Бэкмология – искусство нахождения простоты. Это методология укрепления психики и контроллинга психической деятельности. Суть методологии состоит в корректировке мировоззрения и жизненных установок, гармонизации внутреннего мира человека, достижении открытости ума. В ее состав входят модели преодоления неопределенности, паттерны успешного поведения, сбалансированный инструментарий поддержки принятия и реализации решений.

Бэкмология включает более десяти пособий. К ним относится книга «Создание решений для деловых проблем», которое описывает строгий, детализированный и очень человечный процесс решения неструктурированных деловых проблем, пособие «Защита собственной психики» – полное руководство по приемам психологического воздействия (атака, давление, манипуляция, обман, блеф, зомбирование и др.) и техникам эффективной защиты от него. Также Бэкмология представлена методиками рациоконтроллинга и психоконтроллинга.


Те, у кого есть свой бизнес, могут начать знакомство с Бэкмологией с сессии «Улучшение продаж». Это честная профессиональная работа, ориентированная на результат.


вторник, 8 октября 2019 г.

Мировоззрение и раса


Проблема мировоззрения, его генезиса и формирования является одной из ключевых в философии. Однако само мировоззрение, как явление духовной жизни человека, возникло раньше философии, ибо присутствовало еще у представителей первобытнообщинных племен, не имевших ни государственно-политической организации, ни официальной идеологии, ни узаконенных массовых религиозных и этических норм поведения. Исследуя сохранившиеся следы наскальной живописи и иные археологические остатки самой примитивной материальной культуры, можно со всей наглядностью убедиться в том, что мировоззрение, как устойчивая система взглядов было присуще человеку на самых ранних ступенях его эволюционного развития. Отсюда закономерно вытекает, что мировоззрение как форма умственной и психической деятельности своими корнями уходит в архаический, сугубо биологический пласт возникновения человека как такового, когда о сформировавшейся социальной системе отношений еще не могло быть и речи.

Таким образом мировоззрение несводимо к философии. Оно шире ее, ибо мировоззрение включает в себя и не философские системы взглядов, такие, например, как мифологические, религиозные и стереотипно-стихийные, возникшие под воздействием средств массовой информации. В современном обществе можно сплошь и рядом наблюдать ситуацию, в которой человек, не обладающий философской культурой, тем не менее является носителем устойчивой системы мировоззренческих взглядов. Новейшие исследования в области высшей нервной деятельности, равно как и простой повседневный опыт, свидетельствуют о том, что выработка человеком мировоззренческой позиции связана с самыми древними в эволюционном плане центрами коры головного мозга.

Если в начале XIX века понятие мировоззрения благодаря творчеству таких философов-идеалистов, как Кант и Гегель трактовалось в сугубо индивидуалистическом плане, но бурный подъем науки изменил положение дел. Развитие медицины, биологии, психологии и антропологии подвело естественнонаучный фундамент под эту философскую категорию. В последнем издании «Философского словаря» под редакцией Г. Шмидта, выпущенном в 2003 году, дается такая общеупотребительная формулировка термина: «Мировоззрение – совокупность результатов метафизического мышления и исследований, причем метафизика понимается как наука, которая объединяет в единое целое формы познания мира: во-первых, различные «естественные» виды мировоззрения, связываемые по традиции с эпохой, народом, расой; во-вторых, философию, стремящуюся к априорному знанию (т.е. знанию, не зависящему от количества индуктивных исследований) во всех областях, и в-третьих, результаты конкретных наук». Как мы видим из формулировки, приводимой авторитетным изданием, мировоззрение напрямую связывается с расой.

В свою очередь тот же «Философский словарь» толкует последнюю так: «Раса (Rasse) – в антропологии группа людей, в которой характерный внешний облик обусловлен общими наследственными конституционными признаками (окраска кожи, форма головы, форма лица и носа, форма и окраска волос, размеры тела и т.д.). В широком смысле понятия раса представляет собой форму, в которой характер человека находит выражение в его внешних признаках, в частности в форме головы и лица».

Простейший анализ этих философских категорий показывает, что они взаимосвязаны, так как мировоззрение сводится к форме познания мира, а раса представляет собой одну из форм мира, по внешним признакам которой можно судить о ее внутреннем сущностном содержании.

