует постороннего вмешательства. Объекты изначально знают, как себя вести, и этого знания им вполне достаточно, чтобы устраивать свою жизнь. При этом они изучают поведение друг друга и собственное поведение, чтобы продлевать время своей жизни. Все системы любого уровня развития не хотят погибать, а хотят выжить.

Рано или поздно у объектов появляется вопрос: откуда взялось все происходящее? Объект не видит самого экрана и того, что заставляет этот экран «светиться», т.к. является его частью. Находясь внутри ящика, нельзя видеть внешние стенки ящика, как, впрочем, и нельзя достоверно знать, существует ли сам ящик. Если мы узнаем, что находится за пределами видимого, мы познаем мир. Это второе априорное знание.

Мы видим, чтобы изучать, а изучаем, чтобы рассуждать о том, что не видим. И в рассуждениях мы выходим за пределы (границы) видимого. Это третье априорное знание.

Раскладывая вещество на молекулы и атомы, мы не выходим за пределы реальности – материального (видимого и познаваемого мира, у которого нет видимых границ). Но абстрактные теории мы создаем за пределами реальности – в идеальном. Правда, видеть внешние стенки ящика мира теории нам не позволяют.

Выходя за пределы реальности, мы создаем правила, как должна быть устроена реальность. Наши предписания всегда исполняются, ибо мы не в состоянии помыслить невозможное к исполнению. Иными словами, наше воображение имеет свои пределы, не выходящие за пределы мира. Мы неспособны вообразить невозможное, как бы ни напрягались, и тысячью различных способов описываем то, что является возможным. А все непригодные для реальности фантазии сбываются лишь в нашей голове. Фантазирование – важный инструмент, оно помогает нам помыслить пределы реальности.

Мы зациклены на своей реальности: реальность обслуживает нас, а мы обслуживаем ее. Это четвертое априорное знание.

Отсюда можно сделать важный вывод. Нам мало интересно, существует ли «ящик», мы думаем о нем только потому, чтобы у нас были богатые фантазии, которые нам нужны, чтобы придумывать все новые и новые способы описания реальности.

Нам неизвестно, как устроен мир, в котором мы живем. Но нам и не нужно это знать. Все наши потребности ограничены реальностью. Мы реализуем свои потребности, выходя за пределы реальности и далее давая ей предписания.

Потребностей нет у объектов, которые не выходят за пределы реальности. (Но существуют ли такие объекты?)

За предписанием всегда стоит описание. Потребность порождает описание того, что нужно сделать, а описание позволяет сформулировать предписание. Без описания нет предписания.

Таким образом, все наши научные и практические знания – это описания реальности, в отношении которой мы наделены потребностями. Мы являемся частью реальности, а потому наши потребности всегда адекватны в отношении нее. Какими бы ни были наши описания, они обусловлены реальностью и обуславливают реальность.

В 1914 году В. Маяковский написал стихотворение «Послушайте!»:

Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают –
значит – это кому-нибудь нужно?
Значит – кто-то хочет, чтобы они были?

Эти строки образно передают смысл вышесказанного. Мы ставим эксперименты, чтобы сформулировать новые описания, которые станут предписаниями. Все наши исследования – это по сути исследования наших описаний.

Описание нельзя описать, можно только дать иное описание. Это означает, что у описания нет ценности. Ценность есть у того, что может быть описано. Поэтому мы стремимся к владению материальными вещами – того, что подлежит описанию.

Так называемы духовные ценности – это фантазия. Сами мысли (идеи) не имеют никакой ценности. Имеет ценность только то, что они описывают. Иными словами, без материального идеальное не актуально. Так, авторское право, никогда не реализованное, не представляет никакого интереса.

Не всякое описание ведет к предписанию. Потребности порождают конфликт интересов. Так, разные субъекты могут желать получить одну вещь. В такой ситуации они станут мешать друг другу, и вещь в итоге получит тот, кто окажется сильнее – сумет подавить своего конкурента. Поэтому наши желания не всегда совпадают с нашими возможностями. Это и означает, что не всякое описание ведет к предписанию.

