Бэкмология – искусство нахождения простоты. Это методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


четверг, 21 марта 2019 г.

Тезисы для тех, кто хочет стать счастливым




Нам неизвестно, как устроен мир, в котором мы живем. Это единственная известная нам абсолютная истина.

Все наши научные и практические знания – это представления об устройстве мира. Они поддерживают нашу жизнеспособность, и поэтому мы считаем их правдоподобными. Но нет никаких оснований полагать, что в этих знаниях есть хоть самая малая толика от описания истинной картины мира.

Как же так? Мы научились управлять Природой, совершенно ничего о ней не зная? Возможно ли такое?

Да, возможно, и это наша объективная реальность.

Мы не управляем миром как таковым, мы управляем нашими представлениями о мире. Мир дан нам в представлениях. Представления и есть наш мир. За этой банальной фразой скрывается огромный смысловой пласт.

Мир самодостаточен. В нем есть все необходимое для поддержания себя. Если что-то создается, это оправданно и ему суждено существовать и бороться за это. Мы являемся производной мира, настроены под «правила игры» в физическом мире, наше существование не определяет бытие, но мы определяем свое существование. Это первое априорное знание.

Мы полагаем, что мир – это единство материального (физического) и идеального. Придерживаться концепции о самодостаточности физического мира – это примерно то же самое, что всерьез утверждать, будто причины мигания пикселей на мониторе (да ведь как согласованно мигают: картинки нас завораживают!) находятся в самих пикселях или, по крайней мере, где-то между ними – но там же, на экране монитора. Ясно, что при таком нелепом подходе в попытках объяснить причины этих дивных картинок неизбежно придется плодить иллюзорные сущности. Ложь будет порождать новую ложь, и т.д. Причем подтверждения этого потока лжи будут, казалось бы, налицо – ведь пиксели, как ни крути, мигают! Самодостаточность невозможна без идеального – программного обеспечения физического.

С учетом сказанного о самодостаточности представим себе трехмерный экран, на котором отображено множество разных объектов. Эти объекты устроены так, что могут видеть друг друга и оказывать воздействие на свое состояние и состояния других объектов. То есть на самом деле экран даже не трехмерный, а, как минимум, пятимерный. Другие измерения нужны для придания объектам динамики (жизни).


Экран вполне самодостаточен в том смысле, что происходящее на нем не требует постороннего вмешательства. Объекты изначально знают, как себя вести, и этого знания им вполне достаточно, чтобы устраивать свою жизнь. При этом они изучают поведение друг друга и собственное поведение, чтобы продлевать время своей жизни. Все системы любого уровня развития не хотят погибать, а хотят выжить.

Рано или поздно у объектов появляется вопрос: откуда взялось все происходящее? Объект не видит самого экрана и того, что заставляет этот экран «светиться», т.к. является его частью. Находясь внутри ящика, нельзя видеть внешние стенки ящика, как, впрочем, и нельзя достоверно знать, существует ли сам ящик. Если мы узнаем, что находится за пределами видимого, мы познаем мир. Это второе априорное знание.

Мы видим, чтобы изучать, а изучаем, чтобы рассуждать о том, что не видим. И в рассуждениях мы выходим за пределы (границы) видимого. Это третье априорное знание.

Раскладывая вещество на молекулы и атомы, мы не выходим за пределы реальности – материального (видимого и познаваемого мира, у которого нет видимых границ). Но абстрактные теории мы создаем за пределами реальности – в идеальном. Правда, видеть внешние стенки ящика мира теории нам не позволяют.

Выходя за пределы реальности, мы создаем правила, как должна быть устроена реальность. Наши предписания всегда исполняются, ибо мы не в состоянии помыслить невозможное к исполнению. Иными словами, наше воображение имеет свои пределы, не выходящие за пределы мира. Мы неспособны вообразить невозможное, как бы ни напрягались, и тысячью различных способов описываем то, что является возможным. А все непригодные для реальности фантазии сбываются лишь в нашей голове. Фантазирование – важный инструмент, оно помогает нам помыслить пределы реальности.

Мы зациклены на своей реальности: реальность обслуживает нас, а мы обслуживаем ее. Это четвертое априорное знание.

Отсюда можно сделать важный вывод. Нам мало интересно, существует ли «ящик», мы думаем о нем только потому, чтобы у нас были богатые фантазии, которые нам нужны, чтобы придумывать все новые и новые способы описания реальности.

Нам неизвестно, как устроен мир, в котором мы живем. Но нам и не нужно это знать. Все наши потребности ограничены реальностью. Мы реализуем свои потребности, выходя за пределы реальности и далее давая ей предписания.

Потребностей нет у объектов, которые не выходят за пределы реальности. (Но существуют ли такие объекты?)

За предписанием всегда стоит описание. Потребность порождает описание того, что нужно сделать, а описание позволяет сформулировать предписание. Без описания нет предписания.

Таким образом, все наши научные и практические знания – это описания реальности, в отношении которой мы наделены потребностями. Мы являемся частью реальности, а потому наши потребности всегда адекватны в отношении нее. Какими бы ни были наши описания, они обусловлены реальностью и обуславливают реальность.

В 1914 году В. Маяковский написал стихотворение «Послушайте!»:

Послушайте!
Ведь, если звезды зажигают –
значит – это кому-нибудь нужно?
Значит – кто-то хочет, чтобы они были?

Эти строки образно передают смысл вышесказанного. Мы ставим эксперименты, чтобы сформулировать новые описания, которые станут предписаниями. Все наши исследования – это по сути исследования наших описаний.

Описание нельзя описать, можно только дать иное описание. Это означает, что у описания нет ценности. Ценность есть у того, что может быть описано. Поэтому мы стремимся к владению материальными вещами – того, что подлежит описанию.

Так называемы духовные ценности – это фантазия. Сами мысли (идеи) не имеют никакой ценности. Имеет ценность только то, что они описывают. Иными словами, без материального идеальное не актуально. Так, авторское право, никогда не реализованное, не представляет никакого интереса.

Не всякое описание ведет к предписанию. Потребности порождают конфликт интересов. Так, разные субъекты могут желать получить одну вещь. В такой ситуации они станут мешать друг другу, и вещь в итоге получит тот, кто окажется сильнее – сумет подавить своего конкурента. Поэтому наши желания не всегда совпадают с нашими возможностями. Это и означает, что не всякое описание ведет к предписанию.

Таким образом, реальность – всегда игра, в которой побеждает сильнейший. Физическая сила должна дополняться умением принуждать окружающих выполнять предписания. Такое умение нередко строится на обмане (предоставляется неверное описание).

Ложное описание – норма. Во-первых, в связи с конкуренцией даются фиктивные описания. Во-вторых, по мере увеличения количества описаний предпринимаются попытки создавать обобщенные описания. Такие описания нередко вводят в заблуждение, т.к. не являются полными. В-третьих, нередко выдают фантазию за описание. В-четвертых, в процессе коммуникации (передачи информации) описание может исказиться. Имеются и другие причины.


Комментариев нет:

Отправка комментария