Крупнейший немецкий философ Вильгельм Дильтей (1833-1911) в одном из своих поздних и наиболее значительных сочинений «Типы мировоззрения и обнаружение их в метафизических системах» («Новые идеи в философии» Сборник первый. СПб., 1912) писал: «Мировоззрения развиваются при различных условиях. Климат, расы, нации, созданные историей и тем или другим государственным порядком, обусловленные временем деления на эпохи и века, в которые живут нации, оказывая влияние друг на друга, – вот специальные условия, влияющие на многообразие мировоззрений. Жизнь, возникающая при столь специальных условиях, оказывается весьма разнородной, и столь же разнороден и сам человек, создающий себе представление о жизни. Как на всем земном шаре живет бесчисленное множество форм живых существ, между которыми происходит постоянная борьба за существование и за простор для распространения, так и в мире людей развиваются различные формы мировоззрений, вступающие в борьбу между собой за власть над душой. Мировоззрения, содействующие пониманию жизни, ведущие к полезным целям, сохраняются в борьбе, вытесняя более слабые в этом отношении. Так происходит отбор мировоззрений. И в смене поколений жизнеспособные мировоззрения развиваются, становясь совершеннее. Как в многообразии органических живых существ сохраняется одна и та же структура, так и мировоззрения развиваются по одной и той же схеме».

Согласно Дильтею каждое мировоззрение в основе своей заключает систему идеалов и этических норм, а определяющей его стороной является не научно-познавательная, а ценностно-созерцательная, стирающая границы между наукой, искусством, религией и другими формами «жизненного опыта». То есть философия должна теснее смыкаться с антропологией, дополняя последнюю так, чтобы стать всеобъемлющей наукой о человеке.

По мнению другого корифея – немецкого философа Карла Ясперса (1883-1969), также занимавшегося разработкой данной проблемы, любое мировоззрение всегда представляет собой более или менее устойчивую систему взглядов, не берущуюся из ниоткуда одномоментно и не способную исчезнуть под воздействием неких внешних скоротечных условий. Именно поэтому любая форма мировоззрения обладает психологической спецификой его создателей и носителей. И не существует мировоззрения, свободного от особенностей человеческого материала, его исповедующего.

Мировоззрение – это квинтэссенция жизненного опыта, а также стратегия завоевания окружающего мира, определенной группой людей, имеющих общность происхождения и общие жизненные интересы.

Как справедливо писал Дильтей, «Последний корень мировоззрения – это жизнь. Не в мире, а в человеке философия должна искать внутреннюю связь своих познаний. Жизнь, переживаемую людьми, - вот, что желает понять современный человек. Когда-то пытались исходя из мира понимать жизнь. Но имеется только один путь: от понимания жизни – к миру».

Итак, мы видим, что в энциклопедической литературе, а также в трудах классиков философии присутствуют подтверждения обусловленности мировоззрения в том числе и расой. Раса и мировоззрение взаимосвязаны.

Одним из ключевых в философии является понятие «врожденные идеи», которое в «Философском словаре» Г. Шмидта трактуется как «представления и знания, которые не могут быть приобретены, поскольку не имеют отношения к чувственному миру». К их числу относятся и моральные ценности, а само понятие было впервые введено и обосновано Аристотелем в его этической доктрине.

Сегодня нам кажется вполне естественным и очевидным, что культурологи, обществоведы и представители средств массовой информации, ежедневно рассуждая о насущных проблемах, все время апеллируют к категории ценности, как некоей истине в последней инстанции. Но в действительности ценность как философская категория была обоснована сравнительно недавно, лишь в конце XIX века. Мало того, она не соотносилась тогда с некими абстракциями, напротив, ей придавалось сугубо биологическое толкование и в смысле расовой проблематики тоже. Известный французский психолог Теодюль Рибо (1839-1916) в своей книге «Логика чувств» (СПб, 1905) указывал: «Так как анализ ценностей приводит нас к самым общим и элементарным проявлениям психофизиологической жизни, то вполне естественно корень их искать в биологии. Верным объяснением является то, которое сводит ценности к родовым функциям жизненной деятельности, то есть к постоянному способу первичных элементов, к простейшим процессам; которое выводит понятие ценности из принципа органического самосохранения. Так как есть разница в организации между отдельными индивидуумами, то этим и объясняется несходство в оценке ценностей».

Развивая аристотелевскую систему врожденных идей рассуждал и немецкий философ Мориц Эйслер (1818-1890), подчеркивая, что «наша умственная деятельность не создает ценности, она только раскрывает перед нами уже существующие ценности, которые имеют биологические основания». Так же считал и известный французский философ Габриэль Тард (1843-1904), который специально разрабатывал «теорию ценностей»: «Ценность не существует вне нас, нашей субъективной жизни, так как каждая эмоция закреплена наследственностью».