Таким образом, реальность – всегда игра, в которой побеждает сильнейший. Физическая сила должна дополняться умением принуждать окружающих выполнять предписания. Такое умение нередко строится на обмане (предоставляется неверное описание).

Ложное описание – норма. Во-первых, в связи с конкуренцией даются фиктивные описания. Во-вторых, по мере увеличения количества описаний предпринимаются попытки создавать обобщенные описания. Такие описания нередко вводят в заблуждение, т.к. не являются полными. В-третьих, нередко выдают фантазию за описание. В-четвертых, в процессе коммуникации (передачи информации) описание может исказиться. Имеются и другие причины.


пятница, 8 марта 2019 г.

Сказка про то, как устроен материальный мир


(продолжение предыдущих публикаций)

Рассмотрим гипотетическую общую схему организации материального:

сигнал – инициатор операций
объект – приемо-передатчик сигналов, исполнитель операций
множество объектов
отношение между объектами, множествами, объектами и множествами (канал коммуникации)
пространство – множество объектов и их отношения (структура) на множестве
состояние объекта, множества, пространства
операция состояния – выполняемая операция в состоянии
операции коммуникации – прием-передача сигналов по отношению
операция выделения объекта, множества, пространства
операция создания/удаления (изменения) отношения (канала коммуникации)
операции на множестве: добавление/исключение объекта
условная операция – проверка наличия отношений, пустого множества
алгоритм – последовательность операций (групповая операция, процедура)
программа – алгоритм на пространствах
поток сигналов – шаблон алгоритма
конфигурация потоков

Базовые операции отличаются чем, что их нельзя разложить на другие операции. К составным операциям относятся, например, операция отображения отношений множества объектов, операция сравнение пространств.

Назовем первоначало субстанцией. Любая конструкция материального – это некоторое состояние (представление) субстанции. Можно сказать, материальное – проекция субстанции. Субстанция проявляется в материальном. Без такого проявления субстанция не может оценивать себя. (Чтобы понять, что происходит, надо увидеть происходящее.)

Субстанция создает конфигурации, которые проявляются в материальных конструкциях. Эти конструкции оцениваются субстанцией по определенным критериям. У субстанции есть цели, их реализация проверяется на материальных конструкциях. Таким образом, материальное для субстанции есть пространственная «сцена», куда она отображает результаты своего функционирования. На «сцене» разыгрываются «спектакли» по заданным «сценариям». Другими словами, имеет место отображение функций (процессов). Субстанция как бы создает копию части своей функциональности. Чтобы эта копия могла функционировать, необходимо ее описание. Создается «агент», у которого есть инструкция, что делать. «Сцена» заполняется «агентами», а также между агентами устанавливаются каналы связи, по которым передаются инструкции. Агенты взаимодействуют между собой согласно инструкциям, создавая конструкции. Эти конструкции в свою очередь создают конструкции и т.д.

Цели задаются субстанцией специальными сигналами, конструкции оцениваются по их способности воспринимать эти сигналы. Если создается конструкция, способная обрабатывать целевой сигнал, цель считается достигнутой. Цели не обязательно достигаются. Как будет проходить процесс конструирования, зависит от инструкций-описаний. Субстанция должна дать такие описания, которые приведут к намеченной цели. Чтобы цели достигались, агенты, получают возможность создавать свои описания происходящего. Язык – инструмент описания. Описания агентов придают гибкость процессу конструирования. Агенты управляют друг другом в поиске конструкций, отвечающих поставленным целям.

Если субстанцию считать оригиналом идеального, то отображение субстанции есть материальное плюс идеальное. Материальное не может существовать без описания. Существовать значит иметь описание. У материального всегда есть схема-описание. Она является некоторым образом оригинала идеального. Схема-описание – это то, как сформировался объект. Без следов ни один объект не создается, всегда есть некий код, обуславливающий появление объекта. Также материальное отражается в субъектное описание, которое частично есть образ схемы-описания и частично утилитарное значение объекта. Описание материального есть идеальное. Идеальное есть образ образа оригинала идеального. Образ образа может сильно искажать оригинал.