По общему признанию первым, кто в новейшее время обосновал понятие «ценности», является немецкий философ и естествоиспытатель Рудольф Герман Лотце (1817-1881). Критическую науку о ценностях в русле неокантианства развил Вильгельм Виндельбанд (1848-1915), а Макс Шелер (1874-1928) создал феноменологическое направление в «теории ценностей». Они и заложили основы аксиологии – учения о ценностях.

Все эти ученые пришли к закономерному выводу, что ценности не берутся самопроизвольно из ниоткуда, но являются следствием закономерных органических процессов в живой природе и отражают всю совокупность многообразия бытия, проявляющегося в том числе и в расовых вариациях человеческого рода.

Сообразуясь со всем вышеизложенным, можно прийти к важнейшему умозаключению: констатация расовых различий, изучаемых методами биологических наук, неминуемо ведет к выработке системы ценностей, исследуемой методами аксиологии, а та в свою очередь формирует основы мировоззрения как философской системы.

Крупнейший немецкий философ-неокантианец Генрих Риккерт (1863-1936) одним из первых обосновал методологические различия между гуманитарными и естественными науками, а в одной из своих главных книг «Философия жизни» (Науки о природе и науки о культуре. М., 1998) подчеркивал: «Основы биологии играют большую, даже решающую роль не только в эмпирических, но также и в метафизических воззрениях на жизнь, не только в теоретической, но также и в практической части современного мировоззрения». Вообще же, по мнению Риккерта «становится необходимым биологизировать мировое целое, раз мировоззрение должно строиться на биологической основе».

Биологизация мировоззрения неминуемо приводит к созданию всеобъемлющей картины мира (Weltbild), основанной на системе ценностей. И именно Риккерт одним из первых подвел методологическую базу под формирование такого крупного философского направления, как биологизм (Biologismus), которое в «Философском словаре» Г. Шмидта трактуется как «мировоззрение, которое причину всей действительности, точно так же и духовного бытия, переносит в органическую жизнь и выводит нормы человеческого познания и поведения из биологических потребностей и законов. Следует обратить внимание на то, что даже и естественнонаучная картина мира с этой точки зрения определяется уже не только физикой и химией, а во все большей мере биологией».

Подлинную революцию в общественном сознании в сторону его биологизации и эмансипации от схоластических спекуляций совершил Чарльз Дарвин. Сам человек, согласно его учению, а следовательно, и самые глубинные структуры организации его психики, на которых в частности основывается и мировоззрение, подвержены действию общих законов, справедливых для всего органического мира. Человек не является исключением в живой природе и поэтому групповые вариации физических признаков, присущих различным расам, закономерно находят свое продолжение в признаках психических, а многообразие последних отражается в богатейшей палитре всех существующих мировоззрений. Как скучен и бесцветен был бы мир, хотя и населенный людьми разных рас, но придерживающихся одного и того же типа мировоззрения, не зависящего от амальгамы устойчивых наследственных различий, а сводимого к сиюминутным капризам социально-политической конъюнктуры. О всевозможных узнаваемых стилях в искусстве, религии и философии пришлось бы забыть раз и навсегда, ибо они хаотически искажались бы из поколения в поколение ангажированным меньшинством. Не существовало бы, пожалуй, самого ценного и исторически информативного достояния человечества, каковым является фольклор, явленный нам во всем многообразии проявлений жизнедеятельности расовых групп.

Именно в самой структуре мифа, возникшего вместе с той или иной расой, заключено ядро мировоззрения с закодированной в нем системой ценностей и отражающего совокупность потребностей биологического развития данной расы.

Значительные успехи в развитии естествознания, особенно стремительный рост антропологии, психологии, археологии и физиологии, все сильнее и сильнее оказывали воздействие на выработку мировоззренческих концепций. Старое представление о том, что все люди в принципе равны и обладают одинаковой конституцией разума, а, следовательно, могут в процессе обучения воспринять любое мировоззрение, стала отходить в прошлое как наивное и не согласующееся с фактами.

Помимо естественных наук, некоторые философские доктрины также подготавливали наведение мостов между типами мировоззрения и расовой проблемой.