Вот наглядный пример описания. Есть кофеварка с инструкцией. Обе они материальны. В инструкции содержится информация, которая идеальна. Она описывает сигналы, необходимые для управления кофеваркой. Сами сигналы материальны, но их описание идеально. Носитель описания материален, описание всегда идеально.

Все то, что дает «жизнь» описанной схеме, является идеальным. Но поскольку мы имеем дело только с собственной интерпретацией схемы, именно наши описания становятся идеальным. Фактически это лишь некоторый образ идеального, его имитация. Как создается «наше» идеальное? Путем отражения и обобщения материального. На основе «нашего» идеального мы создаем схемы (модели) материального. Если модель корректна, она, отображаясь на материальное, конструктивно воздействует на него. Воздействие модели на материальное в любом случае есть, но конструктивное воздействие состоит в достижении поставленных целей, когда «чертежи» воплощаются в конструкциях. Мы находим правильные последовательности сигналов, управляющие веществом. «Наше» идеальное всегда представлено в материальном, оно накладывает ограничения на процесс мышления, и в частности, может мешать конструктивному мышлению (уводить его в сторону, подавлять).

Другими словами, субъективное и объективное взаимовлияют друг на друга. Деструктивная мысль задает процесс, который подавляет психику и не позволяет возникнуть конструктивной мысли, а значит, субъект не сможет инициировать создания реальной формы и будет оставаться «в плену» деструктивных размышлений.

Субстанция – оригинал идеального – проявляется в материальном. Материальное – это то, что может описываться (отображаться). Возможно отображение образа, т.е. идеальное (образ образа). Но невозможно отображение образа образа – идеальное нельзя описывать (отображать), из него можно только составлять композиции. Одному идеальному ставится в соответствие другое идеальное. Если соответствие считается отображением, то это есть описание материального.

Есть всего два вида отображения: из субстанции в материальное, из материального в идеальное. Получается, материальное используется для того, чтобы производились отображения – в него отображается субстанция и из него отображается идеальное. Идеальное необходимо для организации циклов в материальном. Описания материального идут на построение материальных структур. Циклы – основа самоорганизации (уроборос).

Идеальное представляется в материальных структурах в виде памяти. Память – это некоторая устойчивая структура с набором переключаемых состояний. Состояние и есть содержимое памяти. Память можно скопировать, но нельзя отобразить (у памяти не может быть памяти). Идеальное не подвергается отображению, неким аналогом отображения будет избирательное копирование (по определенному алгоритму).

Находя в неживой природе процессы, схожие с явлением памяти, надо понимать, что такие процессы – не суть память в том смысле, в каком, положим, химическая форма отражения не есть пред-сознание или пра-сознание, т.е. не есть высшая форма отражения, хотя и то, и другое – суть отражения. Конечно, нельзя процессы, подобные явлениям человеческой памяти или свободы воли в неживой и неразумной природе отождествлять с самими явлениями человеческой памяти и свободы воли, типа – то же, но более примитивное, простое.

Возможно множество видов памяти и хранения в памяти. Язык – соглашение о представлении в памяти. Язык – средство кодирования идеального. Язык – универсальный механизм, поскольку всегда можно создать транслятор с одного языка на другой.

Субстанция обуславливает дизайн материального. Объект, отношение, сигнал, состояние, память, язык – все это элементы дизайна. Получается такой «материал», который оказывается в состоянии создавать разнообразные конструкции. Это весьма непростой «материал». Его можно попытаться разложить на компоненты, но все они будут взаимообусловлены, взаимозависимы. Когда говорят, что материя представлена веществом, энергией и информацией, подразумевают, что это как бы свойства «материала». Нет вещества без энергии, энергии без вещества, информации без вещества и т.д. Есть целостность, которая проявляется в наблюдаемых явлениях мироздания. Сам наблюдатель есть одно из этих явлений. Мироздание одновременно является наблюдаемым и наблюдающим.

Разобраться с дизайном материального означает научиться безошибочно строить жизнеспособные конструкции, взять под контроль всю организованность. Сводится ли разбирательство к созданию полной онтологии и построению всего многообразия схем разных видов конструкций? Думается, что нет. Слишком большим получится описание. Субстанция не пошла по такому пути, а возложила функции строительства на механизмы самоорганизации.


Возможно ли управлять механизмами самоорганизации, построить над ними управляющую систему? Этот вопрос и является ключевым вопросом, на который предстоит ответить. В качестве глубинной программы он заложен в каждого человека. Типы людей определяются характером ответа на данный вопрос. Одни пытаются воздействовать на окружающий мир исключительно силой, другие видят единственный возможный путь в приспособлении, третьи ставят на интеллект.


воскресенье, 3 марта 2019 г.

О материальном и идеальном. Часть 2


(продолжение предыдущей публикации)

*** В публикации объясняется вероятностная природа языка. Затрагиваются исключительно философские вопросы, поэтому обывателю чтение будет неинтересно и даже вредно.

Не существует такой конструкции, которая бы описывала бы свое устройство (строение). В конструкции нельзя выразить ее устройство.

Здесь используются понятия «конструкция», «строение» и «описание». По умолчанию предполагается, что конструкция имеет определенное строение, ее описание делается на языке, понятном конструкции. Если конструкция понимает язык собственного описания, она должна иметь самоописание как часть самой себя. И тогда эта часть тоже подлежит описанию, т.е. язык должен определять (описывать) сам себя. Чтобы здесь не возникало дурной бесконечности, необходимо принять, что конструкция должна включать «теневую» структуру – самоописание, и эта структура является начальной, т.е. внутрь нее нельзя заглянуть.

Мироздание – единственный пример конструкции, включающей структуру самоописания. У него нет ничего внешнего, оно самодостаточно. Это означает, что самоописание существует до всякого описания.

Таким образом, конструкция сама по себе не может описать свое устройство. Нельзя сначала создать конструкцию, а потом сказать ей описать себя. Все дело в том, что самоописание – тоже конструкция. Она должна быть создана до любой другой конструкции. То есть надо изначально иметь самоописание, на основе которого создается новая конструкция, а потом самоописание описывает ее. Причем ничего нельзя сказать, как появилось самоописание. До него ничего не было, иначе существовавшее до самоописания надо будет описывать. Само самоописание описать нельзя – нечем описывать. Язык, который определяет (описывает) сам себя, невозможно себе представить. Самоописание единственно, его невозможно продублировать, но можно создать его образ.

Понятия «конструкция», «строение» и «описание» следует считать фундаментальными. Их нельзя поставить ниже языка самоописания.

Мир устроен таким образом, что любая его конструкция может описываться. Описание базируется на самоописании. С актуализацией самоописания появился мир. Далее, все, что происходило в мире, может быть объяснено на основе самоописания. Конструкция появляется из описания (идея превращается в форму) и после реализации может описываться (форма отражается). Наука не оперирует понятием «самоописание». Наука заканчивается там, где ничего описать (объяснить) нельзя. Эзотерика представляет самоописание как Абсолют, эманирующий лучами отец, сын и святой дух (святой троицей).

В самоописании – тайна и магия Мира. Описание конструкции возможно только до уровня самоописания. Выбирается язык описания, при этом сам язык в конечном счете задается языком самоописания. Любой язык определяется языком самоописания, который нельзя определить. Понятие «язык» неопределимо – нет языка, на котором можно было бы точно определить, что такое язык, возможны только неточные описания.

От выбранного языка зависит описание. Каждый язык отражает определенный подход к миру. Так, для человека естественно мыслить в терминах объектов (сущностей) и взаимодействия между ними. При этом используется и автоматный подход, основанный на состояниях. Люди живут в состояниях (например, спят или бодрствуют, сыты или голодны) и в зависимости от текущего состояния по-разному реагируют на внешние раздражители.