Прежде всего следует вспомнить волюнтаризм (voluntarismus; от лат. Voluntas – «воля») – одно из направлений метафизики и психологии, которое с позиций психологии рассматривает не интеллект, а волю в качестве основной функции психической жизни, а в ракурсе метафизики как основной принцип.

Сам термин «волюнтаризм» принадлежит немецкому социологу Фердинанду Теннису (1855-1936), введенному им в 1883 году. Классическим представителем философии волюнтаризма является Артур Шопенгауэр, для которого воля – главный организующий принцип бытия. Впрочем, элементы волюнтаризма имелись еще в воззрениях стоиков, Августина, Дунса Скота.

Воля является одним из основных признаков расы, потому что стиль ее волеизъявления лучше всего проявляется именно в мировоззрении, которое и является универсальным средством выживания.

Данное направление было развито Фридрихом Ницше, который буквально во всем видел волю к власти. Эдуард фон Гартман (1842-1906), основатель «философии бессознательного», также полагал, что воля существует всюду и проявляет себя спонтанно и бессознательно.

Еще одно направление философии – Философия жизни – ставящее перед собой проблемы изучения смысла, цели и ценности жизни. Но если раса представляет собой форму жизни, явленную нам во всем многообразии физических и психических признаков, то, следовательно, философское осмысление ее многообразной сути закономерно относится к области компетенции данного направления. В свою очередь ключевой вопрос о ценности жизни неминуемо ведет к анализу любого конкретного мировоззрения. Таким образом, проблема взаимосвязи расы и мировоззрения имеет самое непосредственное отношение к философии жизни. Расовые элементы в мировоззрении явственно прослеживаются у Эмпедокла, Платона, Парацельса, немецких романтиков. В наиболее чистом виде оно обнаруживает себя впоследствии в трудах Шопенгауэра и Ницше. Позднее известный французский мыслитель Анри Бергсон (1859-1941) значительное место в процессе познания отвел интуиции, которая, по его мнению, является составной частью психотипа каждой расы. Он также сформулировал понятие «жизненного порыва», которое стало непременным атрибутом расовой философии.

В.И. Вернадский справедливо подчеркнул, что у различных общностей (народов и целых рас) существует разное отношение к одним и тем же проявлениям вечной красоты. В частности, он обращает наше внимание на различия основных шкал тонов в музыке. Так, в истории высоко развитой, но чуждой нам музыки китайцев и японцев отсутствуют два из семи основных тонов нашей музыкальной шкалы. Сложные музыкальные построения индусов и греков изменялись несколько раз, но каждый раз вместе с историческими изменениями расового состава Индии и древней Эллады. Точно так же и идеал красоты в произведениях греческой пластики создавался под влиянием строения тела представителей нордической и средиземноморской и переднеазиатской рас. «Совершенно то же самое мы можем и будем постоянно наблюдать и по отношению к системам и построениям, идеалам и концепциям религиозным и философским. Последователь какого-нибудь религиозного или философского учения не может требовать, чтобы, что считается им несомненным и неопровержимым, признавалось бы таким же и всяким другим человеком, искренно и неопровержимо относящимся к этим вопросам», – писал Вернадский.

Мировоззрение должно вырабатываться естественным способом и без принуждения со стороны. Народ, который в духовной жизни подчиняется руководству людей чуждой расы, не должен удивляться, что его культура со временем будет принимать все более чуждые и невыносимые для него формы, а государство, политический путь которого определяется людьми чуждой расы, не может ожидать, что они приведут его к силе и величию.

Искусство и язык – важнейшие носители проявления мировоззрения, поэтому дегенеративное искусство, равно как и язык чужой расы, подтачивают самый стержень жизнеспособности народа, так как разрушают эволюционно сложившуюся структуру его ценностей. Предать свой народ можно двумя способами: став орудием чужой пропаганды или путем осквернения расы и передачи наследственных дефектов. Причины исторического становления и исчезновения народов всегда биологические, все уникальное и духовное – только цветы и плоды, вырастающие на биологической основе.

Основа расового воззрения была и остается одна и та же: это не оценки других рас или народов иного расового состава, а трезвое познание разнородности рас самих по себе.

Вопрос о том, какая раса более, а какая менее ценная вообще не подлежит обсуждению, так как каждый человек принадлежит к какой-то из этих групп и поэтому неизбежно имеет субъективный, расово-обусловленный взгляд: он смотрит на мир через очки своего типа и для него его собственный тип представляется единственно возможным, поэтому он не может объективно оценивать другие расы. Иную оценку могла бы дать только нечеловеческая сила.