Все описания конструкции неточные. Точного описания не может быть. (Оттого и называют язык вероятностным) Реализованная конструкция – актуализированное описание – это дополнение к описанию, их целостность и определяет точность (истинность). Процесс и описание процесса – разные вещи. Потому и существует материальный мир, чтобы соединить их вместе, в одно целое. Но даже такое объяснение не будет точным. Помимо того, что материальное и идеальное взаимообусловлены, они образуют целостность, как новое качество. Это качество не может быть точно сформулировано.

В мире материально оттого и возникают задачи (проблемы), что конструкции строятся по неточным описаниям, не учитывающим всю пространственно-временную динамику. Только находясь в точке пространства-времени, возможно принять решение о следующем действии. Ни один план не описывает поведение во всех допустимых ситуациях. Даже самое детальное прогнозирование не гарантирует предсказание аккуратной картины происходящего. Неопределенность – характерная особенность мира материального.

Необходимость строить алгоритмы с учетом неопределенности приводит к созданию специальной конструкции – мозга – как образа пары материальное-идеальное.

В мозгу присутствует образ конструкции (картинка) и описание этого образа, посредством языка они связываются, а также обеспечивается связь разных описаний.

По всей видимости, долговременная память образов представлена не в мозгу, а в мире идеального. Внутреннее зрение обозревает пространство-время. Мозг не является хранилищем информации подобно жесткому диску, а быть скорее интерфейсом, соединяющим все то, что человек познает, испытывает или воспринимает, с «делокализованной» базой данных. Следовательно, удаление одной или другой части мозга не нарушает память, так как она не хранится «внутри» клеток памяти как таковых. Тем самым мозг работает скорее как передатчик/приемник или антенна. Память  не является локальным процессом неких специфических клеток мозга, и мозговые волны взаимодействуют через процесс интерференции с внешним волнами мира идеального. Это объясняет явления ясновидения, и в частности, ретрокогницию – осмотр «внутренним зрением» событий прошлого, которых сам «видящий» лично наблюдать не мог. Возможно, в каком-то объеме существует проскопия – восприятие информации о возможных событиях будущего.

Идеальное представляет собой структуры памяти вселенной и, в частности, включает четырехмерный блок пространства-времени, в котором заключена вся физическая реальность – ее прошлое, настоящее и будущее. По отношению к пространству-времени ничто не движется. То, что называют «моментами», – это определенные слои пространства-времени, и когда содержание этих слоев отличается друг от друга, это называют переменой или движением в пространстве. Вселенная с открытым будущим представляется расширяющимся блоком пространства-времени, где имеет место «разрастающееся время». Блоковая Вселенная статична, это статичная картина мира, в то время как сам процесс становления – динамичен. С этой точки зрения, ход времени – это фундаментальная, а не переменная характеристика космоса.

Источник: Бэкмология

пятница, 1 марта 2019 г.

О материальном и идеальном. Часть 1





Эта публикация вкратце объясняет, почему мы живем в VUCA-мире.

Идеальное определяется как противоположность материального, непротяженность и невещественность; результат процесса идеализации: абстрактный объект, который не может быть дан в опыте, например идеальный газ, точка, абсолютно черное тело.

То, что идеальное нельзя пощупать, не является непреодолимым аргументом отсутствия идеального в физическом плане. Физика признает наличие скрытых параметров. От них зависит явление, определяемое измеримыми параметрами. Невозможность точно описать мир обусловлена именно скрытыми параметрами, причем их число может существенно превышать число измеримых параметров, а воспринимаются они только обобщенно в виде неких неформальных качеств.

Для удобства рассуждений разнесем идеальное и материальное по двум разным пространствам. Этот прием позволяет преодолевать трудности, связанные с непредставимостью идеального в материальном. К такому приему математики прибегают всякий раз, когда одно невозможно вывести через другое. Разнесение пространств должно упростить нам описание реальности, т.к. часть сложности мы заместили абстракцией разнесения.

Выделение идеального в отдельное пространство позволит нам заняться его строением, т.е. геометрией и топологией. Если раньше мы вынуждены были как-то представлять идеальное в материальном, то теперь у нас развязаны руки, и мы вольны создавать разнообразные модели идеального и его связи с материальным. Это, конечно, не означает, что построенные модели будет правомерно считать правдоподобными. Однако с ними можно экспериментировать и выявлять среди них более или менее адекватные. Выстраивание деятельности согласно модели обязательно обернется некоторыми результатами, и применяя к ним критерии оценки эффективности, можно будет сказать, насколько модель оказалась полезной. Такой подход находится в полном соответствии с научной методологией. Так что никаких запретных (крамольных) действий мы не совершаем. Если модель окажется эффективной, это не значит, что выделение идеального пространства было оправданным. Это означает лишь то, что построенная модель какое-то время будет иметь большое прикладное значение.

Важнейшим следствием наличия идеального пространства есть запрет на наличие идеального  в вычислительной машине. Для представления в компьютере идеальное сначала надо закодировать. Таким образом, язык выступает в качестве посредника между идеальным и материальным, а человек играет роль актуализатора этого посредника. Материальное не порождает языка, оно лишь воспринимает язык. Источник языка – идеальное.

Отсюда следует, что вещество должно понимать команды (инструкции). Свойство любого материального объекта – по сигналу изменять свое состояние. При взаимодействии объекты обмениваются сигналами и изменяют свои состояния.

Чтобы разобраться в разделении материального и идеального, надо обратиться к их структурам. Как известно, материальное представлено взаимодействием объектов, описываемым иерархией частицы – атомы – молекулы – макромолекулы – органеллы – клетки – ткани – организмы и т.п. То есть из микрообъектов строятся ансамбли, которые являются строительным материалом для построения более крупных ансамблей и т.д. Связь объектов обеспечиваются их общими элементами, а также силами притяжения, что в конечном счете выражается в общих процессах.

Идеальное представляет собой структуры памяти вселенной и, в частности, включает четырехмерный блок пространства-времени, в котором заключена вся физическая реальность – ее прошлое, настоящее и будущее. По отношению к пространству-времени ничто не движется. То, что называют «моментами», – это определенные слои пространства-времени, и когда содержание этих слоев отличается друг от друга, это называют переменой или движением в пространстве.

Материальное в отличие от идеального базируется в трехмерном пространстве. У него есть только настоящее текущих взаимодействий.

Таким образом, у Вселенной имеются две качественные стороны: память, представленная идеальным, и взаимодействия, представленные материальным. Функциональная миссия Мироздания состоит в том, чтобы содержать, воспроизводить и удерживать силы, обычно называемые «законами природы». В сущности «законы природы» являются продуктом непрерывного процесса, идущего на стороне физического памятования и его непосредственного отражения в поле видимого пространства. Это законы живого, того самого, что мы называем Вселенной. Память и взаимодействия – ее алгоритм.

Теперь, разделив Мироздание на два пространства, одно из которых – идеальное – существенно больше по объему и сложнее по функциональности, нежели материальное, можно заниматься описанием явлений реальности. Главным отличием таких описаний от традиционных является четкое разделение в них сфер идеального и материального. При данном подходе нет нужды нагружать материальное несвойственными ему качествами.

То, что мы называем «идеальное», может быть темной материей, «струнами» или чем угодно, где сосредоточены функции более глубоких, невидимых физических процессов.

Нам неизвестна структура идеального, опыты могут проводиться только над материальным. Но по динамике структур материального можно косвенно судить о механизмах идеального.

Философия склоняется к точке зрения, что идеальное управляет материальным, можно сказать, в материальном актуализируется потенциал идеального. Актуализация потенциала необходима для проверки его жизнеспособности. Материальное есть площадка для проверки реализуемости потенциала идеального.

В самих идеях не может быть проблем. Проблемы могут появляться только при реализации идей. Поэтому постоянная проблемность – характерная особенность материального. Каждая жизнь есть череда решения задач. Проблемность неустранима, т.к. за решением одной задачи обязательно следует постановка новой задачи.

Под эволюцией понимается процесс последовательного развертывания потенциала. На каждом этапе эволюции в материальном реализуются структуры, способные развертывать следующий потенциальный план. Будут ли они реализованы, далеко не факт. Это и есть VUCA-мир.